Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Экономические закономерности развития доходоприносящих институциональных структур Еремян Варсине Сасуновна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Еремян Варсине Сасуновна. Экономические закономерности развития доходоприносящих институциональных структур: диссертация ... кандидата Экономических наук: 08.00.01 / Еремян Варсине Сасуновна;[Место защиты: Северо-Осетинский государственный университет им.Коста Левановича Хетагурова].- Владикавказ, 2016.- 240 с.

Содержание к диссертации

Введение

1. Доходоприносящие институциональные структуры как объект теоретического анализа

1.1 Доходоприносящие институциональные структуры в общей системе экономических институтов

1.2 Историческое развитие доходоприносящих институциональных структур

2. Экономический опыт формирования доходоприносящих институциональных структур в Российской Федерации

2.1 Динамика развития доходоприносящих институциональных структур 122

2.2 Перспективы развития доходоприносящих институциональных структур в Российской Федерации 155

3. Разработка стратегии и экономического инструментария повышения эффективности доходоприносящих институциональных структур 155

3.1 Основные направления развития доходоприносящих институциональных структур в России

3.2 Экономический инструментарий обеспечения эффективности деятельности доходоприносящих институциональных структур

Заключение 214

Библиографический список

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Развитие реального сектора экономики есть непрерывная история трансформации её первичных производственных единиц. И хотя в последние годы основное внимание экономистов отдаётся преимущественно проблемам макроэкономики, тем не менее, подлинное восходящее движение национальной экономики происходит на её микроэкономическом уровне. Поэтому в ближайший период центр внимания должен переместиться на вопросы трансформации первичных звеньев общественного производства.

Среди новых явлений, происходящих в рамках микроэкономики, необходимо отметить особую, доминирующую сегодня, тенденцию – рост значимости рационализации институциональной организации предприятия. Институциональная организация в данном случае рассматривается как совокупность принятых на данном предприятии норм, правил, традиций и корпоративности, то есть тех признаков, которые в современной экономике присущи практически всем предприятиям. Такое институциональное «родство» фактически сближает предприятия различных отраслей, сфер и секторов реальной экономики, что в условиях глобализации формирует условие дополнительной макро- и микроэкономической устойчивости.

С теоретической точки зрения очень важно осознать, что внеэкономические формы и институты становятся такими же «доходоприносящими» факторами, как использование новейших технологий или присоединения дополнительной стоимости к произведённой продукции. В настоящее время число таких доходоприно-сящих институциональных структур ещё очень невелико, но в том-то и состоит практическая значимость экономической теории, чтобы зафиксировать будущую закономерность на стадии её возникновения в форме новой тенденции. При таком подходе доходоприносящие институциональные структуры правомерно характеризовать как инновационные субъекты и объекты новой экономики, подчиняющиеся новым экономическим закономерностям.

В настоящее время можно утверждать, что в системе факторов экономического роста доминирующее место постепенно начинает закрепляться за такими, ранее считавшимися второстепенными, моментами, как институционально-финансовое строение предприятия. Более того, можно прогнозировать, что очень скоро конкуренция на микроуровне будет происходить в сфере институциональной организации первичных звеньев общественного производства, а не так, как это происходит сегодня – преимущественно в сфере производства товаров и услуг. И к этому надо готовиться упреждающе – и теоретически, и практически, в частности, изучая главные финансовые аспекты деятельности нового типа предприятий – доходоприносящих институциональных структур.

Относительно определения «доходоприносящих» следует специально подчеркнуть адекватность этого определения для изучаемой в данной работе проблемы, поскольку, в ситуации появления новых (неэкономических) источников дохода, категория «прибыль», связанная с индустриальным этапом экономики, уже устаревает, скрывая новые источники дохода, приносимые не сугубо производст-3

венным процессом, а порождаемые институционально-финансовой организацией данного предприятия.

Постановка в работе проблемы соответствует современным теориям финан
сового обеспечения экономического роста, которые переносят акценты на иные
сферы, факторы и структуры, направленные на достижение высоких результатов
национального развития и решения социально-экономических проблем. С этих
позиций особую актуальность приобретает создание условий для динамичного и
эффективного развития доходоприносящих институциональных структур, реали
зующих специфические закономерности и тенденции их развития. Это не только
позволит создать прочную научную платформу для разработки современной ме
тодологии фактической модернизации экономической системы и ее диверсифика
ции, повышения производительности и активизации инновационно-
инвестиционной деятельности, но также финансовые основы развития самих ин
ституциональных структур.

Таким образом, доходоприносящие институциональные структуры выступают в качестве особого фактора экономического развития государства, региона и отрасли, дополнительным источником роста и повышения конкурентоспособности страны на мировых рынках, неотъемлемой и эффективной составляющей национальной финансовой системы хозяйствования, вынуждая к обновлению ей новых финансовых инструментов функционирования. Государства, активно стимулирующие развитие деятельности доходоприносящих институциональных структур, демонстрируют гораздо более высокие темпы экономического роста и, следовательно, более высокий уровень развития и качество жизни населения. В современных условиях доходоприносящие институциональные структуры играют незаменимую роль и для прогресса социума, оказывая влияние на государственную и общественную жизнь, обеспечивая укрепление экономических отношений, координируя и устраняя социальный дисбаланс, возникающий в результате постоянного развития, тем самым обеспечивая гармоничный и устойчивый рост путем непрерывного создания новых целей, ориентиров, информации и знаний.

Однако уровень развития доходоприносящих институциональных структур с позиции императивов рациональности строения отечественной экономики еще недостаточен, – на протяжении почти двух десятилетий им не уделялось должного внимания, инициативы по их стимулированию были ограничены, в результате чего консервировались формы национального хозяйства России, превратившие его, преимущественно, в топливно-энергетическую и сырьевую составляющую часть мировой экономической системы.

Развитие современных доходоприносящих институциональных структур происходит на фоне интеграции мировой экономики и, как следствие, усиления глобальной конкуренции, диктующих совершенно иные условия для осуществления их созидательной деятельности, и создающих новые проблемы, требующие незамедлительного решения, что предполагает обязательность системного переосмысления многих важных свойств и признаков исследуемых объектов. Наибольшую значимость в этой связи приобретает вопрос обнаружения и исследования условий, тенденций, закономерностей, возможностей, факторных ограничений, методов и инструментов развития доходоприносящих институциональных

структур, специфической особенностью которых является постоянное пополнение новыми элементами, генерирующими, тем самым, их новое содержание. А это, в свою очередь, определяет необходимость систематического изучения, что и обуславливает актуальность темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Вопросы зарождения, формирования и тенденций развития различных экономических институтов на протяжении нескольких столетий были и есть важнейшим предметом внимания и обсуждения достаточно большого количества исследователей в различных областях знаний, в том числе экономике, философии, социологии, менеджменте, психологии и др. Разнонаправленные подходы и рекомендации в определении и исследовании сущностных характеристик доходоприносящих институциональных структур и их отдельных компонентов, в конечном счете, привели к смещению и, в отдельных случаях, к стиранию предметных границ между указанными дисциплинами.

По тематической направленности диссертационного исследования в научной литературе зарубежными и отечественными учеными создан солидный задел, – это научные идеи и концепции, затрагивающие процессы зарождения, формирования и развития институциональных предпринимательских структур. Так, рисковую теорию предпринимательства, а также методологические подходы к определению сущности и содержания экономической категории «предпринимательство» разрабатывали в своих трудах выдающиеся ученые-экономисты, в числе которых Р. Кантильон, И. Тюнен, Ф. Найт, А. Смит и др. Развитие теории экономических ресурсов (факторов производства) можно связать с именами таких мировых экономистов, как Ж-Б. Сэй, А. Маршалл, Дж.Б. Кларк и др., а теории предпринимательства, как сложной системы, – таких как Й. Шумпетер, И. Кирцнер, Ф. фон Хайек, Л. фон Мизес, М.И. Камьен, Н.Л. Шварц и др.

Становлению управленческих теорий способствовали теоретические и практические исследования института предпринимательства выдающихся мировых ученых, среди которых П. Друкер, М. Портер, Р. Хизрич, М. Питерс, Г. Пиншот и др.

Развитие теорий современного типа, включающих наиболее актуальные и важные для современной науки парадигмы и концепции, сопровождающие всплеск эмпирических и теоретических междисциплинарных исследований, началось с трудов ученых разных областей знаний – социолога М. Грановеттера, экономиста-антрополога К. Харта, экономистов Э. Фейджа, А. Портеса, М. Алле, М. Ротбарда, Г. Скитовски, X. Лейбенстайна, М. Кассона и У. Дж. Баумоля, психолога Д. К. Макклелланда и многих других.

Изучением основ, выявление условий, факторов, характеристик развития предпринимательских структур активно занимаются и российские ученые. Различным аспектам данной проблемы посвящены работы таких отечественных экономистов прошлого и современности, как С.Ю. Витте, С.С. Галазовой, В.Е. Савченко, А.В. Бусыгина, А. Петражицкого, С.Р. Яголковского, В.А. Абчука, Э.А. Арустамова, А.Н. Асаула, М.Г. Лапуста, В. Я. Горфинкеля, Г.Б. Поляка, С.С. Слепакова, Н.Х. Токаева, Т.И. Токаевой, А.Л. Журавлева, Б.А. Райзберга, А.А. Татуева, а также историков российского предпринимательства – А.С. Верещагина, Р.Х. Хайртдинова и других.

Вместе с тем, значительное количество разнообразных исследовательских работ по решению актуальных задач в пределах рассматриваемой проблематики, все же оставляет неразработанными многие теоретические (концептуальные) и методические проблемы становления, формирования и развития экономического института предпринимательства. Детального рассмотрения и дальнейшего углубленного исследования требуют вопросы формирования доходоприносящих институциональных структур, эффективной политики и совершенствования экономических отношений, оценки их роли и значения, идентификации тенденций и закономерностей нынешнего и стратегического развития.

Необходимость учета многих новых факторов и современных условий в развитии исследуемой категории, обусловила направленность диссертационного исследования и определила его объект и предмет, цели и задачи.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступает особый тип производственно-предпринимательской единицы реального сектора российской экономики – доходоприносящие институциональные структуры, рост числа которых знаменовал бы необратимость качественных перемен в конкурентной организации российского производства. Предметом исследования являются закономерности становления и развития доходоприносящих институциональных структур, совокупность которых способна образовать ведущий элемент в системе макроэкономических отношений российского народного хозяйства как ключевой фактор его устойчивого экономического роста.

Соответствие темы диссертации паспорту специальности ВАК РФ. Диссертационное исследование выполнено в рамках «Паспорта специальностей ВАК РФ» (экономические науки): 08.00.01 – Экономическая теория; п. 1.1. Политическая экономия: структура и закономерности развития экономических отношений; взаимодействие производительных сил, экономических форм, методов хозяйствования и институциональных структур; воздействие новых технологических укладов на процессы формирования и функционирования экономических структур и институтов; инновационные факторы социально-экономической трансформации.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационной работы заключается в выявлении тенденций и закономерностей развития доходоприносящих институциональных структур как особого типа первичного элемента российской макроэкономики.

Достижению поставленной в исследовательской работе цели подчинены следующие основные задачи:

раскрыть категориальное содержание понятия «доходоприносящие институциональные структуры»;

исследовать ретроспективный опыт развития доходоприносящих институциональных структур для выявления конституирующих его основных признаков;

провести анализ процесса формирования доходоприносящих институциональных структур в Российской Федерации и на Юге России, выявив благоприятные и неблагоприятные факторы воздействия на их становление и распространение;

- предложить актуальные научные подходы к исследованию экономических
отношений в секторе доходоприносящих институциональных структур в аспекте
их адаптации к экономике информационно-инновационного типа;

- разработать и обосновать практические предложения, направленные на
стратегическое развитие доходоприносящих институциональных структур.

Теоретико-методологическую базу исследования составили основные положения институциональной и эволюционной экономических теорий, теории экономического роста, а также научные труды отечественных и зарубежных ученых-экономистов, историков, статистиков, раскрывающие содержание и основные черты экономических отношений, процессов, тенденций и закономерностей развития доходоприносящих институциональных структур. Для получения достоверных результатов путем наиболее полной организации научного поиска и достижения поставленной в диссертационной работе цели и задач использованы различные методические подходы и приемы исследования, обеспечивающие надежность и аргументированность оценки и выводов, среди которых – историко-логический, факторный, причинно-следственный, расчетный, системный, экономико-статистический, математический, сравнительно-аналитический методы, экономический анализ и структурирование.

Информационной и нормативно-правовой базой исследования являются Законы РФ, национальные и региональные стратегии, программы, концепции и проекты развития, официальные статистические данные Федеральной службы государственной статистики, территориальных служб статистики субъектов федерации, ведомственные справочники и ежегодники, отраслевые бюллетени, а также сведения и базы данных, полученные из различных документальных публикаций, материалы международных, всероссийских, региональных научно-практических конференций и другие источники, непосредственно относящиеся к проблематике диссертации, авторские разработки.

Рабочая гипотеза исследования представлена совокупностью следующих авторских тезисов:

в современной экономике формируется новый тип предпринимательских предприятий - «доходоприносящие институциональные структуры», оптимальное институциональное строение которых выступает дополнительным фактором их рыночной устойчивости и источником их дополнительного («институционального») дохода;

существует прямая зависимость между ростом рыночной эффективности и институциональной устойчивости национальной макроэкономики, с одной стороны, и ростом числа доходоприносящих институциональных структур, - с другой;

- развитие доходоприносящих институциональных структур подчиняется
определённым закономерностям, знание и учёт действия которых является усло
вием разработки эффективной макроэкономической политики.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Доходоприносящие институциональные структуры характеризуют особый тип производственно-предпринимательских единиц, в которых институциональная структура адекватно адаптирована к динамичным требованиям внешней среды (конкурентоспособность, инновационность, пространственность), что обес-7

печивает приобретение ими статуса дополнительного источника дохода и индивидуального фактора микроустойчивости.

  1. Ретроспективный опыт свидетельствует о том, что закономерности, этапы становления и развития российских доходоприносящих институциональных структур на уровне микроэкономики прямо отражают закономерности и этапы становления и развития рыночных институциональных форм на уровне макроэкономики, что порождает соответствующие, конституирующие данный тип предприятий, признаки.

  2. Анализ процесса формирования доходоприносящих институциональных структур в целом в Российской Федерации и, в частности, на Юге России, выявил опережающий рост таких структур в южнороссийских регионах (как результат реализации совокупности позитивных для них факторов - благоприятные природно-климатические условия, высококвалифицированная рабочая сила, развитая социально-производственная инфраструктура, выгодное геополитическое расположение), сдерживаемый только слаборазвитостью рыночных институциональных форм в зонах традиционной экономики.

4. Актуальными научными подходами к исследованию экономических от
ношений в секторе доходоприносящих институциональных структур являются -
моделирование новых институциональных форм организации производственных
структур в экономике информационно-инновационного типа; особенности меха
низма адаптации доходоприносящих институциональных структур к модернизо
ванной экономике; региональная специфика функционирования и инновационной
динамики доходоприносящих институциональных структур.

5. Стратегия развития доходоприносящих институциональных структур
есть функция от стратегии развития предпринимательского сектора российской
экономики, включая рыночную трансформацию её институциональных основа
ний, развития межрегиональных экономических отношений, формирования круп
ных корпораций нового институционального типа.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в выдвижении и обосновании концептуальных основ закономерностей формирования и развития доходоприносящих институциональных структур - как одного из ключевых факторов макроэкономического роста. К наиболее важным научным результатам, содержащим элементы научной новизны, относятся следующие выводы:

раскрыта сущность категории «доходоприносящая институциональная структура» как обозначение принципиально нового вида предпринимательских предприятий современной экономики, главным признаком которых является рациональное институциональное строение, максимально адаптированное к императивам инновационного производства; это позволило обосновать тезис, согласно которому формируется добавочный фактор рыночной устойчивости предприятий и вспомогательный источник их дополнительного дохода, имеющего «институциональное» происхождение, в связи с чем подобные структуры следует характеризовать именно как доходоприносящие в результате своего оптимального институционального устройства;

уточнены основополагающие признаки доходоприносящей институциональной структуры как феномена, возникающего на стыке экономики, права и

менеджмента; это позволило выдвинуть тезис, согласно которому природа названной структуры носит интеграционный (межсферный) характер; этот вывод объясняет повышенную устойчивость доходоприносящей институциональной структуры реализацией всех источников её доходов, особым среди которых следует считать доход, приносимый оптимальным институциональным строением данной доходоприносящей структуры;

выявлены и раскрыты основные сущностно-содержательные, соответствующие современному состоянию доходоприносящих институциональных структур, характеристики, учёт которых способствует развитию доходоприносящих институциональных структур, подчиняющееся определённым тенденциям, знание и учёт действия которых служит условием разработки эффективной макроэкономической политики; в практическом аспекте это позволяет учитывать, что дохо-доприносящие институциональные структуры в максимальной степени соответствуют императивам инновационности, глобализации и интеграции современного производства;

проведена оценка влияния доходоприносящих институциональных структур на институциональную структуру национальной макроэкономики; показано, что это обеспечивает возникновение новых источников дохода, а с ними – нового фактора макроэкономической устойчивости (на основе принципиальной совместимости институциональной структуры национальных и глобальных производственно-предпринимательских единиц);

определены и систематизированы существующие препятствия для развития сектора доходоприносящих институциональных структур на уровне микроэкономики (в виде «барьеров» на пути становления и развития рыночных институциональных форм) и на уровне макроэкономики (в виде правовых препятствий процессу формирования конституирующих данный тип предприятий признаков); это должно позволить снимать «барьеры», усложняющие становление и развитие доходоприносящих институциональных структур;

предложены актуальные инструменты модернизации российской экономики применительно к сектору доходоприносящих институциональных структур, в том числе - моделирование новых институциональных форм организации информационно-инновационного производственных структур; становление механизма адаптации доходоприносящих институциональных структур к экономике модернизованного типа; специфика функционирования и инновационной динамики региональных доходоприносящих институциональных структур.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что выдвинутые и обоснованные концептуальные положения и выводы расширяют общую экономическую теорию и могут быть реализованы при проведении работ и проектов по вопросам усиления роли и значимости доходоприносящих институциональных структур в реформировании экономики. Материалы диссертации, касающиеся инструментария развития и совершенствования деятельности доходоприносящих институциональных структур, могут быть использованы федеральными, региональными и муниципальными органами власти в качестве научно-методической основы при разработке долгосрочных стратегий развития страны и конкретных территорий, а также при формировании эко-9

номической и инновационной политики. Ряд положений и выводов диссертации могут применяться при подготовке и чтении ряда курсов в образовательных учреждениях.

Публикации и апробация результатов. Ключевые положения и результаты исследования докладывались и обсуждались на международных и всероссийских научно-практических конференциях в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург, Саратов, Челябинск, Екатеринбург, Пятигорск, Кисловодск. Предоставленные материалы получили положительные отзывы. По проблематике диссертации опубликовано 11 работ общим объемом 5,9 п.л., авторских - 5,5 п.л., в том числе в 4 статьях, опубликованных в научных журналах по списку ВАК Минобразования и науки РФ.

Структура работы. Предмет, цель и задачи исследования определили логику и структуру работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, выводов и рекомендаций, библиографического списка.

Историческое развитие доходоприносящих институциональных структур

С принятием на государственном уровне отмеченной выше стратегии, а также с учетом существенной роли доходоприносящих институциональных структур, приобретает особо важное значение вопрос о создании максимально благоприятных условий для осуществления коммерческой деятельности, развития и поддержания инициативы доходоприносящих институциональных структур, расширения способности российских частных компаний к работе на глобальных рынках и, как следствие, повышения конкурентоспособности на мировых рынках как отдельных организаций, так и страны в целом.2

Учитывая то обстоятельство, что доходоприносящие институциональные структуры есть важнейший фактор экономического, социального и финансового развития страны, можно объяснить высокий интерес к определению сущности данного понятия, выяснению его основных характеристик, со стороны ученых и экономистов. Применение концептуальных установок эволюционного подхода к исследованию сущности и значения института предпринимательства позволило определить, что в современной экономике формируется новый тип предпринимательских предприятий - «доходоприносящие институциональные структуры», оптимальное институциональное строение которых выступает дополнительным фактором их рыночной устойчивости и источником их дополнительного («институционального») дохода.

Доходоприносящие институциональные структуры характеризуют особый тип производственно-предпринимательских единиц, в которых институциональная структура адекватно адаптирована к динамичным требованиям внешней среды (конкурентоспособность, инновационность, пространственность), что обеспечивает приобретение ими статуса дополнительного источника дохода и индивидуального фактора микроустойчивости. Мировая экономическая наука имеет множество различных толкований доходоприносящих структур, однако до сих пор нет однозначного определения, которое наиболее полно раскрыло бы всю их суть. Считается, что возникновение предпринимательских (доходоприносящих институциональных) структур, как особого вида общественных отношений, происходило одновременно с формированием и развитием хозяйственной деятельности человека. Изначально для определения предпринимателя употреблялось французское слово «антрепренер», что в переводе означает посредник. Намного позднее, в XV в. появляется английский термин «enterprise», производный от французского «entreprendre». Данный термин означает: - проект либо деятельность, характеризующиеся сложностью и связанные с риском; - стремление к активным действиям, проявление инициативы; - разновидность бизнеса.3 Формирование и эволюция теории предпринимательства проходили в несколько этапов, по мере становления и развития коммерческой деятельности в мире. Остановимся на них более подробно.

На первом этапе развития коммерческих (доходоприносящих институциональных) структур ученые связывали эту деятельность с риском.

Впервые понятие предприниматель использовал Р. Кантильон в XVIII в. Кроме того, именно он, первый, в своих работах указал на риск, который, как основная характеристика предпринимательских структур, присутствует в любой хозяйственной деятельности, осуществляемой человеком. Французский экономист предпринимателем считал любого индивида, который обладает чувством предвидения, так как он осуществляет свою деятельность в условиях неопределенности, а также, в надежде получения дохода в будущем, готов принять на себя все риски хозяйственной деятельности и риск потерь.4

По мнению Р. Кантильона, предприниматель не обязательно должен быть производителем чего-либо, он может реализовывать на рынке чужие товары, приобретая их по определенной, установившейся цене. Но в то же время, цена продажи, следовательно, и размер будущей выручки, предпринимателю не всегда заранее известны. Эта неопределенность цены реализации возникает из-за специфики рыночных отношений и порождает риски деятельности доходоприносящих институциональных структур. Таким образом, именно умению предпринимателя действовать в условиях неопределенности и риска, автор придавал чрезвычайную важность.

При этом Р. Кантильон отмечал, что в независимости от того, на свои или приобретенные средства предприниматель осуществляет свою деятельность, сам участвует в трудовой деятельности или использует наемный труд, сущность деятельности доходоприносящих структур не меняется

Идею о том, что деятельность доходоприносящих институциональных структур – это рисковая деятельность, развили в своих работах И. Тюнен и Ф. Найт. И. Тюнен считал, что предпринимательский риск – это непредвиденный, неисчисляемый риск, который нельзя застраховать. Однако, те предприниматели, которые способны рисковать, т.е. в процессе своей деятельности готовы принять на себя полную ответственность за риск, получат доход, размер которого, по мнению И. Тюнена, всегда непредсказуем.6 Согласно Ф. Найту, риск соответствует ошибке в принятии решения. Расширив идею И. Тюнена, Ф. Найт разделил риск на исчисляемый – собственно риск, и неисчисляемый – неопределенность. Если предприниматель, сталкиваясь с исчисляемым риском, может ее застраховать, то любая чрезвычайная неопределенность не поддается ни вычислению, ни прогнозу. Кроме того, риск предпринимателя практически сводится к нулю при условии, если он обладает информацией, необходимой для решения каждой проблемы, а если все конкуренты будут так же полностью информированы, то он не получит ожидаемую прибыль.7

Важную роль для дальнейшего развития теории развития предпринимательства сыграли исследования А. Смита, которые были собраны в его классическом произведении «Исследование о природе и причинах богатства народов».8 В своей работе А. Смит предпринимателя называет капиталистом, т.е. собственником капитала, который в условиях неопределенности, ради получения прибыли и реализации собственных целей, готов принять на себя экономический риск.

Перспективы развития доходоприносящих институциональных структур в Российской Федерации

Впервые в отечественной теории и практике термин «предпринимательство» был сформулирован в Законе Верховного Совета СССР от 19 ноября 1986 года «Об индивидуальной трудовой деятельности» (утратил силу). Наиболее полное определение понятия предпринимательской деятельности было закреплено в Законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»48, но более точная характеристика дана в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее ГК РФ).

Предпринимательская деятельность – это «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».49 На наш взгляд, содержащееся в ГК РФ, комплексное определение сущности деятельности доходоприносящих институциональных структур, все же, не в полной мере отражает современные тенденции их развития.

В ст. 2 ГК РФ установлено, что предпринимательской деятельностью занимаются лица, имеющие государственную регистрацию в качестве юридических лиц или индивидуальных предпринимателей (физические лица). Однако коммерческую деятельность в нашей стране осуществляет и само государство, при этом роль государственной деятельности в условиях современной России возрастает. Это связано, прежде всего, с тем, что в посткризисный период, при отсутствии достаточных для кредитования инвестиционных средств, предприятия создаются на базе государственного имущества; необходимость реформирования экономики, ее структурной перестройки, а также сокращения диспропорции в развитии регионов требует государственного вмешательства в процессы производства и реализации товаров и услуг.

Кроме того, согласно отмеченной выше статье, одним из основных условий, определяющих возможность осуществления деятельности доходоприносящими институциональными структурами, является факт регистрации «в этом качестве в установленном законом порядке». То есть, применительно к рассматриваемому термину, можно сделать вывод о том, что деятельностью доходоприносящих институциональных структур является только та деятельность, которая на момент ее осуществления зарегистрирована в соответствии с законом, значит все остальные действия, неоформленные в государственных органах не относятся к таковой, а являются деятельностью иного характера.

С другой стороны, ст. 171 Уголовного Кодекса РФ (далее УК РФ) говорит о том, что незаконная предпринимательская деятельность является «осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна».50 Таким образом, из определения вытекает вывод о том, что осуществление коммерческой деятельности без государственной регистрации тоже является просто незаконной, что противоречит нормам ГК, а именно ст. 2 ГК РФ.

В силу указанного выше противоречия, правильнее было бы говорить не просто «деятельность доходоприносящих институциональных структур», а «законная деятельность доходоприносящих институциональных структур». В связи с этим нами предлагается дополнить указанный выше термин словом «законная», либо включить в статью ГК примечание, содержащее данное уточнение.

Закрепленное в ГК РФ определение исследуемого термина указывает на такой основополагающий признак созидательной деятельности, как обязательное систематическое получение прибыли. Однако в современных условиях развития российской экономики основная функция доходоприносящих институциональных структур заключается в обеспечении жизненных потребностей общества, путем производства и реализации экономического продукта. К тому же, некоммерческие организации создаются исключительно для достижения общественных благ, для оказания различных социальных услуг, а извлечение прибыли и ее распределение между учредителями не является основной целью деятельности.51 Хотя, ГК РФ и предусматривает осуществление коммерческой деятельностии получение прибыли некоммерческими организациями, но все же устанавливает ограничение – такая деятельность должна быть непосредственно связана с основной функцией организации, а полученная прибыль – направлена на достижение ее уставных целей.52

Таким образом, можно утверждать, что доходоприносящие институциональные структуры, – это обозначение принципиально нового вида предпринимательских предприятий современной экономики, главным признаком которых является институциональное строение, максимально адаптированное к императивам инновационного производства. Таким образом, формируется добавочный фактор рыночной устойчивости предприятий и вспомогательный источник их дополнительного дохода, имеющего «институциональное» происхождение, в связи с чем подобные структуры следует характеризовать именно как доходоприносящие - в результате своего оптимального институционального устройства.

Основные направления развития доходоприносящих институциональных структур в России

Наибольшее количество крупных предприятий на 10 тыс. человек населения округа отмечено в Северо-Западном ФО 3,5 ед. (-0,2 ед.), средних в Сибирском ФО 1,3 ед. (динамика за год отсутствует), малых и микропредприятий также в Северо-Западном ФО соответственно 24,2 ед. (+0,6 ед.) и 217,0 ед. (+1,1 ед.).

Наименьшее количество субъектов крупных, средних, малых и микропредприятий на 10 тыс. человек населения округа зафиксировано в Северо-Кавказском ФО 1,8 ед., 0,5 ед., 5,6 ед. (+0,1 ед.) и 49,7 ед. (+0,8 ед.).

Среди регионов Юга России плотностью выше средних российских показателей обладают: по среднему сектору Республика Калмыкия (1,3 ед.) и Ростовская область (1,2 ед.). В территориальном разрезе Северо-Кавказского и Южного ФО высокая плотность крупных предприятий отмечена в Республике Адыгея (2,9 ед.), в Ставропольском и Краснодарском краях (по 2,8 ед.), средних в Республике Калмыкия (1,3 ед.) и Ростовской области (1,2 ед.), малых в Ростовской (14,0 ед.) и Волгоградской областях (13,3 ед.), Ставропольском крае (12,0 ед.), микропредприятий в Ростовской области (114,3 ед.), Краснодарском крае (105,3 ед.) и Волгоградской области (98,5 ед.). 139 Приложение к статистическому сборнику «Малое и среднее предпринимательство в России. 2013» (информация в разрезе субъектов РФ) / Росстат. М., 2013.; Центральная База Статистических Данных Федеральной Службы Государственной Статистики. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/dbscripts/cbsd/dbinet.cgi Наименьшие плотности предприятий крупного сектора зафиксированы в Республиках Дагестан (0,9 ед.) и Ингушетия (1,3 ед.), среднего – в Республике Ингушетия (0,0 ед.) и Чеченской Республике (0,1 ед.), малого – в Чеченской Республике (0,7 ед.) и Ингушетии (1,3 ед.), микропредприятий – в Республиках Дагестан (21,3 ед.) и Калмыкия (32,3 ед.).

Кроме того, хотелось бы отметить, что плотность доходоприносящих институциональных структур, полученная нами исходя из площадей отдельных территорий, заметно отличается от предыдущего показателя. Так, например Северо-Кавказский ФО, являющийся субъектом с наихудшими данными по всем рассматриваемым категориям в предшествующем варианте расчета плотности, в данном случае демонстрирует коэффициенты выше среднероссийских.

По предварительным данным 2015 года в целом тенденции сохранили свою актуальность, однако неофициальный статус статистических данных не позволяет при анализе широко опираться на данные 2015 года.

Итак, количество крупных предприятий в расчете на 1 тыс.км территории в лидирующем по итогам 2014 г. Центральном ФО составило 19,6 ед. (-0,1 ед. по отношению к 2013 г.), в среднем по Российской Федерации – 2,5 ед. (годовая динамика отсутствует), в Северо-Кавказском ФО – 10,0 ед. (-0,2 ед.); средних предприятий в Центральном ФО, Российской Федерации и Северо-Кавказском ФО – соответственно 6,0 ед. (+0,2 ед.), 0,9 ед. и 2,7 ед.; малых компаний – 118,5 ед. (+2,8 ед.), 13,8 ед. (+0,1 ед.) и 31,6 ед. (+0,5 ед.); микропредприятий – 764,6 ед. (+0,6 ед.), 109,3 ед. (+2,4 ед.) и 282,5 ед. (+ 7,0 ед.) (рисунок 8). Судя по результатам произведенных нами расчетов, плотность секторов крупного, среднего, малого и микробизнеса наиболее высока в Центральном, Приволжском, Северо-Кавказском и Южном ФО. Таким образом, можно утверждать, что географическое распределение всех доходоприносящих институциональных структур практически идентично. Плотность отдельных категорий предприятий по субъектам Российской Федерации за 2013-2014гг., в расчете на 1 тыс. км 140

Что же касается данного показателя в территориальном разрезе регионов Юга России, то стоит отметить высокую степень дифференциации полученных расчетным путем плотностей. Действительно, величины региональных коэффициентов варьируют в больших границах. Например, плотность крупного сектора меняется в пределах от 18,7 ед. в Краснодарском крае до 0,9 ед. в Республике Калмыкия, среднего – от 8,0 ед. в Краснодарском крае до 0,6 ед. в Чеченской Республике, малых организаций – от 77,6 ед. в Краснодарском крае до 2,4 ед. в Республике Калмыкия, микропредприятий – от 994,4 ед. в Республике Ингушетия до 12,2 ед. в Республике Калмыкия.

Если говорить об аналогичных коэффициентах Ставропольского края, то нельзя не отметить тот факт, что в нашем регионе по всем категориям предпринимателей плотность предприятий в расчете на 1 тыс.км территории выше среднероссийских величин. А именно, по крупным, средним, малым и микропредприятиям краевые показатели следующие – соответственно 11,7 ед., 4,2 ед., 50,6 ед. и 303,5 ед.; средние по России – соответственно 2,5 ед., 0,9 ед., 13,8 ед. и 109,3 ед.

Таким образом, возникшее расхождение в полученных нами коэффициентах плотности размещения доходоприносящих институциональных структур вызвано принципиально разными исходными данными и подходами к расчету. Но, несмотря на эти серьезные отличия оба показателя фиксируют высокую степень региональной и территориальной дифференциации по рассматриваемым величинам, а также демонстрируют существенное отставание Ставропольского края от лидирующих российских субъектов.

Подытоживая сказанное, заметим, что для активного развития доходоприносящих институциональных структур, в особенности инновационно ориентированных, необходимо создание благоприятных условий как для крупных предприятий, являющихся фундаментом экономической системы и обеспечивающих ее устойчивость, так и для микро-, малых и средних представителей, активно помогающих крупному сектору эффективно работать и генерировать инновационные решения, находящиеся «на стыке» основных технологических направлений.

Действительно, согласно данным государственной статистики в 2015 г. среднесписочная численность занятых в доходоприносящих институциональных структурах (без учета внешних совместителей и работающих по договорам гражданско-правового характера) составила 45 486,4 тыс.чел., т.е. на всех отечественных предприятиях работают около 60% от общего числа экономически активного населения или 64% от всего количества занятых в экономике. Одновременно следует заметить, что не во всех субъектах и регионах РФ наблюдаются столь высокие показатели. К примеру, в 2014 г. в Северо-Кавказском ФО доля населения, занятого на предприятиях, от общей численности экономически активного составила всего 37%, а в Республике Ингушетия – 23%. Дополнительно, по данным государственной статистики, именно Северо-Кавказский ФО является субъектом, на долю которого приходится наименьшее количество населения, работающего на российских предприятиях (рисунок 9).

Экономический инструментарий обеспечения эффективности деятельности доходоприносящих институциональных структур

Анализ потенциальных возможностей предприниматели, как правило, проводят на основе личной точки зрения и собственных выводов, не прибегая к абстрактной теоретической базе, что, в результате, приводит к ограниченному пониманию реальной ситуации и возможного стратегического преимущества. Мы предполагаем, что указанные выше меры информационной поддержки развития института предпринимательства помогут хозяйствующим субъектам сократить затраты, риски и время при идентификации скрытых возможностей, а также при создании или расширении собственного дела, тем самым повысить их эффективность, производительность, жизнеспособность и конкурентоспособность.

Еще одним элементом развития доходоприносящих институциональных структур можно назвать становление механизма адаптации доходоприносящих институциональных структур к экономике модернизованного типа. Инновации – это процесс непрерывного внутреннего обновления экономической системы, изменения ее структуры. Они могут создавать новые отрасли с прорывными технологиями и методами организации, при этом разрушая старые, разрабатывать новые продукты и процессы производства, использовать новые материалы и непривычные комбинации ресурсов в производстве, открывать и выходить на новые рынки.

Поиск способов повышения конкурентных преимуществ государств приводит к необходимости инновационного развития отдельных доходоприносящих институциональных структур, поскольку национальная конкурентоспособность зависит от того, насколько успешно предприятия страны, могут конкурировать в производстве товаров и услуг с предприятиями, находящихся за рубежом. Постоянные дополнительные новшества, использующие абсолютно новую технологичную модель, и высокая скорость ввода инновационных продуктов способны обеспечить доходоприносящие институциональные структуры наивысшей долей рынка, следовательно, значительными конкурентными преимуществами.

В нашей работе мы не раз утверждали, что инновационная политика способна оказать положительное воздействие на экономический рост страны, региона, определенной территории, на повышение деловой конкуренции, на общий уровень технологического развития. Ее необходимость связана с процессом современной экономической глобализации, выражающимся, в первую очередь, усилением межстрановой конкуренции национальных экономик государств, которые в этих условиях превращаются в участников международного соревнования. Более жсткая, чем на внутреннем рынке, конкуренция вынуждает предприятия разных стран сокращать издержки производства, рационально использовать национальные ресурсы, повышать качество и снижать себестоимость товаров и услуг, искать и расширять рынки сбыта. Иными словами, поиск способов повышения конкурентного преимущества приводит к необходимости инновационного развития отдельных субъектов, поскольку национальная конкурентоспособность зависит от того, насколько успешно предприятия страны, включая иностранные, расположенные на ее территории, могут конкурировать в производстве товаров и услуг с предприятиями, находящихся за рубежом. Поэтому мы утверждаем, что стимулирование и поддержка инновационного развития положительно влияет на функционирование доходоприносящих институциональных структур. Рассмотрим данный эффект чуть подробнее.

В действительности, не все источники возможностей формируют инновационные идеи. К тому же, большинство предпринимателей, как правило, начинают с неинновационных стратегий. А, как известно, инновации в редких случаях возникают автоматически, большинство из них являются результатом сознательного, целенаправленного поиска инновационных возможностей. Это сложный процесс, требующий систематической и дисциплинированной работы новатора, основанной на изучении изменений окружающей среды и рыночных условий, в частности, в домашней отрасли. Инновации также должны быть сформированы поэтапно с учетом уровня покупательской способности и потенциальной полезности новых изобретений для потребителей и общества. Для того чтобы получить максимальную отдачу от нововведений, инновационные продукты должны быть приняты на рынке, но в тот момент, когда один или два вида товаров становятся для потребителей стандартными, положительный эффект для предпринимателя и его конкурентное преимущество от их производства значительно снижаются. Поэтому, мы утверждаем о наличии трх возможных сценариев инновационного развития (рисунок 22200).

В том случае, если инновация проведена лидирующим предприятием (по инновационному сценарию), то стоит говорить о радикальных изменениях, то есть совершенно новой идее, чаще всего, использующей абсолютно новую технологичную модель.