Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Анализ системы греческого расселения на Таманском полуострове в VI – первой четверти V вв. до н.э. Батасова Анжела Владимировна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Батасова Анжела Владимировна. Анализ системы греческого расселения на Таманском полуострове в VI – первой четверти V вв. до н.э.: диссертация ... кандидата Исторических наук: 07.00.06 / Батасова Анжела Владимировна;[Место защиты: ФГБУН Институт истории материальной культуры Российской академии наук], 2016

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. История изучения античных поселений Таманского полуострова . 19

1.1. Исследование античных древностей Таманского полуострова в XVIII – первой половине XIX вв. 19

1.2. Изучение античных древностей Таманского полуострова во второй половине XIX – начале XX вв . 25

1.3. Исследование античных поселений в период с 1917 по 1945 гг. 29

1.4. Исследования сельских поселений в конце 1940-х – 1980-х гг. 34

1.5. Изучение сельских памятников Таманского полуострова после 1990 г. и современный этап исследований 42

Глава 2. Методические принципы работы 53

2.1. Методика изучения систем расселения 53

2.2. Древнегреческий полис и принципы его территориальной организации 60

2.3. Некоторые аспекты греческой колонизации. Модели системы греческого расселения в Нижнем Побужье и на Европейском Боспоре 70

2.4. Греческая колонизация Таманского полуострова: модели территориального устройства и перспективы исследования 78

Глава 3. Выявление иерархической и пространственной структуры системы греческого расселения на Таманском полуострове в VI – первой четверти V вв. до н.э 92

3.1. Классификация поселений 92

3.1.1. Проблемы классификации поселений по данным археологических разведок 92

3.1.2. Классификация поселений 104

3.2. Пространственный анализ 112

3.2.1. Пространственный кластерный анализ 112

3.2.2. Построение гравитационной модели взаимодействия между поселениями 119

Глава 4. Освоение территории Таманского полуострова и формирование системы расселения 129

4.1. Анализ блоков расселения 129

4.2. Внутренняя структура блоков расселения 138

Заключение 181

Список сокращений и условных обозначений 187

Список литературы 189

Изучение античных древностей Таманского полуострова во второй половине XIX – начале XX вв

Сходной проблематике посвящен ряд статей А. А. Завойкина и Г. П. Гарбузова. Этими авторами были предприняты попытки многопланового исследования процесса освоения Таманского полуострова, динамики расселения греческих колонистов в VI–V вв. до н.э.2. В частности, ими были затронуты такие вопросы как: принципы определения факта существования поселения в конкретный хронологический период по данным, главным образом, разведок; синхронизация памятников, районирование территории исходя из различных вариаций ландшафтных признаков. Авторами была привлечена обширная источниковая база, учтены данные не только поселенческих памятников, но и некрополей. Однако, несмотря на значительность проделанной работы, ее результаты в большей степени акцентируют внимание на проблемности темы, ее неразработанности, выводы носят предварительный характер.

Значительное внимание в работах А. А. Завойкина и Г. П. Гарбузова уделяется проблемам районирования Таманского полуострова. Так, в публикации Г. П. Гарбузова была исследована зависимость расположения памятников от наиболее плодородных почвенных массивов3. Несмотря на то, что вся территория Таманского полуострова находится в зоне черноземов, наиболее плодородные почвы концентрируются в синклинальных долинах и несколько различаются по степени плодородности4. На основании анализа механического состава почв на Таманском полуострове Г. П. Гарбузовым была предложена схема его районирования и были выделены заселенные зоны, привязанные к определенным земельным массивам. Попытка районирования исследуемой территории, предпринятая в данной работе, несомненно, заслуживает внимания. Вместе с тем этот подход вызывает некоторые вопросы: во-первых, правомерно ли переносить характеристики современных почв на древние; во-вторых, сгенерированные в ходе анализа земельные массивы совпадают с синклинальными долинами, а значит параметр плодородности почв сильно коррелирует с рельефом полуострова.

Еще одним способом районирования данной территории являются предложенные в работе А. А. Завойкина и Г. П. Гарбузова ландшафтные единицы – однородные территории1. При этом, по мнению авторов, границы, определяемые по водоразделам, могут также являться границами освоенных сельских территорий, то есть вместе с тем и границами хоры отдельных полисов2. В указанной работе авторами выделяется 26 микрорегионов, которые сгруппированы в 9 зон первичного освоения. Предполагается, что эти однородные в ландшафтном отношении территориальные единицы в некоторой степени обуславливали развитие системы расселения и определяли вектор хозяйственной активности определенных поселений3.

Для оценки поселенческого потенциала различных частей Таманского полуострова Г. П. Гарбузовым было проанализировано размещение 259 античных поселений4. Размещение этих памятников сравнивалось с такими признаками природного окружения как рельеф местности (характеристики склонов), удаленность от берега, близость к элементам водосборной сети, почвенные признаки5. Полученная в результате картина расположения наиболее благоприятных для заселения частей Таманского полуострова, однако, не была соотнесена с картиной расселения на этих территориях в какой-либо конкретный период, вследствие чего не было сделано выводов о степени и характере влияния природных факторов на формирование системы расселения. В монографии А. А. Завойкина «Образование Боспорского государства»1 была представлена концепция образования системы расселения и ее развития, основывающаяся на результаты вышеуказанных исследований. Данная концепция будет подробно рассмотрена в одном из разделов диссертации. Отметим, однако, что наиболее существенными моментами в ней являются предположения о полицентричности заселения Таманского полуострова (наличии нескольких центров освоения вдоль береговой линии, не всегда связанных с локализованными городищами), а также о двух моделях колонизации.

Анализируя состояние изученности греческой системы расселения на Боспоре Киммерийском, можно отметить некоторые особенности. Несмотря на то, что уже более 200 лет территория Азиатского Боспора является предметом изучения историков и археологов, исследование системы греческого расселения на Таманском полуострове в архаическое и позднеархаическое время началось сравнительно недавно. Основная масса публикаций появилась после 1990-х гг., что обусловлено созданием к этому моменту археологической карты региона и началом систематических раскопок сельских поселений. В настоящее время этой теме посвящено значительное количество публикаций, в том числе обобщающие работы, однако некоторые ее аспекты требуют более пристального рассмотрения. В частности, насущным остается вопрос о классификации поселений, районировании Таманского полуострова и выделении зон первоначального освоения. Некоторые выводы, представленные в публикациях, носят гипотетический и предварительный характер и требуют либо проверки новыми данными, либо иного подхода к анализу имеющегося материала. Восполнение этих пробелов и разработка методических приемов работы с материалом, позволяющих проанализировать и выявить структуру системы греческого расселения, входит в задачи данного диссертационного исследования.

Некоторые аспекты греческой колонизации. Модели системы греческого расселения в Нижнем Побужье и на Европейском Боспоре

С вопросом становления полиса и специфики цивилизации античной Греции тесно связана проблема великой греческой колонизации VIII–VI вв. до н.э. В процессе выведения колоний оттачивались принципы полисной организации, что привело к формированию полиса в его классическом виде2. В то же время, в ходе адаптации полисной модели к различным природным, социально-экономическим условиям происходило складывание региональных особенностей ее функционирования.

К настоящему моменту количество публикаций, посвященных греческой колонизации чрезвычайно велико3. К числу затрагиваемых в них вопросов принадлежит анализ причин колонизации, ее хода, специфика освоения отдельных регионов и другие аспекты этого процесса. В наши задачи входит рассмотрение ограниченного круга тем, в частности, обзор причин колонизации, общей практики выведения колоний. Основное внимание будет уделено моделям территориальной организации, сложившимся в ходе освоения регионов Северного Причерноморья.

Уже в конце XIX в. сложились два основных взгляда на причины греческой колонизации – «торговая» и «аграрная» концепция. Первая основывалась на том, что главной причиной выведения колоний были торговые интересы крупных городов, вторая видела в качестве таковой нехватку земли (стенохорию)1. И та, и другая теория с различными вариациями присутствуют в современных исследованиях. Отметим, к примеру, точку зрения, выведение колоний могло происходить с целью поиска сырьевых баз для метрополии2. Причинами и поводами для колонизации также могли быть политическая борьба в метрополии (стасис)3, внешняя угроза, и даже ментальный склад гражданского населения полисов4. Отметим также, что причины и характер колонизации находят отражение в античных источниках. Так Платон в «Законах», говоря об основании государств, отмечает следующее: «Основание государств происходит не так легко, если оно не совершается наподобие отроений пчел; хорошо, когда единое племя выселяется из одной какой-то страны, если она тесна, причем друзья отделяются от друзей, или когда какие-нибудь другие подобные обстоятельства вынуждают этот род выселиться. Бывает, однако, что междоусобия заставляют какую-то малую часть граждан переселиться в другое место, а иногда и все граждане какого-нибудь государства бывают вынуждены бежать, наголову разбитые на войне» [Pl. Leg. IV. 708 b]1.

По всей видимости, однозначное решение вопроса о причинах колонизации не может быть определено, и в каждом конкретном случае могла действовать одна из вышеуказанных причин или их комплекс.

История выведения конкретных колоний позволяет составить представление об общепринятом порядке колонизации. Так, несмотря на то, что выселение части гражданского населения из полиса могло произойти в результате частной инициативы (примерами могут являться упомянутые в письменных источниках сюжеты, связанные с экспедицией Мильтиада в Херсонес Фракийский [Hdt. VI. 34-39]2 и Дориея в Северную Африку [Hdt. V. 42]3), в большинстве случаев основание новой колонии было публичным общеполисным мероприятием, оформлявшимся законодательно4. В сохранившихся надписях, посвященных этому событию, фиксировались следующие аспекты колонизационного процесса: решение о выведение колонии, практические распоряжения и выбор ойкиста – руководителя коллектива колонистов, статус колонии и характер взаимоотношений между ней и метрополией5. Вскоре после выбора ойкиста одной из важнейших задач было получение «благословения» оракула Аполлона в Дельфах или в Дидимах (для малоазийского региона)6.

По всей видимости, место для основания колонии было заранее известно, сведения о нем были получены в ходе предварительных разведок или, возможно, в результате торговых контактов7.

Проблемы классификации поселений по данным археологических разведок

В основу этого метода положен принцип организации пространства, согласно которому пространственные отношения между двумя случайными поселениями организованы таким образом, что объем возможных связей между ними прямо пропорционален количеству их населения и обратно пропорционален квадрату расстояния между ними. Это соотношение можно выразить следующей формулой: M1-2 = (P1 х P2 )/(D1-22) Где M1-2 – взаимодействие между двумя поселениями, P1 и P2 – численность населения в каждом из пунктов, а D1-2 – расстояние между поселениями. Для применения этой формулы необходимо определение нескольких параметров: соседних поселений, расстояний между ними и численности населения (или эквивалентного ему признака).

Для того, чтобы определить пары соседних поселений, были построены полигоны Тиссена2. Они представляют собой линии, проведенные через середины отрезков, соединяющие соседние поселения и определяют усредненные возможные конфигурации территории хозяйствования поселения. Таким образом, мы устанавливаем средние границы межу пунктами, которые являются вспомогательным инструментом анализа. В результате соседние поселения находятся в смежных полигонах. Всего было определено 196 пар соседних поселений3. Далее измерялись расстояния между этими поселениями. Показатели расстояния округлялись до целого, так как в цифровой модели поселения представлены в виде точек, что не соответствует реальности. Протяженность некоторых поселений достигает нескольких сотен метров, а общая площадь – десятки гектаров, что делает практически невозможным точное определение размеров и положения архаического поселения, а, следовательно, и точного расстояния между пунктами.

Что касается параметра «численности населения». Определение этой характеристики для археологических памятников, особенно на материалах разведок, является очень сложной задачей. В работе Г. Е. Афанасьева, где этот метод был использован для изучения системы расположения салтово-маяцких поселений, в качестве эквивалентной характеристики были использованы показатели площадей памятников1, т.е. чем больше площадь поселения, тем больше людей на нем проживало.

В нашем случае подобный ход невозможен, поскольку площадь античных памятников является суммарным признаком, складывающимся из площадей поселения в разные периоды его существования. Однако при классификации памятников, проделанной ранее, их площадь, наряду с признаками, характеризующими подъемный материал, была учтена. Полученные группы поселений соотносятся с их площадью, интенсивностью хозяйственной жизни и, как следствие, могут быть использованы в числителе предложенного математического выражения, то есть чем выше по статусу категория поселения, тем большим коэффициентом населенности это поселение обладает. Таким образом, для самой многочисленной группы небольших памятников, занимающих низшее место в иерархии поселений, был определен коэффициент 1; для второй группы (5 памятника) – 2; для группы самых ярких «сельских поселений» (8 памятников) – 3. Для городских памятников был определен коэффициент 4. Три памятника (Артющенко 1, Артющенко 2, Таманский 12), неучтенные в общей выборке и потому не отнесенные к какой-либо группе, получили также коэффициент 1 как наиболее вероятный. Далее по предложенной выше формуле для определенных выше 196 пар поселений были рассчитаны показатели гравитационной связи2. 2 Приложение II. Таблица 5. 123 В качестве примера приведем расчет гравитационной связи для поселений с одинаковыми и с разными коэффициентами. 1. Гравитационная связь между поселениями Береговой 4 (31) и городищем Патрей. Памятник Береговой 4 был отнесен ко второй группе по классификации поселений, поэтому ему присвоен коэффициент 2. Коэффициент городища Патрей – 4. Округленное расстояние между поселениями составляет около 4 км. В соответствии с формулой гравитационная связь в этом случае будет рассчитываться следующим образом: М1-2=(2 х 4)/42=0,5. 2. Аналогично будет рассчитываться гравитационная связь для поселений с одинаковым коэффициентом 1, расположенных также на расстоянии 4 км. М1-2=(1 х 1)/42=0,006. Таким образом, несмотря на равное расстояние между поселениями, значения гравитационной связи могут отличаться на порядок в зависимости от группы памятников по классификации поселений.

Как можно наблюдать из итоговой таблицы1, показатели гравитационной связи между парами поселений распределены неравномерно. Так в количестве пар поселений наблюдаются резкие скачки (количество пар поселений, соответствующее определенным значениям гравитационной связи, значительно превосходит количество пар, соответствующих соседним значениям). Они наблюдаются на следующих отметках: 0,06 (25 пар), 0,11 (30 пар), 0,25 (26 пар), 1 (42 пары).

Внутренняя структура блоков расселения

Также нам известно, что в третьей четверти VI в. до н.э. была основана Фанагория. Структура расселения вокруг этого города принципиально иная. Непосредственно связанные с этим полисом пункты расположены гораздо ближе. По всей видимости, в конце VI – V вв. до н.э. территория вокруг Фанагории заселена более компактно и плотно, по сравнению с соседними Кепами.

От Фанагории и Кеп равноудален памятник Соленый 3(90), на котором в ходе сбора подъемного материала были зафиксированы фрагменты керамики третьей четверти VI в. до н.э. Как уже отмечалось, согласно точке зрения Я. М. Паромова это поселение играло роль речного порта Фанагории. Имеющиеся в нашем распоряжении данные не противоречат этому предположению, однако более детальное представление о роли этого поселения и о времени его возникновения можно будет получить только в ходе будущих исследований этого одного из самых значительных памятников Таманского полуострова.

Исходя из вышесказанного, в центральной части полуострова фиксируются два принципа расселения. Первый – освоение максимально удаленных друг от друга зон. Второй – компактное расселение в заданных границах. Отталкиваясь от дат основания полисов Кепы и Фанагори, можно предложить следующую гипотезу: на момент основания Фанагории границы между основанными ранее поселениями были уже определены, в связи с чем новому полису пришлось их учитывать и расселяться в границах более компактной территории.. Юго-западная часть Таманского полуострова (блоки 8, 9). Самым ранним известным нам поселением в этой части полуострова является Гермонасса, основанная во второй четверти VI в. до н.э. Во второй-третьей четверти VI в. до н.э., было основано поселение Тамань 1(124). Можно предположить, что в первой половине VI в. до н.э. также появилось поселение Таманский 3(143). Не позднее второй половины этого столетия возникло поселение Волна 1(137). По всей видимости, в VI в. до н.э. были основаны такие поселения как Тамань 3(126), Виноградный 2(161), Таманский 4(144),

Таманский 5(145), Волна 2(138). Все эти поселения находятся довольно далеко от Гермонассы, частично занимают внутренние, удаленные от берега территории, и располагаются цепочкой по границам блоков 8 и 9. Скорее всего, как и в некоторых случаях, рассмотренных выше, эти пункты были опорными точками в ходе освоения земель. Освоение промежуточных пространств происходило, видимо, чуть позже. Направление дальнейшего расселения диктовалось рельефом, что подтверждается как направлением дорог, так и конфигурациями зон расселения. Также отметим очень высокую плотность заселения этих блоков, несмотря на то, что в процентном отношении наиболее благоприятные ландшафты составляют здесь меньший процент от их общей территории, по сравнению с другими зонами освоения.

Восточная часть Таманского полуострова (блок 10). Для этого блока характерно отсутствие какой-либо упорядоченной внутренней структуры, отсутствие центра. Среди немногочисленных разрозненных поселений этого блока выделяются такие памятники как Стрелка 2(210), Старотитаровская 5(193), некоторые поселения, расположенные по берегам лимана Цокур и Кизилташского лимана. При этом берега Ахтанизовского лимана практически полностью не освоены (вероятность того, что расположенные здесь поселения основаны в VI в. до н.э. по имеющимся у нас данным минимальна). Вместе с тем, на основании сведений о древних дорогах, даже самые удаленные одиночные поселения были включены в инфраструктуру полуострова, что могло произойти в самом конце интересующего нас времени или несколько позже.

Скорее всего, в данном случае мы можем наблюдать ситуацию, когда те или иные причины препятствовали активному освоению этой территории, несмотря на наличие отдельных ранних поселений. Эти эффекты оказывали меньшее влияние в южной части блока, в районе лиманов Цокур и Кизилташ, и, вероятно, очень сильное в районе Ахтанизовского лимана. Маловероятно, что таковыми причинами являлись ландшафтные характеристики блока. Как показывает сравнительный анализ, наиболее благоприятные для заселения территории составляют здесь не меньший процент, чем в густонаселенных блоках. Современные представления о палеогеографии региона также представляют эту территорию как вполне доступную для освоения. Решение проблемы отсутствия интереса греческих колонистов к берегам Ахтанизовского лимана, по всей видимости, следует искать в политических или социально-экономических особенностей ситуации (например, в особенностях взаимоотношений греческих переселенцев и местного населения). Вместе с тем, не исключено, что дальнейшие работы на этой территории предоставят новые материалы, которые будут способствовать разрешению этого вопроса.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что почти в каждом блоке фиксируется сходная стратегия расселении. Самые ранние крупные поселения расположены в разных частях Таманского полуострова. В ходе вторичной колонизации сперва осваивались самые удаленные от центра территории. Выведенные поселения становились опорными пунктами. В дальнейшем происходило заселение промежуточных зон. Исключением является зона вокруг Фанагории, а также блок 10.

В некоторых случаях можно обозначить иерархическую структуру, включающая в себя города, поселения первого, второго и третьего уровней, пространственные отношения между которыми упорядочены

Отсутствие иерархической структуры в блоке расселения 10 вызвано факторами, препятствовавшими расширению зон поселений, основанных в VI в. до н.э. Основательное заселение этой территории, по всей видимости, пришлось на более позднее время.