Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Институциональные условия неформальной занятости в современной России Ахмадеев Денис Рашидович

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Ахмадеев Денис Рашидович. Институциональные условия неформальной занятости в современной России: диссертация ... кандидата Экономических наук: 08.00.01 / Ахмадеев Денис Рашидович;[Место защиты: «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»].- Москва, 2016

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА 1 Основные теоретические подходы к анализу условий становления и развития неформальной занятости 16

1.1 Эволюция теоретических представлений о неформальной занятости 17

1.1.1 Ретроспективный обзор изучения неформального сектора 17

1.1.2 Сравнительный анализ основных концептуальных подходов к понятию неформальной экономики и неформальной занятости 23

1.2 Классификация неформальной занятости и причины ее возникновения и развития 33

1.2.1 Анализ различных классификаций неформальной занятости 33

1.2.2 Социально-экономические причины существования неформальной занятости 47

1.3 Методы оценки степени распространения неформальной экономики 54

1.3.1 Прямые методы оценки масштабов неформальной экономики 55

1.3.2 Косвенные методы оценки масштабов неформальной экономики 57

ГЛАВА 2 Институциональные условия развития неформальной занятости в процессе перехода от командной к рыночной экономике в России 65

2.1 Историческая преемственность неформальной занятости в современной России 66

2.1.1 Особенности функционирования отечественной экономики, обуславливающие предрасположенность к распространению неформальной занятости 66

2.1.2 Влияние неформальных отношений, сложившихся в СССР, на вектор развития неформальных отношений в современной России 71

2.2 Институт неформальной занятости в современной России: содержание, структура и тенденции развития 79

2.2.1 Место института неформальной занятости в современной экономике России 80

2.2.2 Отраслевая структура неформальной занятости з

2.2.3 Возрастная структура неформальной занятости и тенденции ее развития 87

2.2.4 Неформальная занятость с точки зрения развития человеческого капитала 90

2.2.5 Гендерная характеристика 93

2.3 Последствия существования неформальной занятости в современной России 98

ГЛАВА 3 Снижение транзакционных издержек – главный путь сокращения уровня неформальной занятости в современной России 111

3.1 Институциональные условия и факторы, влияющие на развитие неформальной занятости 112

3.1.1 Понятие «институциональные условия» 112

3.1.2 Факторы, влияющие на развитие неформальной занятости в субъекте федерации

3.2 Анализ транзакционных издержек ведения легального и нелегального бизнеса в современной России 126

3.3 Совершенствование системы формальных институтов, обеспечивающих снижение транзакционных издержек ведения легального бизнеса в современной России . 144

3.3.1 Совершенствование законодательства о защите занятости 144

3.3.2 Снижение уровня коррупции и бюрократии 150

Заключение 157

Список литературы 167

Сравнительный анализ основных концептуальных подходов к понятию неформальной экономики и неформальной занятости

Неформальные трудовые отношения широко распространены в современном мире. Данное явление имеет неоднозначную оценку в научной сфере. В этой связи видится разумным провести ретроспективный обзор изучения неформального сектора.

Изначально неформальную экономическую деятельность исследовали лишь в развивающихся странах. Данное явление обозначалось термином «неформальный сектор» - значительные группы людей, не вовлеченные в организованный рынок труда, но создававшие собственную систему занятости в целях выживания. В первую очередь это находило отражение в форме небольших семейных предприятий и самозанятости. Таким образом, неформальный сектор объединил разнообразные формы занятости, базирующиеся на неформальных, персонифицированных отношениях.

Первоначально для обозначения таких отношений применялись другие термины: Дж. Бойк выделял «дуальную экономику» ещё в начале 50-х годов, а К. Гиртц спустя десятилетие предложил разделение экономики на «базарную» и «ориентированную на фирменное устройство». «Экономика фирм описывалась как более эффективная, капиталоемкая, с более высокой производительностью труда. «Базарная» экономика, наоборот, трудоемка, низкопроизводительна, маломасштабна, низкодоходна» [3, c. 15]. Постепенно проблема неформальных отношений обретала все более четкие контуры в научном сообществе.

Прорывом в изучении данного вопроса принято считать работу К. Харта [172]. Английский социолог проводил свои исследования в Аккре, столице Ганы, в конце 60-х гг. XX века. Он пришел к выводу, что основная часть местных жителей не задействована в официальной экономике, но, в то же время, и безработными их назвать нельзя. «Городская экономика отсталых стран представляла собой громадное скопление мелких и мельчайших мастерских, лавок и иных "микрофирм", снабжающих жителей городов простыми повседневными товарами (едой, одеждой, транспортными услугами и т. д.), не проходя никакой официальной регистрации, игнорируя налоговые и иные требования правительства к бизнесу» [107, c. 30].

В странах Африки и Азии в послевоенные годы стремительно происходил процесс первичной урбанизации. На Западе первичная урбанизация происходила в ходе промышленной революции, когда одновременно с ростом городов росли фабрики и мануфактуры, создававшие все новые рабочие места. Это обусловило отсутствие такой большой разницы между ростом занятости в промышленности и ростом городского населения, который сложился в третьем мире. Как показано на рисунке 1.1 в странах тропической Африки и южной Азии темпы роста городского населения стали значительно опережать темпы роста занятости в промышленном секторе.

Поэтому безработица и неполная занятость достигли огромных размеров, приняв как открытые, так и скрытые формы. Если явная безработица, как правило, характерна для недавно урбанизированного населения, то скрытая расцвела в городском неформальном секторе. Следует отметить, что нелегальный сектор в значительной мере сглаживал основные городские проблемы в странах Африки и Азии за счет абсорбации новых жителей городов. Типы неполного неполного использования труда в развивающихся странах представлены в таблице

К. Харт рассматривал экономическую систему развивающихся стран в соответствии с дуалистической концепцией, отделяя формальный сектор от неформального и противопоставляя их [42, c. 83-160]. Каждый сектор обладал противоположными характеристиками. С точки зрения Харта, важнейший критерий при разделении формального и неформального секторов – степень рационализации труда, его регулярность и постоянство, факт существования фиксированного заработка.

По мнению К. Харта, неорганизованные работники вне легального сектора играют огромное значение в предоставлении услуг и товаров рядовым горожанам. Именно такие работники, с точки зрения исследователя, и составляют «неформальный сектор». Первоначально неформальный сектор ассоциировался с отсталостью и нищетой слаборазвитых стран. Он противопоставлялся формальному сектору, технологически развитому и прогрессивному. Считалось, что два этих сектора функционируют раздельно и никак не связаны между собой, а дальнейшее развитие индустриализации приведет к сокращению неформального сектора вплоть до его полного исчезновения.

Новация К. Харта была положительно встречена научным сообществом и вскоре многие ученые обратили свое внимание на проблему неформальной занятости. С течением времени термин «неформальный сектор» стал общепринятым. К экономистам, изучающим данное явление, присоединились представители других дисциплинарных направлений – социологи, политологи, антропологи. Помимо стран Африки активно стали проводиться исследования в странах Латинской Америки и Азии.

Увеличение числа исследователей в совокупности со страновыми особенностями явления закономерно привело к определенным разногласиям в понимании объекта исследования. Если исследователи Африканских стран в первую очередь ориентировались на такие характеристики неформальной экономики, как малые размеры участников и их низкую техническую оснащенность, то ученые, изучающие страны Латинской Америки, первостепенное значение придавали её нелегальности.

Особенности функционирования отечественной экономики, обуславливающие предрасположенность к распространению неформальной занятости

В определенный момент существования плановая экономика уже не могла нормально функционировать без помощи «второй экономики», и руководство страны это прекрасно понимало. С другой стороны, было очевидно также и то, что принципы функционирования «второй экономики» противоречили хозяйственной и идеологической парадигме, господствующей в СССР. В связи с этим в системе «государство - вторая экономика» возник определенный дуализм. Так как полностью элиминировать «вторую экономику» было невозможно, то она рассматривалась как вспомогательная по отношению к плановой. В то же время государство старалось жестко ограничить масштаб и сферы ее распространения. То есть государство относилось ко «второй экономике» достаточно толерантно, пока последняя не выходила за отведенные ей рамки. В связи с изменением экономической и политической ситуации в стране теневая сфера также претерпела существенные изменения. Постсоветская теневая экономика, безусловно, значительно отличается от советской «второй экономики». Тем не менее, советская «вторая экономика» в значительной мере предопределила характер постсоветской теневой экономической деятельности.

Во-первых, накопленный в рамках «второй экономики» капитал стал основой для предпринимательской деятельности переходного периода и приватизации государственной собственности. С переходом к курсу на рыночную экономику появилась возможность легализовать теневой капитал.

Во-вторых, тесная связь «второй экономики» с экономикой официально и в частности с государственным сектором воплотилась в новых организационно-правовых формах, обретая тем самым легальный характер. Новые организационно-правовые формы, появившиеся в результате перестройки, стали прекрасным механизмом перевода государственных ресурсов в частные руки. Кроме того, они были рассчитаны на долгосрочную перспективу и позволяли наращивать величину накопленных ресурсов. Таким образом, новые организационно-правовые структуры стали ключевым элементом в фактической легализации советского варианта утечки ресурсов с государственных предприятий.

В-третьих, советская номенклатура не желала терять рычаги воздействия на бизнес. Как уже отмечалось, «вторая экономика» была источником дохода для советской номенклатуры. С принятием курса на либерализацию появляется легальная возможность вести предпринимательскую деятельность, то есть этот источник дохода исчезал. Для восстановления этого источника, необходимо было найти новые рычаги воздействия на бизнес. Этому способствовало несовершенство законодательной базы, позволяющее трактовать и интерпретировать законы достаточно неоднозначно, а также увеличение неопределенности в функциях, правах и обязанностях государственных чиновников, сопутствующее любым крупномасштабным преобразованиям. Ситуация, когда предприниматели попадали в определенную зависимость от чиновников, воссоздавалась в новых политических и экономических реалиях. Фактически представители номенклатуры приватизировали государственные функции за счет выполнения или не выполнения своих должностных обязанностей в соответствии со своими частными интересами. При таком отношении со стороны государства у представителей бизнеса резонно возникает устойчивое желание не платить налоги, а иметь дело с конкретными представителя власти в частном порядке, а общество в целом относится достаточно толерантно к уклонению от уплаты налогов.

Среди зарубежных специалистов, исследующих вопросы переходной экономики, получила распространение концепция «грабящей руки», суть которой отражена в таблице 2.1.

Невидимая рука: большинство стран Восточной Европы Правительство не стоит над законом. Контракты защищаются судами Правительство следует узаконенным правилам. Регулирование минимально. Коррупция слаба

Помогающая рука: КНР, Южная Корея, Сингапур Правительство стоит над законом, используя власть для помощи бизнесу. Контракты защищаются гос. чиновниками Правительство агрессивно помогает некоторым предпринимателям. Организованная коррупция.

Гребущая рука: большинство постсоветских республик Правительство стоит над законом, используя власть для получения ренты. Правовая система не работает, контракты защищаются мафией. Многочисленные полусамостоятельные гос. институты осуществляют грабительское регулирование. Дезорганизованная коррупция.

Источник: [164, c. 355]. Согласно данной концепции предприниматель в постсоветской России рассматривался государственными чиновниками не как объект заботы и попечения, а как объект вымогательства. Не имея возможности в такой ситуации заниматься бизнесом законопослушно, предприниматели вынуждены были прибегать к использованию неформальной экономической деятельности. Это отличает модель условий развития бизнеса и от традиционной для западноевропейских стран модели «невидимой руки», и от типичной для ряда стран Востока модели «помогающей руки».

Таким образом, неформальная занятость может быть рассмотрена как определенное дополнение к занятости формальной. Отнюдь не всегда данная сфера является лишь прибежищем маргиналов. Зачастую участники формального сектора находят выгодным для себя полностью или частично переходить в сферу неформальной занятости. Если рассматривать данное явление под таким ракурсом, то данная область скорее увеличивает, нежели уменьшает социальное неравенство между различными слоями населения. Особенностью современной России является то, что такого рода неформальных комплементарных благ при переходе к рынку стало заметно больше. Именно поэтому сложившиеся в России институциональные условия ведения бизнеса открывают широкие просторы для развития неформальной занятости.

Факторы, влияющие на развитие неформальной занятости в субъекте федерации

Взаимосвязь масштабов неформальной занятости и величины инвестиций отражена на рисунке 3.7.

Традиционно считается, что между неформальной занятостью и величиной инвестиций прослеживается обратная связь. Тем не менее, применительно к началу XXI века данная связь не подтверждается в долгосрочном аспекте. Каждый показатель демонстрировал рост, однако темпы их роста значительно отличались друг от друга. В то время как инвестиции стремительно выросли (исключением стал лишь кризис 2008-2009 года) в этот период, уровень неформальной занятости менялся далеко не так радикально.

Анализ воздействия малого предпринимательства на уровень неформальной занятости приводит к любопытному выводу. Традиционно принято считать, что существует обратная зависимость между ними. Это и подтвердилось в краткосрочном периоде на региональном материале [71]. Однако анализ взаимосвязи данных показателей в долгосрочном периоде не дает сделать такие категоричные выводы. Как показано на рисунке 3.8 стремительный рост малого предпринимательства, последовавший в предкризисный период (а именно, с 2006 года), не только не привел к сокращению неформальной занятости, но и не остановил некоторый её рост. Другое дело, что небольшое изменение величины неформальной занятости на фоне активного роста малого предпринимательства скорее можно считать признаком её стабильности и постоянства размеров.

Источник: составлено автором на основе данных [147]. Рисунок 3.8 – Взаимосвязь величины неформальной занятости и развитием малого предпринимательства Проведя анализ связи неформальной занятости с безработицей, динамикой номинальной зарплаты и региональным валовым продуктом в долгосрочном периоде можно сделать вывод, что в некоторой степени неформальная занятость является следствием роста формального сектора, следствием увеличения экономического благосостояния населения. Увеличение зарплаты даёт возможность населению предъявлять дополнительный спрос и на товары, и на услуги. Наш анализ продемонстрировал, что неформальный сектор обслуживает различные категории российского населения, а спрос на его услуги у населения с высокими доходами и у населения с низкими доходами отличается друг от друга, что и показано на рисунке 3.9 «Обычно население с более высокими доходами предъявляет более высокий спрос на услуги формального (легального) сектора, которые получают, как правило, денежную оценку. Однако особенностью стран с переходной экономикой является то, что даже в условиях экономического роста повышается спрос на услуги неформального сектора, многие из которых не получают полную денежную (монетизированную) оценку» [115, c. 27].

Все дело в том, что в рамках постсоветского пространства сфера услуг формального сектора экономики пока ещё развита недостаточно, чтобы удовлетворить этот дополнительный спрос. Такая ситуация вынуждает население прибегать к услугам сектора неформального. Таким образом, увеличение зарплаты у населения даёт возможность частично направлять своих доходы и в неформальную сферу.

Наличие прямой зависимости между увеличением номинальной заработной платой, ВРП и увеличением неформальной занятости, с одной стороны, и наличие зависимости обратной между безработицей и ростом неформальной занятости, с другой, приводит к неожиданному выводу о том, что неформальная занятость в современной России является комплементарным благом к занятости формальной и к экономическому росту в целом. Когда экономический рост отсутствует, происходит снижение уровня неформальной занятости с определенным временным лагом. Это подтверждает тезис о наличии значительного влияния формального сектора экономики на сектор неформальный. На практике многие виды формальной и неформальной трудовой деятельности переплетены и тесно связаны, что показано в приложении Е.

Значительный интерес представляет изучение институциональных условий ведения бизнеса в разрезе различных странах. В 80-е годы XX века для этих целей применялись результаты анализа опросов предприятий и экспертные мнения. Слабость такого подхода заключалась в том, что по большей части отражался опыт отдельных экономических субъектов, не предполагалось применение унифицированных показателей, которые возможно использовать для любой страны и, при необходимости, корректировать с течением времени.

В дальнейшем начинают появляться исследования, которые в значительной степени лишены этого недостатка (например, рейтинг Всемирного Банка «Doing Business», рейтинг лучших стран для ведения бизнеса Bloomberg «Best for doing business»). Так, основу рейтинга «Doing Business» составляет новаторский подход перуанского экономиста Э. де Сото, использовавшего показатели движения и времени для демонстрации сложности организации в Перу фабрики по пошиву одежды [57]. Исследование «Doing Business» отражает деятельность фирм в течение их жизненного цикла (от возникновения и до ликвидации), а также даёт анализ норм и практик регулирования их деятельности. Сферы регулирования бизнеса, которые изучаются при составлении рейтинга «Doing Business» показаны на рисунке 3.10.

Совершенствование системы формальных институтов, обеспечивающих снижение транзакционных издержек ведения легального бизнеса в современной России

Увеличение неформальной составляющей в экономике делает актуальным вопрос её оценки. Однако возможности оценки неформальной экономики в значительной степени ограничены скрытым характером самого этого явления, а также отсутствием единого подхода к определению неформальной экономики. Вследствие этого разработаны и применяются различные методы оценки масштабов неформальной экономики, позволяющие использовать наиболее точные имеющиеся данные. Методы, с помощью которых оценивают размеры неформальной экономики, подразделить на две прямые и косвенные. Каждый из методов оценки имеет свои преимущества и недостатки по сравнению с остальными, и, соответственно, более подходит для той или иной ситуации. Несмотря на наличие различных методов абсолютно точно оценить масштабы неформальной экономики достаточно сложно. Оценки, полученные различными методами, могут различаться до 15%. Оценка масштабов неформальной экономики позволяет определить степень её влияние на экономику страны в целом; позволяет выявить структуру и качественные характеристики работников неформального сектора, что необходимо при разработке государственной экономической политики.

Такие особенности функционирования отечественной экономики, как синкретизм власти и собственности, низкий уровень правового сознания населения, хозяйственный традиционализм, предопределили некоторую предрасположенность к развитию неформальной экономической деятельности. В процессе исторического развития на территории российского государства сформировалась специфическая форма экономики, основу которой составляют отношения «сдачи-раздачи».

На развитие неформальной экономике в постсоветской России значительное влияние оказала «вторая экономика» СССР. Это проявилось в том, что накопленный в рамках «второй экономики» капитал стал основой для предпринимательской деятельности переходного периода и приватизации государственной собственности; тесная связь «второй экономики» с экономикой официально и в частности с государственным сектором воплотилась в новых организационно-правовых формах, обретая тем самым легальный характер; не желая терять рычаги воздействия на бизнес, представители номенклатуры приватизировали государственные функции за счет выполнения или не выполнения своих должностных обязанностей в соответствии со своими частными интересами.

Неформальная занятость играет значительную роль в российской экономике. По данным Росстата порядка пятой части россиян заняты неформально. Для большинства из них работа в неформальном секторе является основной и единственной. Доля таких работников в течение наблюдаемого периода (2003-2013 гг.) ежегодно увеличивалась.

Отраслевая структура занятости неформальной занятости имеет определенные отличия от отраслевой структуры занятости по экономике в целом. Можно выделить две группы отраслей. Первая группа – отрасли, где доля занятых в неформальном секторе экономики большее доли занятых по экономике в целом. В первую очередь это такие виды экономической деятельности, как «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» и «Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, изделий и предметов личного пользования». Здесь разница достигает наиболее значительных размеров – порядка 15%. В таких видах экономической деятельности как «Рыболовство и рыбоводство», «Строительство», «Гостиницы и рестораны», «Транспорт и связь», а также «Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг», доля неформально занятых хоть и превышает долю занятых по экономике в целом, но незначительно (не более чем на 2,7%).

Вторая группа – отрасли, где доля занятых в неформальном секторе экономики меньше доли занятых по экономике в целом. Здесь необходимо выделить такие отрасли, как «Обрабатывающие производства» и «Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг». В данных отраслях доля занятых в неформальном секторе хоть и меньше, чем в целом по экономике, но довольно высока (9,1% и 3,7% соответственно). В прочих видах экономической деятельности доля работников, занятых в неформальном секторе, незначительна и составляет менее 1%. Возрастная структура занятых в неформальном секторе отличается от аналогичной структуры формального сектора экономики наличием более высокой доли лиц крайних возрастных групп. Это может быть связано с отсутствием в неформальном секторе строгих ограничений по возрастному признаку, более низким требованиям к качеству «человеческого капитала». Кроме того, в течение 2000-2010-х гг. происходит сдвиг в возрастной структуре неформальной занятости: среди участников неформального сектора экономики увеличивается доля самой юной возрастной группы (15-19 лет), а доля самой старшей возрастной группы (60-72 года) снижается. Такой сдвиг в возрастной структуре связан с качественными изменениями в структуре отраслей, входящих в современный неформальный сектор: в их составе сокращаются традиционные виды деятельности, где были заняты люди старших возрастных групп, и увеличивается доля отраслей, более активно использующих достижения НТП, в которых заняты в основном люди молодого возраста.

Институт неформальной занятости оказывает неоднозначное воздействие на экономику страны, есть как позитивные, так и негативные моменты. Тем не менее, при неконтролируемом увеличении числа неформально занятых работников негативные последствия становятся явно преобладающими. В связи с этим актуальным становится вопрос государственной политики в области регулирования уровня неформальной занятости в стране.