Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Результаты изучения археологических памятников Алтая (вторая половина 1940-х гг. – конец 1970-х гг.) Паршикова Татьяна Сергеевна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Паршикова Татьяна Сергеевна. Результаты изучения археологических памятников Алтая (вторая половина 1940-х гг. – конец 1970-х гг.): диссертация ... кандидата Исторических наук: 07.00.06 / Паршикова Татьяна Сергеевна;[Место защиты: ФГБОУ ВО Алтайский государственный университет], 2016.- 374 с.

Содержание к диссертации

Введение

Глава I. Организация и проведение археологических исследований на Алтае во второй половине 1940-х гг. и в 1950-е гг 20

1.1. Археологические исследования М.П. Грязнова 20

1.2. Изучение памятников археологии экспедициями под руководством С.И. Руденко 36

1.3. Работы представителей местных учреждений 55

Глава II. Профессиональные и краеведческие исследования памятников археологии Алтая в 1960-е гг 80

2.1. Результаты работ Южно-Алтайской экспедиции Государственного Эрмитажа под руководством С.С. Сорокина 80

2.2. Изучение археологии Алтая сотрудниками Академии наук СССР 88

2.3. Проведение исследований краевыми учреждениями образования и культуры 112

Глава III. Результаты поиска и изучения археологических объектов в 1970-е гг. 134

3.1. Итоги работ местных исследователей 134

3.2. Деятельность сотрудников научных организаций Сибири по изучению археологических памятников Алтая . 147

3.3. Работы экспедиций центральных исследовательских учреждений на Алтае в 1970-е гг. 158

Заключение 174

Список источников и использованной литературы 181

Список сокращений 261

Введение к работе

Актуальность темы. В настоящее время различным аспектам
истории археологии посвящен ряд специальных исследований,
проводятся тематические конференции и семинары (История
археологии: личности и школы…, 2011; Евразийский археолого-
историографический сборник…, 2012; История археологии: границы
и принципы субдисциплины…, 2013; Ученые и идеи: страницы
истории археологического знания…, 2015; и др.). Анализу

подвергаются системы функционирования научных и учебных учреждений; организация сбора, обработки, интерпретации и хранения материалов; охрана памятников; методика, методология и теоретические позиции ученых; биографии исследователей и др. История археологии является отдельной областью исследований в рамках специальности 07.00.06 «Археология» (п. 11 в паспорте специальности ВАК). Особое внимание уделяется выявлению особенностей развития региональной науки, в частности, специфике проведения исследований памятников Алтая.

В результате полевых работ во второй половине 1940-х гг. -
конце 1970-х гг. по изучению историко-культурных объектов Алтая
был получен существенный объем уникальных материалов,

обобщение и интерпретация которых продолжается до сих пор.
Коллекции артефактов и документация о раскопках алтайских
комплексов хранятся в музеях и архивах различных регионов России
и за рубежом. Значительная часть материалов до сих пор не введена в
научный оборот. Фрагментарна информация о деятельности

археологов и методике проведения раскопок в указанный период времени.

Сбор и изучение данных, которые содержатся в музеях и архивах,
их систематизация с учетом современных раскопок и публикаций
обеспечивают получение качественно новых сведений. Без

проведения такого обобщающего исследования невозможно

адекватно оценить процесс и результаты развития археологии Алтая во второй половине XX века. Все указанное определяет актуальность обозначенной темы.

Объектом исследования является региональная археология,

отражающая процесс развития археологических изысканий в рамках деятельности отдельных учреждений, организаций и специалистов, занимавшихся изучением памятников Алтая.

Предметом выступают результаты проведенных исследований в
виде открытых и изученных археологических комплексов,

сформировавших источниковую базу для культурно-хронологических и этнокультурных построений.

Цель работы – выявление и систематизация сведений об особенностях и результатах развития региональной археологии (на примере Алтая) во второй половине 1940-х гг. – конце 1970-х гг., оценка деятельности исследователей и организаций, а также комплексный анализ зафиксированных находок и объектов.

Для ее выполнения поставлены следующие задачи:

  1. Дать характеристику содержания и результатов работ различных организаций и учреждений в области изучения археологических памятников Алтая во второй половине 1940-х гг. - конце 1970-х гг.

  2. Определить вклад местных исследователей в процесс развития археологии в регионе, формирование археологических коллекций музеев и популяризации археологического знания.

3. Охарактеризовать направления и тематику проводимых
археологических изысканий.

4. Осветить деятельность отдельных ученых-археологов,
проводивших исследования на Алтае, их вклад в изучение и
становление региональной археологии.

Территориальные рамки работы согласно современному

административно-географическому районированию охватывают

Алтайский край и Республику Алтай, географически включающие лесостепную ландшафтную зону Алтайского Приобья (Лесостепной Алтай) и Горный Алтай.

Алтайский край был образован постановлением ЦИК СССР 28
сентября 1937 г. с центром в г. Барнауле. К концу Великой
Отечественной войны в его составе находились 65 районов и Ойротская
(с 1948 г. - Горно-Алтайская) автономная область (10 районов-
аймаков). При указании территории нахождения памятников
археологии и музеев в диссертации используются обозначения районов
края, существовавших в рассматриваемый период времени.

Хронологические рамки работы включают период со второй половины 1940-х гг. до конца 1970-х гг. Нижним рубежом в исследовании является 1946 г., когда в Алтайском крае возобновляются археологические изыскания, прерванные Великой Отечественной войной. Верхней хронологической границей стали 1970-е гг., а именно 1978 г. В этом году в РСФСР был принят Закон «Об охране и использовании памятников истории и культуры». Данное событие имело большое значение, поскольку для всех видов памятников (в том числе археологических) были выработаны новые требования охраны и использования, а также предусмотрена уголовная и административная ответственность за несоблюдение Закона. Кроме этого, 1978 г. стал

годом выпуска первых специалистов-археологов, подготовленных в
Алтайском государственном университете. Тогда же была создана
Лаборатория археологии, этнографии и истории Алтая АГУ. С
указанного времени развитие археологической науки в Алтайском крае
стало приобретать систематический характер и эффективные формы, а
изучение памятников вышло на качественно новый уровень.
Значительным образом возросло количество проводимых

экспедиционных исследований, а также публикаций, освещавших такую деятельность.

Степень разработанности и историография проблемы.

Характеризуя степень изученности темы, можно выделить несколько групп научных публикаций. Первая отражает работы общего характера, посвященные истории отечественной археологии интересующего нас периода (вторая половина 1940-х гг. – конец 1970-х гг.). Вторую группу составляют обзоры результатов археологического изучения Алтая. Третья группа включает научные труды, посвященные анализу материалов из алтайских комплексов, а также публикации, в которых содержатся идеи и концепции исследователей по отдельным историческим периодам региона.

Исследования по истории археологических изысканий на

различных территориях в настоящее время представляют собой вполне
самостоятельное научное направление. Анализ письменных и

вещественных источников позволяет наполнять содержанием

историческую канву развития археологической науки в России. В
течение последних десятилетий защищен ряд диссертаций,

посвященных отдельным вопросам истории археологии (см. обзор: Тихонов, 2011). Среди обобщающих монографических работ и учебных пособий следует выделить публикации, посвященные развитию археологии в нашей стране в целом (Генинг, 1982; Пряхин, 1986; Клейн, 1993; Сорокина, 2008; Свешникова, 2009; Платонова, 2010; и др.). В них дается представление об общей ситуации в области археологических исследований в нашей стране на различных этапах. В большинстве изданий затрагиваются вопросы развития науки в дореволюционный период и первые десятилетия советской власти. Та же ситуация прослеживается в работах более частного характера, например, по истории археологии Сибири или отдельных регионов (Мартынов, 1983; Ковешникова, 1992; Китова, 2007, 2014; Молодин, 2009, 2015; Матющенко, 2009; Длужневская, 2011; Захарова, 2015; и др.).

Часть исследований посвящена изучению биографий археологов, а
также анализу процессов становления и развития крупных

археологических научных центов (Конопацкий, 1987, 2001; Тихонов, 2003; Дэвлет, 2004; Институт археологии…, 2006; Демин, 2008;

Кореняко, Кузьминых, 2011; Синицын, 2013; Академическая

археология…, 2014; Панина, 2015; и многие др.).

Различным аспектам истории археологических исследований на территории Алтая посвящен ряд изданий, в которых затрагиваются вопросы общего и частного характера (Демин, 1989; Жизненный путь…, 2004; Артюх, 2010; Тишкина, 2010; и др.).

Основная часть рассмотренных работ относится ко второй половине XX в., начиная с монографии А.П. Уманского (1959). В 1980–1990-е гг. усиливается интерес исследователей к истории археологических изысканий в Сибири (А.И. Мартынов, Ю.Г. Белокобыльский, В.И. Матющенко, Л.Ю. Китова и др.). Стремление к освещению истории открытия наиболее значимых памятников различных культурно-хронологических периодов в истории Алтая отличает ряд публикаций разного уровня (Уманский, 1969; Шуньков, 1987; Марсадолов, 1996; Кирюшин, Тишкин, 1997; Кунгуров, Цыро, 2006; Тишкин, 2007, 2009; и др.).

Несмотря на появление указанных работ, комплексное

исследование, раскрывающее процесс археологических исследований
на Алтае во второй половине XX в., до сих пор не предпринималось.
Нет ни одного обобщающего труда, который бы аккумулировал
достижения данного периода, ставшие фундаментом для научных
изысканий в последующее и в настоящее время. Детальное изучение
материалов раскопок на Алтае во второй половине 1940-х гг. - конце
1970-х гг. стало логическим продолжением уже имеющихся

исследований. Впервые представилась возможность рассмотреть
ретроспективу археологических изысканий на протяжении длительного
периода в крупном регионе Азиатской части России, используя
неизвестные сведения. Накопленный опыт в области изучения истории
археологической науки позволяет сделать вывод о том, что дальнейшие
перспективы связаны с обобщением всех имеющихся видов источников.
Особую важность представляют материалы, касающиеся

малоизученных периодов развития археологии России, в частности 1940-1970-х гг. Перспективными для изучения являются архивные собрания, в которых сконцентрированы ранее неизвестные сведения, касающиеся конкретных изысканий.

Методология и методы исследования. Методологическую основу
исследования составили общенаучные принципы познания: историзм,
объективность, системность. Принцип историзма и системный подход
дают возможность реконструировать исторические факты в их
временном, пространственном и социокультурном контексте

(Философский словарь, 1989). Принцип объективности позволяет полно и непредвзято использовать круг источников, отражающих спектр

взглядов как археологов XX вв., так и современных исследователей на теоретическую сущность этих взглядов.

При проведении исследования использовались общенаучные
методы познания (анализ и синтез, индукция и дедукция), а также
конкретно-исторические методы (сравнительно-исторический и

историко-генетический, биографический) (Ковальченко, 2003).

Большое значение имело применение биографического метода,
который позволяет не только рассматривать историю жизни и
деятельности ученого, но и дает возможность продемонстрировать то, в
каких условиях формировалась его личность (Мейлах, 1974;
Ярошевский, 1974). Сравнительно-исторический и историко-

генетический методы использовались при сравнении теоретических позиций отдельных отечественных археологов на проблемы археологии Алтая.

В работе реализован так называемый антикваристский подход, задачей которого является реконструкция исследовательских традиций прошлого (Маркова, 1996). Данный подход дает возможность избежать проблемы модернизации научного знания и восстановить картину прошлого в его внутренней целостности, что позволяет адекватно оценить уровень развития и достижения науки указанного периода (Тишкина, 2009).

Источниковая база исследования. Работа построена на основе
анализа археологических источников, музейных коллекций и архивных
материалов, в которых отражены результаты деятельности

исследователей при изучении памятников Алтая. В первую очередь, это
материалы фондов музеев и архивов, включающие в себя различные
неопубликованные материалы о результатах археологических

исследований в рассматриваемый период: сведения о древних артефактах, научные отчеты о разведках и раскопках, рукописи неизданных статей, отчеты музеев о проделанной работе, инструкции по учету и хранению музейных ценностей, протоколы заседаний краеведческих обществ, официальная и частная переписка, архивные биографические материалы, делопроизводственные документы и др.

Для выделения неопубликованных документов и ввода их в научный оборот была проведена работа с архивными источниками местных и центральных учреждений по истории археологических исследований на территории Алтая во второй половине 1940-х гг. – конце 1970-х гг. Изучены материалы из четырех фондов (83 дела) Государственного архива Алтайского края (КГКУ ГААК) (Ф. Р-288 ГУК «Алтайский государственный краеведческий музей», Ф. 1041 «Управление культуры исполкома Алтайского краевого совета народных депутатов», Ф. Р-1594 «Алтайское краевое отделение

Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры», Ф.
Р-1820 «Уманский Алексей Павлович, доктор исторических наук,
профессор Барнаульского государственного педагогического

университета»); Научного архива Института археологии РАН (НА ИА РАН) - 21 дело; Рукописного архива ИИМК РАН (РА ИИМК РАН) - 13 дел; Алтайского государственного краеведческого музея (АГКМ) - 23 дела; Бийского краеведческого музея им. В.В. Бианки (БКМ) (неатрибутированные документы), содержащие неизвестную ранее информацию, дополняющие общие известные сведения, уточняющие важные моменты о проведении научных изысканий на памятниках археологии Алтайского края.

Кроме того, в качестве источников использовались различные периодические, серийные, монографические издания середины XX – начала XXI вв., в которых содержится информация по обозначенной проблематике. Многие из них уже стали библиографической редкостью. Привлекались периодические издания, в которых опубликованы результаты исследований в области археологии на протяжении не одного десятка лет («Советская археология», «Краткие сообщения Института истории материальной культуры» («Краткие сообщения Института археологии»), «Археологические открытия» и др.).

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые
целостно представлен процесс развития археологии на Алтае во второй
половине 1940-х гг. – конце 1970-х гг., а также продемонстрирована
деятельность исследователей, внесших существенный вклад в изучение
древнейшей, древней и средневековой истории региона. В наиболее
развернутом виде впервые изложены результаты археологических
обследований и раскопок сотрудников местных организаций (А.П.
Уманского, Б.Х. Кадикова, Э.М. Медниковой, Б.И. Лапшина и др.).
Кроме того, изучена деятельность центральных научных учреждений по
проведению археологических исследований на Алтае. Раскрыта роль
столичных специалистов-археологов в развитии региональной

археологии. Работа с личными фондами способствовала выявлению определенного объема неизвестных ранее сведений.

Отдельным направлением стало отражение деятельности местных
организаций и учреждений в области археологии, материалы о которой
зачастую содержатся только в архивных данных. Особую важность
представляют сведения о деятельности музеев и вузов, касающиеся
вопросов выявления, изучения и сохранения исторического наследия.
Отражены ранее не освещавшиеся в литературе принципы

формирования ими археологических коллекций, формы сотрудничества
с профессиональными археологами. Продемонстрирована

археологическая составляющая в деятельности различных музеев региона.

Практическая значимость работы заключается в возможности
широкого использования значительного количества археологических
сведений, которые были получены во второй половине 1940-х гг. –
конце 1970-х гг. краеведами и учеными. Эти данные востребованы при
проведении обобщений в рамках реконструкции истории Алтая и
сопредельных территорий. Сведения о том, когда и в каких условиях
проводились исследования, увеличивают объективность

археологических источников. Отдельные полученные положения и
результаты необходимы при реализации учебного процесса в высших
учебных заведениях. Содержание исследования может быть

реализовано в виде спецкурса для студентов, магистрантов и аспирантов. Полученные материалы будут востребованы при создании разделов музейных экспозиций, посвященных истории развития и изучения региона.

Исследования по теме диссертации поддерживались грантом
Министерства образования и науки РФ (постановление №220),
полученного ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет»,
проект №2013-220-04-129 «Древнейшее заселение Сибири:

формирование и динамика культур на территории Северной Азии»; базовой частью государственного задания Министерства образования и науки Российской Федерации в сфере научной деятельности ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет», код проекта: 1006; грантом РНФ «Формирование и эволюция систем жизнеобеспечения у кочевых социумов Алтая и сопредельных территорий в поздней древности и средневековье: комплексная реконструкция», проект №16-18-10033.

Апробация исследования. Основные наработки по проблемам,
рассматриваемым в исследовании, представлены автором при

прочтении докладов и сообщений в период с 2011 по 2016 гг. на
международных, всероссийских и региональных конференциях,

проходивших в городах России (Барнауле, Владивостоке, Горно-
Алтайске, Казани, Кемерово, Красноярске, Новосибирске, Санкт-
Петербурге, Тобольске, Томске), а также за рубежом (Ховде
(Монголия), Хух-Хото (Китай)). Полученные результаты

продемонстрированы в 24 публикациях по теме диссертации общим объемом 10,95 п.л.

Изучение памятников археологии экспедициями под руководством С.И. Руденко

Источниковая база исследования. Работа построена на основе анализа археологических источников и архивных материалов, в которых отражены результаты деятельности исследователей по изучению памятников Алтая. В первую очередь, это материалы фондов различных музеев и архивов, включающие в себя различные неопубликованные материалы об археологических исследованиях в рассматриваемый период: сведения об археологических артефактах, научные отчеты о разведках и раскопках, рукописи неизданных статей, отчеты музеев о проделанной работе, инструкции по учету и хранению музейных ценностей, протоколы заседаний краеведческих обществ, официальная и частная переписка, архивные биографические материалы, делопроизводственные документы и др.

Для выделения неопубликованных документов и ввода их в научный оборот была проведена работа с архивными источниками местных и центральных учреждений по истории археологических исследований на территории Алтая во второй половине 1940-х гг. – конце 1970-х гг. Изучены материалы из четырех фондов (83 дела) Государственного архива Алтайского края (КГКУ ГААК) (Ф. Р-288 ГУК «Алтайский государственный краеведческий музей», Ф. 1041 «Управление культуры исполкома Алтайского краевого совета народных депутатов», Ф. Р-1594 «Алтайское краевое отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры», Ф. Р-1820 «Уманский Алексей Павлович, доктор исторических наук, профессор Барнаульского государственного педагогического университета»); Научного архива Института археологии РАН (НА ИА РАН) - 21 дело; Рукописного архива ИИМК РАН (РА ИИМК РАН) - 13 дел; Алтайского государственного краеведческого музея (АГКМ) - 23 дела; Бийского краеведческого музея им. В.В. Бианки (БКМ) (неатрибутированные документы), содержащие неизвестную ранее информацию, дополняющие общие известные сведения, уточняющие важные моменты о проведении научных изысканий на памятниках археологии Алтайского края. Необходимо отметить, что многие из документов впервые вводятся в научный оборот. Определенную трудность вызывает то, что в музейных фондах еще не завершена атрибуция документов в соответствии с архивными требованиями. Это осложняет их использование в качестве источников диссертационного исследования.

Изучение материалов личных фондов исследователей Алтая (М.П. Грязнова, С.И. Руденко, С.С. Сорокина, А.П. Уманского, А.П. Окладникова, Б.Х. Кадикова, В.Д. Кубарева и др.) позволило по-новому взглянуть на принципы, которых придерживались специалисты, выявить основные направления их взаимодействия в области раскопок объектов, а также в формировании научных взглядов и идей отдельных ученых.

Отдельным направлением работы стало обобщение материалов, касающихся изучения и охраны памятников археологического наследия на Алтае. В том числе, освещена деятельность Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) (КГКУ ГААК. Ф. Р-1594).

Кроме того, в качестве источников использовались различные периодические, серийные, монографические издания середины XX – начала XXI вв., в которых содержится информация по обозначенной проблематике. Многие из них уже стали библиографической редкостью. Привлекались периодические издания, в которых опубликованы результаты исследований в области археологии на протяжении не одного десятка лет («Советская археология», «Краткие сообщения Института истории материальной культуры» («Краткие сообщения Института археологии»), «Археологические открытия» и др.).

Изобразительные источники представлены многочисленными чертежами, планами, рисунками, фотографиями, негативами и др. Эти материалы получены в ходе работы с архивными фондами в КГКУ «Государственный архив Алтайского края», Алтайском государственном краеведческом музее, Бийском краеведческом музее, Научном архиве Института археологии РАН. Планы раскопов, погребений, чертежи являются составляющей частью полевой документации. Многие из них не нашли отражение в публикациях, однако позволяют сделать уточнения и дополнения к уже имеющимся сведениям.

Фотографии демонстрируют частные моменты организации и проведения раскопок, а также научных контактов ученых, работавших во второй половине 1940-х гг. - конце 1970-х гг. на Алтае. На них зафиксированы моменты, отражающие принципы и методы проведения исследований. Во многих отчетах сохранились фотографии с первоначальными видами памятников, полученными при раскопках вещами, процессами консервации и реставрации объектов и др. Эти материалы являются важным источником, позволяющим представить реалии, в которых трудились исследователи. Помимо перечисленных источников, при написании диссертационного исследования привлекались аудио- и видеоматериалы, представляющие несомненную ценность. Среди них аудиозапись беседы с М.П. Грязновым и М.Н. Комаровой о раскопках в Горном Алтае, предоставленная диссертанту учеником Михаила Петровича, к.и.н., с.н.с. ИИМК РАН Н.А. Боковенко; запись разговора А.А. Тишкина с А.П. Уманским, проведенного в формате интервью, в которой содержится много уточняющих комментариев о жизни Алексея Павловича. Воспоминания о С.И. Руденко и его экспедициях в Горный Алтай в рассказах В.М. Сунцовой записаны на трех аудиокассетах и хранятся в Государственном музее истории, литературы и культуры Алтая (ГМИЛИКА). Также уникальным является фильм (хроникально-документальный, в трех частях) на тему «Пазырыкские и Башадарские курганы, раскопки С.И. Руденко в 1949-1954 гг.».

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые целостно представлен процесс развития археологии на Алтае во второй половине 1940-х гг. – конце 1970-х гг., а также продемонстрирована деятельность исследователей, внесших существенный вклад в изучение древнейшей, древней и средневековой истории региона. В наиболее развернутом виде впервые изложены результаты археологических обследований и раскопок местных исследователей (А.П. Уманского, Б.Х. Кадикова, Э.М. Медниковой, Б.И. Лапшина). Кроме того, изучена деятельность центральных научных учреждений по организации археологического изучения Алтая. Раскрыта роль столичных специалистов-археологов в развитии региональной археологии. Работа с личными фондами способствовала выявлению определенного объема неизвестных ранее сведений.

Изучение археологии Алтая сотрудниками Академии наук СССР

Помимо исследований в урочище Ближние Елбаны на р. Оби, внесших существенный вклад в развитие археологических знаний, целенаправленные работы были сконцентрированы в Горном Алтае. Как уже отмечалось, изучением памятников данной части региона в 1920-е гг. занимался С.И. Руденко. Исследования на долгое время были прерваны в связи с репрессиями, коснувшимися ученого в 1930-е гг., и продолжены только в конце 1940-х гг. Главной задачей стало возобновление изучения «царских» курганов Алтая. Несмотря на то, что анализу археологических изысканий С.И. Руденко посвящен ни один десяток статей, разделов в монографиях, а также защищена диссертация, считаем невозможным не включить сведения о результатах его раскопок на Алтае в настоящую работу. Эти исследования не только открыли миру уникальные памятники, но также существенным образом повлияли на весь последующий процесс изучения археологических памятников региона. Кроме того, до настоящего времени продолжают появляться все новые сведения о деятельности ученого, его взглядах и теоретических воззрениях (Китова Л.Ю., 2011; 2015а; Киреев С.М., 2015; Марсадолов Л.С., 2015; Филиппова О.Г., 2015; и др.). Анализ и системное представление результатов работ С.И. Руденко на Алтае позволяет сделать выводы о том, какое значение имели эти исследования для развития археологии региона. Кроме того, полученные неизвестные ранее архивные сведениях демонстрирует, каким образом раскопки «царских» курганов Алтая в урочище Пазырык повлияли на памятникоохранительную деятельность в регионе.

Сергей Иванович Руденко (Приложение 1, рис. 3.1-3.2; Приложение 2, рис. 5-6) (1885-1969) - известный ученый, в сферу научных интересов которого входил целый комплекс различных дисциплин гуманитарного и естественнонаучного характера - археология, этнография, антропология, искусствоведение, география и гидрология. Научное наследие Сергея Ивановича включает 146 работ. В области археологии наиболее известными стали исследования, проведенные профессором по изучению скифской эпохи Горного Алтая. Раскопки Пазырыкских курганов принесли С.И. Руденко мировую известность (Долуханов П.М., 1970; Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., Шмидт О.Г., 2004, с. 9; Шмидт О.Г., 2006, с. 3; и др.).

После длительного перерыва в исследованиях, касающихся алтайских древностей, в 1944 г. Сергей Иванович возвращается к осмыслению материалов данной территории, издав статью, в которой он проанализировал перспективы дальнейшего изучения курганов в урочище Пазырык (Руденко С.И., 1944).

В 1947-1949 гг. экспедицией Института истории материальной культуры АН СССР и Государственного Эрмитажа под руководством С.И. Руденко осуществлялись раскопки курганов в урочище Пазырык (Приложение 2, рис. 3). В 1947 г. были продолжены работы на памятнике, начатые в 1929 г. Стал исследоваться объект №2 (Приложение 2, рис. 4). В 1948 г. полностью раскопаны второй, третий и четвертый курганы (НА ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. №206), а в 1949 г. - пятый и три малых (№6–8) (Приложение 2, рис. 11-12) (НА ИА РАН. Ф. 1. Р. 1. №336). В разные годы в работе Горно-Алтайской археологической экспедиции ИИМК и Государственного Эрмитажа (с 1948 г.) принимали участие В.О. Витт, А.А. Гаврилова, Л.Н. Гумилев, С.Н. Погодин, Н.М. Руденко, В.М. Сунцова и др. (Руденко С.И., 1952б, с. 8). В связи с отсутствием населенных пунктов в районе раскопок участники экспедиции размещалась в палатках и шалашах, покрытых корой. Продукты, экспедиционное снаряжение и сложное лабораторное оборудование были подвезены к месту раскопа на автомобиле (Руденко С.И., 1952б, с. 12) (Приложение 2, рис. 7-9). В задачи экспедиции входили не только археологические исследования, но и выяснение причин образования мерзлоты в алтайских курганах. С этой целью в экспедиции принимал участие специальный отряд Института мерзлотоведения им. Обручева АН СССР под руководством П.И. Колоскова в составе И.Я. Баранова, Г.А. Мышковской и Л.Г. Парамоновой (Руденко С.И., 1953, с. 5). Для решения данного вопроса в различных пунктах закладывались шурфы - рядом с курганом, в крыле, у края каменной наброски.

По заключению самого исследователя, курган №2, исследованный в 1947 г., мало отличался от раскопанного в 1929 г., за исключением некоторых деталей (Руденко С.И., 1948; 1949б).

Необычные условия, включавшие наличие в памятнике мерзлоты, требовали особых подходов к ведению раскопок. Оттаивание грунта осуществлялось под воздействием теплого летнего воздуха и солнечных лучей. Однако по мере углубления ко дну могильной ямы и приближения к захоронению лошадей и людей воздействие на таяние грунтов теплого воздуха и солнечной энергии становилось все меньше и меньше. Археологам приходилось использовать сначала горячую, а затем теплую воду для оттаивания льда в погребальной камере. Нагретая на кострах жидкость в течение дня вливались в промерзлую могилу, а после ее охлаждения вычерпывались. Подобный способ оттаивания льда в погребальных камерах с помощью воды применялся и в 1990-е гг. при раскопках курганов Алтая с мерзлотой на Укоке (Молодин В.И., 1996, с. 7; 2000а, с. 72).

Проведение исследований краевыми учреждениями образования и культуры

В 1960-е гг. на территории региона плановые и аварийные раскопки проводили местные археологи из музейных и вузовских центров. Летом 1960 г. АККМ организовал небольшую археологическую экспедицию из числа сотрудников (Т.А. Уманская, А.И. Ушаков, Н.С. Чичик и др.) под руководством А.П. Уманского в Родинский район Алтайского края для выявления и раскопок памятников археологии, оказавшихся в аварийном состоянии (Приложение 2, рис. 84-88). Были зафиксированы курганные группы в окрестностях сел Кочки, Каяушка, Степной Кучук, Солоновка, Воскресенка, Новотроицкое, Михайловка и др. На окраине с. Степной Кучук найдена развеваемая ветром неолитическая стоянка (сборы А.С. Цыбинова хранятся в Родинском краеведческом музее) (Уманский А.П., 1993б, с. 202–219). Раскопки производились на памятнике Кочки-1, а также у с. Михайловка и близ с. Степной Кучук.

Курганная группа Кочки-1 в большей части своей была распахана в ходе хозяйственного освоения земель. В 1960 г. исследовался один курган, в результате получены материалы (курильница, керамика, кости животных и человека, бронзовая проколка, железный нож), позволившие продатировать объект V–III вв. до н.э. (Уманский А.П., 1993б, с. 213).

У с. Михайловки раскапывались объекта, «…в обоих случаях погребений или каких-либо ям под насыпями не обнаружено» (Уманский А.П., 1993б, с. 206).

Исследование на памятнике Степной Кучук-I сводилось к раскопке двух уцелевших от распашки курганов. Обнаруженные захоронения и зафиксированный предметный комплекс, в который входили наконечники стрел, стремена и части удил, дали возможность А.П. Уманскому датировать материал XIII–XIV вв. Однако в настоящее время эти два объекта относятся исследователями к шадринцевскому этапу сросткинской культуры и определены 2-ой половиной X – 1-й половиной XI в. (Неверов С.В., Горбунов В.В., 2001, с. 176; Тишкин А.А., 2009, с. 18).

В 1961 г. А.П. Уманскому снова пришлось исследовать разрушенные местными жителями в ходе хозяйственных работ археологические объекты в с. Нижняя Суетка (Уманский А.П., 1995в-г). При рытье канавы обнаружен скелет человека и ряд предметов (Приложение 1, рис. 89-94). Материалы комплекса А.П. Уманский отнес к эпохе ранней бронзы (Уманский А.П., 1992; 1995г). В 1964 г. там же исследован ряд погребений (Уманский А.П., 1999б; Приложение 1, рис. 95-99).

В 1961 г. экспедиция АККМ продолжила аварийные раскопки памятников в урочище Раздумье, начатые в 1959 г. Каменским краеведческим музеем, которое включает высокий мыс с прилегающей местностью и находится в 5 км ниже с. Дресвянка (Каменский район Алтайского края), на правом берегу Оби. Было зафиксировано несколько памятников. В результате работ фонды АККМ пополнились материалами, которые ранее практически в них отсутствовали: орудия труда - пряслице, ножи, проколки; предметы быта - керамика разных форм и типов; украшения - серьги, бляшки и др.; материалы духовной культуры -алтарики-курильницы, фрагменты зеркала и др. (КГУ ГААК. Ф. 1041. Оп. 1. Д. 473. Л. 17–18; Уманский А.П., 1993г, с. 98).

В пункте Раздумье-I была произведена зачистка обрывистого берега. Обнаружено городище, расположенное на мысе, высота которого достигает 12–15 м. Внутренний вал был дополнен деревянным укрепление.

Вход (1,5 м) находился с северо-восточной стороны. Территория городища основательно повреждена в ходе хозяйственных работ. Культурный слой оказался разновременным, однако их стратиграфия нарушена. Сплошных раскопочных работ на городище не предпринималось, были заложены траншеи вдоль рва и валов, а также у входа. Производились зачистка обрушающегося берега и сборы подъемного материала (в основном керамика, кости, каменные орудия). Объект датирован концом I тыс. до н.э. (Уманский А.П., 1987, с. 84).

На Раздумье-IV и VI раскопаны пять курганов, датировка которых обозначена IV–I вв. до н.э. Материалы этой экспедиции ныне хранятся в АГКМ и Историко-краеведческом музее АлтГПУ (быв. БГПУ, БГПИ, Барнаул), за исключением нескольких золотых украшений, переданных в 1963 г. на хранение в Государственный Эрмитаж (Уманский А.П., 1993г, с. 83–99).

В 1965–1966 гг. уже экспедиция Барнаульского пединститута, где с сентября 1963 г. А.П. Уманский работал ассистентом-преподавателем кафедры истории, производила раскопки курганов на пунктах Раздумье-IV и V. Результаты работ освещены в ряде статей исследователя (Уманский А.П., 1987; Уманский А.П., 2001, с. 104–113). Были раскопаны восемь курганов в пункте Раздумье-IV и один – в Раздумье-V. Объекты Раздумья– IV А.П. Уманский (2001) отнес позже к выделенной им и В.А. Могильниковым каменской культуре (2-я половина I тыс. до н.э.).

Также в 1966 г. исследована группа средневековых могил. Антропологические материалы изучались томскими антропологами Н.С. Розовым и В.А. Дремовым. А.П. Уманский датировал все исследованные погребения XIII–XIV вв. Наиболее конкретно это относилось к могиле 8, о чем указывал автор раскопок в своей статье по результатам раскопок в урочище (Уманский А.П., 1987, с. 89, 91, 93), основываясь на анализе обнаруженного там предметного комплекса. А.А. Тишкин (2009, с. 18-19) в монографии по монгольскому времени указывает, что к обозначенному комплексу материалов ближе всего относятся могилы 9 и 10, в которых отсутствовал инвентарь, «…об этом свидетельствует схожесть внутримогильных конструкций, а также ориентация погребенных. Отсутствие инвентаря не дает возможности более точно определить время сооружения каждой из могил» (Тишкин А.А., 2009, с. 18–19).

Следует указать, что А.П. Уманский не исключал того, что на памятниках Раздумье-IV и VII имеются захоронения монгольского времени или объекты, которые датируются II тыс. н.э. (Уманский А.П., 1987, с. 98).

Раскопки в урочище Раздумье отмечены в профессионально деятельности А.П. Уманского эпизодом, связанным с отсутствием у него Открытого листа на проведение исследований (Инструкция…, 1963). Информация из газеты о раскопках памятников (Уманский А.П., 1965г) попала в Отдел полевых исследований ИА РАН. В мае 1962 г. последовала негативная реакция главного археологического органа контроля. Соответствующее письмо было адресовано в редакцию «Алтайской правды», а оттуда передано в крайисполком. А.П. Уманский в это время находился в археологической экспедиции в Кытманово, и по требованию начальства ему пришлось выехать в Барнаул, «извиняться и писать и просить» (Демин М.А., 2016, с. 202). В Институт археологии была направлена объяснительная записка, подписанная К.С. Владимирским (и.о. заместителя председателя крайисполкома). В письме подробно, но достаточно объективно сообщается о научно-методической квалификации и опыте работы исследователя в области археологии, его вкладе в охрану и изучение древних памятников края: «Тов. Уманский, не считаясь со временем и обстоятельствами, по первому сигналу о случайном обнаружении памятников археологии и непредумышленных разрушениях их при всякого рода хозяйственных работах выезжает в районы края. Во время многочисленных командировок по краю, а также с помощью актива краеведов, местных органов культуры тов. Уманский за последние годы выявил десятки новых, неизвестных ранее памятников археологии, а отдельные из них спас от гибели или разрушения». В записке подчеркивается аварийное состояние древностей урочища Раздумья и необходимость их спасения путем археологических раскопок. С позиций местной власти была высказана претензия, что не все археологи, работающие на Алтае, визируют свои Открытые листы в крайисполкоме, и было заявлено, что впредь работа таких экспедиций в крае будет пресекаться (КГКУ ГААК. Ф. Р-1820. Д. 95. Л. 28; Демин М.А., 2016, с. 202).

Деятельность сотрудников научных организаций Сибири по изучению археологических памятников Алтая

В 1972 г. на Узунтале были исследованы шесть курганов тюркской культуры. Д.Г. Савинов (1982, с. 118) обратил внимание, что раскопанные погребения относятся к различным этапам культуры, которую он обозначил как «Курайская». Опираясь на материалы могильников, Дмитрием Глебовичем были рассмотрены вопросы этнокультурной принадлежности памятников, а также общие проблемы датировки комплексов. Изучение материалов этих раскопок в значительной степени способствовало в последующие годы формированию позиции археолога по различным аспектам этнокультурной истории Саяно-Алтая в раннем средневековье.

В 1973 г. работы на Узунтале продолжались при участии ГорноАлтайского педагогического института, ГАОКМ и ГАНИИИЯЛ. В разных могильниках было вскрыто семь рядовых курганов V–III вв. (Савинов Д.Г., 1974, с. 220–221). Открыт и картографирован ряд «оленных» камней, других каменных изваяний, наскальных изображений. Д.Г. Савинов отметил факт нахождения в погребениях предметов, имеющих аналогии в памятниках хуннуского времени Забайкалья и в тесинских могилах Минусинской котловины (костяные пряжки с неподвижным язычком с симметрично расположенными круглыми отверстиями и прорезями для крепления; железные ножи с кольчатым навершием; отдельные фрагменты керамики; вотивная форма чеканов; железные удила и т.д.). Он высказал предположение, что, очевидно, население «…оставившее эти памятники, обладало культурой пазырыкского типа, но уже в период ее завершения, на грани «великого переселения народов» (Савинов Д.Г., 1974, с. 221; 1986, с. 10-13).

В 1970 г. на территории Алтайского края проводились разведочные работы в зоне строительства будущей Алейской оросительной системы. Первые исследования в соответствии с договором между «Ленгипроводхозом» и ЛО ИА АН СССР осуществил Я.А. Шер. Детально 163 была обследована зона затопления Гилевского водохранилища (60 кв. км), а также в зоне орошения на участке Веселый Яр - Поспелиха (НА ИИМК РАН. РА. Ф. 35. 1970. Д. 1. Л. 1). Результаты проведенных работ приведены следующим образом: «…Обозначены обследованные пункты и находки. 1. На галечном правом берегу р. Алей найдено два кремневых отщепа. Один в форме пластины, второй овальной формы. 2. На склоне террасы в отвале шурфа, пробитого геологами, найдена пластина из серого сланца со следами ретуши. 3. Группа из 12 курганов округлой формы с западинами по центру. Один из таких курганов, разрушенный дорогой, был зачищен нами. Контуры могильной ямы проследить не удалось. Здесь же обнаружено скопление кальцинированных костей, угли и сильно коррозированный железный наконечник стрелы (трехлопастной?) Радиоуглеродная дата: 1050±70 г. н.э.» (НА ИИМК РАН. Ф. 35. 1970. Д. 1. Л. 3). Далее приводится обширный список объектов, зафиксированных в ходе обследования. В заключении делаются выводы о целесообразности проведения раскопок территории двумя отрядами: для стационарных работ в зоне Гилевского водохранилища, а также у пос. Первомайского параллельным детальным обследованием зоны затопления.

Начало многолетних аварийных исследований в районе строительства Гилевского водохранилища на Верхнем Алее приходится на 1971 г. Возглавил масштабные археологические работы сотрудник ИА АН СССР Владислав Александрович Могильников (1972, с. 75–106) (Приложение 1, рис. 15; Приложение 1.1. Могильников В.А.).

В 1971 г. В.А. Могильниковым произведены разведки и раскопки на территории между с. Староалейское и д. Гилево Локтевского района (АГКМ. Архив. ОФ 13809/1-55. А-59-113). Основное внимание было сосредоточено на объектах, которым в ближайшее время угрожало разрушение в результате строительных работ и затопления. В ходе разведки экспедиция обнаружила более ста курганов, локализированных в нескольких группах. В 1971 г. в результате работ около створа Гилевской плотины раскопано 39 курганов эпохи средневековья (Гилево-VIII, IX) (Могильников В.А., 1972, с. 39). Разведочные работы выявили большую концентрацию памятников (Приложение 3.7).

В 1972 г. производились раскопки памятников и разведки на территории проектируемой Алейской оросительной системы. В зоне Гилевского водохранилища исследовались памятники эпохи бронзы и раннего средневековья. К эпохе бронзы относится курганный могильник в пункте Корболиха–I (Могильников В.А., Конников В.А., Лунев В.Б., Медникова Э.М., Отт В.В., Уманский А.П., Чагаева А.С., 1973, с. 229–230; АГКМ. Архив. ОФ 14298/1-32. А-415-437).

Выявлены три поселения андроновской культуры. На поселении Гилево-I представлен небольшой комплекс керамики «карасукского типа начала I тысячелетия до н.э.». Основная масса раскопанных курганов относилась к периоду раннего средневековья. Это курганные могильники в следующих пунктах: Гилево-XI, XII, XIII; Корболиха-II, III, IV. Характерно расположение курганов цепочкой, вытянутой с севера на юг. Насыпи курганов были сложены из земли и камней, у некоторых зафиксированы каменные ограды. Один курган содержал погребение с трупосожжением. Несколько выделяется курганная группа Гилево-XIII, где насчитывалось 16 небольших насыпей, сооруженных из земли с каменной наброской. Погребенные лежали в глубоких прямоугольных ямах головой на запад и восток. Инвентарь могильника представлен сосудами, удилами, фрагментами стремян, пряжками, бляхами от узды, а также украшениями, главным образом бронзовыми и серебряными бляхами с растительным орнаментом.