Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Модели олигопсонии и их практическое применение Алексеев Сергей Владимирович

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Алексеев Сергей Владимирович. Модели олигопсонии и их практическое применение: диссертация ... кандидата Экономических наук: 08.00.01 / Алексеев Сергей Владимирович;[Место защиты: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова].- Москва, 2016.- 167 с.

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Олигопсония как форма рыночной структуры 13

1.1 Специфика олигопсонии как формы рыночной структуры 13

1.2 Модели олигопсонии и специфика олигопсонизированных рынков 34

Глава 2. Моделирование олигопсонии 39

2.1 Предпосылки моделей олигопсонии 39

2.2 Модели олигопсонии, учитывающие специфические особенности олигопсонии 50

2.3 Рыночная власть покупателя и ее связь с рыночной властью продавца 77

2.4 Роль союзов производителей на олигопсонизированных рынках 90

Глава 3. Олигопсония в антимонопольном законодательстве 97

3.1 Доминирующее положение олигопсониста в российском и в зарубежном антимонопольном законодательстве 97

3.2 Способы обнаружения монопсонически низкой цены, применяемые отечественными и зарубежными антимонопольными органами 126

Заключение 152

Список литературы

Специфика олигопсонии как формы рыночной структуры

Как правило, когда есть возможность, исследователи не принимают предпосылок о конкретном виде функции спроса и задают ее в общем виде как Р = P\Q) Соответственно, все дальнейшие математические преобразования в моделях также выполняются в общем виде. Данный подход идеален теоретически, поскольку выводы, полученные с его помощью, гарантировано будут справедливы для всех спецификаций функции спроса. Но, к сожалению, включение в модель олигопсонии функции спроса в общем виде не позволит провести анализ полученной модели, так что придется принять предпосылку о конкретном виде функции спроса.

Обычно в целях упрощения принимается предпосылка о линейности спроса . Как правило, авторы публикаций не задаются вопросом, действительно ли выводы, полученные с применением линейной функции спроса, останутся неизменными при изменении вида функциональной зависимости величины спроса от цены продукции. Практически всегда исследователям достаточно, чтобы линейная функция, характеризующая спрос, была убывающей.

Если же цель работы прямо или косвенно связана с оценкой сдвигов функции спроса под воздействием тех или иных факторов, общий вид функции спроса модифицируется до p = p(Q,0) , где параметр 6 характеризует сдвиги спроса под воздействием различных факторов (шоки спроса, реклама, изменение качества продукции). Особенно данная функция спроса распространена в моделях олигополии двухпериодного взаимодействия, для оценки влияния инвестиций первого периода (см. соответствующий раздел Главы 1 настоящей работы). Но даже при конкретизации вида р = p(Q,6) исследователи по возможности стремятся сохранить линейную форму зависимости .

Поскольку цель настоящего исследования не связана с оценкой сдвигов функции спроса на готовую продукцию под воздействием экзогенных факторов, величина спроса на готовую продукцию в настоящей работе будет зависеть только от цены готовой продукции. Также, по аналогии с большинством исследований рынков несовершенной конкуренции, была принята предпосылка о линейности функции спроса. 4) На рынке фактора производства «X» покупателями являются два олигопсониста, а продавцами — N производителей фактора, ни один из которых самостоятельно не может оказывать влияние на цену фактора «X». Функция издержек каждого производителя фактора имеет вид TCt=c-xt+xJ, где ТСІ — общие издержки производителя, х. —выпуск производителя, о 0, / 20.

Как уже было показано в Главе 1, отличием моделей олигопсонии от моделей двусторонней олигополии является возможность продавцов влиять на цену товара. В моделях двусторонней олигополии все продавцы обладают рыночной властью, в то время как в условиях олигопсонии ни один из продавцов по отдельности рыночной властью не обладает.

Предпосылки об ограниченном количестве производителей и об определенном виде функции издержек были приняты с целью охарактеризовать ограничение производственных мощностей каждого производителя. Дело в том, что ограничение по производственным мощностям является очень важной характеристикой рынков несовершенной конкуренции и олигопсонизированных рынков в частности.

Например, в модели олигополии Бертрана, в которой фирмы конкурируют по цене и имеют неограниченные производственные мощности, цена

Hinloopen J., Vandekerckhove J. Dynamic Efficiency of Coumot and Bertrand Competition: Input versus Output Spillovers // Journal of Economics. 2009, Vol. 98, №2 устанавливается на уровне предельных издержек олигополистов. Но если в модели Бертрана олигополисты обладают ограниченными производственными мощностями (как показал в своем исследовании Зджуорт ), цена не обязательно установится на уровне предельных издержек. Причина кроется в том, что при цене, равной предельным издержкам, величина спроса на продукцию олигополистов будет такой высокой, что производственных мощностей олигополистов не хватит, чтобы удовлетворить весь имеющийся спрос.

Аналогично и в ситуации олигопсонии. Если производственные мощности продавцов фактора производства не будут ограничены, каждый из продавцов сможет самостоятельно произвести все необходимое олигопсонистам количество фактора производства. В этой ситуации становится непонятным, почему на рынке присутствует такое большое количество производителей, ведь весь рыночный спрос может быть удовлетворен каждым из них поодиночке.

Несмотря на важность ограничения по производственным мощностям, ряд исследователей рынков несовершенной конкуренции делают предпосылку о применении технологии с постоянной отдачей от масштаба на фирмах-производителях (в публикациях эта предпосылка формулируется как «средние издержки равны предельным издержкам и равны С») или предпосылку о функции издержек вида TC = a-xу , где ТС — общие издержки, x — выпуск фирмы, a О и у О . В принципе, в настоящей работе будет показано, что функция издержек предприятия, технология производства на котором описывается производственной функцией с постоянной эластичностью замещения, может быть представлена как TC = a-xу. Но вместе с тем ситуация постоянной отдачи от масштаба совершенно не характеризует случай ограничения по производственным мощностям. А функция издержек вида TC = a-xг описывает лишь факт более или менее быстрого роста общих издержек

Модели олигопсонии и специфика олигопсонизированных рынков

На основе проведенного анализа были сделаны следующие выводы. Для фирмы-олигополиста, которая может оказывать влияние на цену фактора производства, параметр предположительной вариации, характеризующий форму да, организации рынка готовой продукции, может меняться в пределах -1 — 1. dqi Чем дальше значение показателя отстоит от (-1) и чем ближе оно к 1, тем менее конкурентным является рынок готовой продукции. Точно такой же результат был получен в ряде работ для случая, когда олигополисты не могут влиять на цену фактора производства. Следовательно, форма организации рынка фактора производства не влияет на границы, в которых может находиться данный параметр предположительной вариации.

Показатель предположительной вариации, который характеризует степень влияния олигопсонистов на цену фактора производства X, также может дх,-изменяться в пределах -1 —- 1. Чем дальше значение показателя отстоит от ( 1) и чем ближе оно к 1, тем больше влияние олигопсонистов на цену фактора X. Границы, в которых может меняться данный показатель, еще не были оценены в работах предшественников.

Итак, были определены границы, в которых могут находиться показатели предположительной вариации, а также была показана связь формы организации рынков и соответствующих значений показателей предположительной вариации. Таким образом, оставаясь в рамках одной модели олигопсонии и изменяя значения предположительных вариаций, представляется возможным моделировать различные способы организации рынка готовой продукции и различные способы организации олигопсонизированного рынка фактора производства X. 2.3 Рыночная власть покупателя и ее связь с рыночной властью продавца

Как уже упоминалось, одной из целей построения моделей олигопсонии в настоящей работе является исследовать взаимосвязь рыночной власти фирмы как продавца на рынке готовой продукции и ее рыночной власти как покупателя на олигопсонизированном рынке фактора производства. Но, прежде чем перейти к исследованию данной взаимосвязи, необходимо определиться с показателями, с помощью которых будет проводиться измерение рыночной власти продавца и рыночной власти покупателя.

Обычно под рыночной властью продавца на рынке благ понимают способность фирмы установить цену товара выше предельных издержек его производства (то есть способность установить цену выше теоретически справедливого уровня, который сложился бы в условиях совершенной конкуренции) , а также способность фирмы воздействовать на цену выпускаемого товара в целом . Вопрос выбора показателя, пригодного для измерения рыночной власти продавца, сводится к вопросу об источниках рыночной власти фирмы в качестве продавца, а также к вопросу о последствиях наличия такой власти.

Представители различных школ экономической мысли по-разному отвечают на вопрос об источниках рыночной власти фирмы-продавца. Так, представители Гарвардской школы являются создателями парадигмы «Структура — поведение — результат». По мнению Мэйсона, Бэйна, а также других представителей школы, структура рынка (рыночная концентрация, степень дифференцированности продукта) оказывает непосредственное влияние на стратегии поведения фирм на рынке, что, в свою очередь, влияет на результат. Следовательно, источником рыночной власти продавца («результат») является его высокая рыночная доля (структура рынка). Как следствие данной теоретической концепции, рыночная доля фирмы на рынке в качестве продавца может применяться для измерения ее рыночной власти как продавца. 1 Вурос А., Розанова Н. Экономика отраслевых рынков. - Москва, ТЕИС, 2002 2 Авдашева СБ., Розанова Н.М. Теория организации отраслевых рынков. - Москва, Магистр, 1998 Противоположными являются взгляды представителей Чикагской школы. Их выводы сводятся к тому, что однозначная связь между структурой рынка готовой продукции и уровнем конкуренции на нем не доказана . Значит, однозначная связь между рыночной долей фирмы на рынке и ее рыночной властью отсутствует ; на рыночную власть фирмы в качестве продавца оказывает влияние множество показателей. В частности, барьеры входа на рынок и ухода с рынка: если существует угроза входа новых конкурентов, то даже фирма с высокой рыночной долей в качестве продавца не сможет поднимать цены выше конкурентного уровня. В противном случае на рынок войдут новые компании-конкуренты, предложат продукт по более низкой цене и сократят тем самым рыночную долю фирмы-«старожила».

Таким образом, ответ на вопрос о причинах возникновения рыночной власти продавцов остается неоднозначным, потому и построить показатель рыночной власти продавца, основываясь на причинах ее возникновения, представляется затруднительным. Зато в экономической теории (и практике) существует множество показателей рыночной власти продавцов, которые измеряют последствия наличия такой власти. Например:

Коэффициент Бэйна, или норма экономической прибыли. Характеризует дополнительную прибыль фирмы, полученную в результате наличия у нее рыночной власти, в отношении на рубль капитала. Рассчитывается как отношение (бухгалтерская прибыль - нормальная прибыль)/(капитал фирмы).

Коэффициент Тобина. Рассчитывается как отношение рыночной стоимости компании к ее восстановительной стоимости. Рыночная стоимость компании представляет собой ожидаемый дисконтированный поток будущих доходов фирмы, а восстановительная стоимость — бухгалтерскую стоимость капитала компании.

Модели олигопсонии, учитывающие специфические особенности олигопсонии

В этом смысле гораздо ближе к российскому антимонопольному законодательству находится антимонопольное право Европейского союза. Оно, как и российское, основано на романо-германском праве, и потому значительно большее влияние в нем имеют законы и методические рекомендации, а не предшествующие решения суда.

Но, тем не менее, антимонопольное законодательство Европейского союза отличается от российского. Важным отличием является то, что в нем отсутствуют единые критерии доминирующего положения, и понятие доминирующего положения на рынке рассматривается в основном не применительно к отдельно взятой фирме, а применительно к группе фирм, заключающих определенные виды соглашений.

Так, согласно статье 39 Методические рекомендации «О применении Статьи 101 Договора о функционировании Европейского союза к горизонтальным соглашениям о сотрудничестве» , рыночная власть — это способность фирмы поддерживать цены выше конкурентного уровня в течение периода времени, извлекая при этом прибыль (то есть определение дано для рыночной власти продавцов, а не покупателей). Также проявлением рыночной власти считается ситуация, когда фирма получает прибыль и при этом поддерживает выпуск товара, качество товара, а также уровень развития инноваций ниже уровня, который сложился бы в условиях конкуренции. Основной критерий рыночной власти продавцов, предлагаемый рассматриваемыми Методическими рекомендациями, — рыночная доля фирм (статья 44; в этом Методические рекомендации совпадают с аналогичными нормами отечественного антимонопольного законодательства). Если рыночная доля мала, то соглашение между фирмами не приведет к негативным последствиям для конкуренции на рынке. Вопрос в том, какую рыночную долю считать «малой», а какую — «высокой». Как указано статье 44, это зависит от типа соглашения, от условий функционирования рынка, потому пороговое значение рыночной доли, при достижении которой фирма может оказывать влияние на уровень рыночной конкуренции, не может быть единым для всех рынков и определяется для каждого конкретного случая (что повторяет нормы американского подхода к определению доминирующего положения на рынке).

Таким образом, в отличие от российского антимонопольного законодательства, в нормативных актах Европейского союза не установлены единые значения рыночной доли, достаточные для получения рыночной власти продавца. Но, несмотря на это, применительно к олигопсонизированным рынкам данные «пороговые» показатели рыночных долей представлены. Более, в антимонопольном праве Европейского союза существует отдельная глава, полностью посвященная поведению фирм на олигопсонизированных рынках, глава 5 Методических рекомендаций «О применении Статьи 101 Договора о функционировании Европейского союза к горизонтальным соглашениям о сотрудничестве», которая называется «Соглашения о закупках».

В отличие от российского законодательства, где под «закупками» подразумеваются государственные закупки товаров и услуг, в Методических рекомендациях имеются в виду соглашения, которые заключают фирмы для проведения совместных закупок фактора производства. Обычно соглашения о совместных закупках фактора производства заключаются с целью создания рыночной власти в качестве покупателя и последующего занижения цены / получения более качественного сырья за те же деньги (статья 194).

Нарушения, которые могут совершать компании, пользуясь рыночной властью в качестве покупателя, будут рассмотрены в следующей части настоящего исследования. Сейчас ограничимся лишь критериями доминирующего положения в качестве покупателя, представленными в настоящем разделе антимонопольного права Европейского союза.

Согласно статье 198 Методических рекомендаций, определение границ «рынка закупок» происходит по тем же принципам, что и определение границ «рынка продаж». В основу положена идея о заменимости товаров, с той лишь разницей, что рассматривается взаимозаменяемость товаров с точки зрения предложения, а не с точки зрения спроса (тут нормы законодательства ЕС совпадают с аналогичными нормами отечественного антимонопольного законодательства). Необходимо выявить альтернативы, стоящие перед поставщиками сырья, и определить, насколько эти альтернативы различаются с точки зрения поставщиков. Например, как поставщики сырья отреагируют на небольшое, но постоянное снижение закупочной цены. После выявления альтернатив станет возможным расчет рыночных долей закупщиков: сколько сырья закупает фирма / по отношению ко всем продажам сырья на рынке.

В качестве приблизительного критерия рыночной власти в качестве покупателя Методические рекомендации предлагают использовать рыночную долю предприятий (в качестве покупателей), заключивших соглашение, в 15% (статья 208): если «совместная» рыночная доля меньше 15%, то, скорее всего, рыночная власть участников соглашения недостаточна для ограничения конкуренции на рынке сырья. Если же рыночная доля высока, это не является поводом обвинить предприятия в наличии у них высокой рыночной власти; необходимо исследовать другие характеристики рынка.

Таким образом, в антимонопольном законодательстве Европейского союза прослеживается системный подход к регулированию олигопсонизированных рынков. Причем тот факт, что законодательство ЕС и России относятся к романо-германской правовой системе, открывает большие возможности для проведения сравнительного анализа и для обмена опытом регулирования олигопсонизированных рынков.

На основе построенных в настоящей работе моделей олигопсонии, а также на основе обращения к опыту антимонопольного регулирования олигопсонизированных рынков в Европейском союзе и в Соединенных Штатах Америки, предлагается внести следующие поправки в отечественное антимонопольное законодательство, в ту его часть, которая позволяет выявить наличие доминирующего положения фирмы в качестве покупателя.

Способы обнаружения монопсонически низкой цены, применяемые отечественными и зарубежными антимонопольными органами

Перейдем, наконец, к последнему вопросу, рассматриваемому в настоящем исследовании. Является ли поиск монопсонически низкой цены (и последующее наказание олигопсонистов за ее установление) единственным способом достичь «справедливой» цены фактора производства?

Прежде всего, как было показано в параграфе 1.1 настоящей работы, олигопсония характеризуется наличием нескольких покупателей фактора производства и наличием большого количества производителей фактора производства, ни один из которых самостоятельно не может оказывать влияние на рыночную цену фактора. Но, тем не менее, производители фактора производства способны объединиться в отраслевой союз производителей.

На первый взгляд может показаться, что рыночная власть союза-продавца будет противопоставлена рыночной власти покупателей-олигопсонистов, и в результате государству не придется вмешиваться и регулировать данный рынок с помощью монопсонически низкой цены. Однако, как было показано в параграфе 2.4 настоящей работы, объединение производителей фактора производства в союз хотя и позволяет улучшить их финансовые показатели, но оно не влияет ни на рыночную власть олигопсонистов как покупателей, ни на финансовые показатели олигопсонистов. Единственным экономическим агентом в модели олигопсонии, который пострадал от действий союза производителей фактора производства, стали потребители конечной продукции. Союз производителей повысил издержки олигопсонистов, а те, в свою очередь, переложили их на конечных покупателей. Отсюда можно сделать вывод, что рыночная власть союза производителей как продавца фактора производства не является однозначно полезным явлением. Следовательно, рыночная власть союзов производителей факторов производства должна быть ограничена нормами антимонопольного законодательства (посредством концепции монопольно высокой цены).

Прежде чем сделать окончательные выводы относительно необходимости монопсонически низкой цены в антимонопольном законодательстве России, обратимся к опыту регулирования олигопсонизированных рынков стран Европейского союза (выбор именно этой категории стран для проведения сравнений был обоснован в параграфе 3.1).

Вернемся к анализу главы 5 Методических рекомендаций «О применении Статьи 101 Договора о функционировании Европейского союза к горизонтальным соглашениям о сотрудничестве» , которая называется «Соглашения о закупках». В данной главе исследуются критерии допустимости соглашений между фирмами совместных закупках факторов производства. Как можно заменить, авторы Методических рекомендаций неоднозначно относится к наличию фирм (или союзов фирм), которые занимают большую долю рынка в качестве покупателей факторов производства.

Несмотря на многочисленные возможности для злоупотребления рыночной властью, отмечается в Методических рекомендациях, соглашения о совместных закупках несут в себе много выгод, и не только для самих участников соглашения. При правильном функционировании механизмов конкуренции, заключение подобных договоров может привести к снижению цены сырья и к снижению в результате цены готовой продукции для конечных потребителей. При грамотной организации логистики снизятся затраты на транспортировку сырья, на его хранение и появится экономия на масштабе, что опять-таки способно снизить цену для конечных потребителей. Но на практике, отмечают авторы Методических рекомендаций, представляется крайне маловероятным, что фирмы будут «делиться» с конечными потребителями выгодами, которые были получены вследствие злоупотребления рыночной властью на рынке сырья.

В целом, как отмечает ряд исследователей антимонопольного законодательства , в антимонопольном праве Европейского союза, как и в антимонопольном праве США, сознательно не регламентируется факт установления монопольных цен. Вместо этого, антимонопольные органы придерживаются правила, согласно которому антимонопольное законодательство должно защищать не конкурентов, а конкуренцию. Применительно к олигопсонизированным рынкам это значит, что антимонопольное законодательство должно защищать не производителей фактора производства от занижения закупочной цены фактора, а снижать барьеры входа на рынок для новых покупателей фактора производства, что позволит избавиться от самой ситуации олигопсонии. И цена фактора производства вернется к своему «справедливому» значению с помощью действия рыночных механизмов.

Переходя к вопросу заимствования опыта зарубежного антимонопольного законодательства, в том числе и в плане регулирования олигопсонизированных рынков, необходимо отметить наличие серьезного различия между экономиками Европейского союза, США и России. По словам руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Юрьевича Артемьева , «в России много локальных рынков». Как отметил И.Ю.Артемьев в своем интервью, в США наблюдается «переток товаров по всем направлениям, там тарифы на железнодорожные перевозки существенно ниже, чем в России». Поэтому, например, в США при антимонопольных расследованиях географические границы рынка товара зачастую определяются в масштабах всей страны, а в России при применении аналогичных механизмов границы рынка получаются гораздо более узкими. «Поэтому у нас огромное количество локальных рынков и, соответственно, локальных монополий».

Следовательно, в отечественной экономике цена фактора производства самостоятельно не сможет прийти к своему «справедливому» значению. Потому регулирование олигопсонизированных рынков посредством концепции монопсонически низкой цены представляется весьма перспективным и нужным инструментом в российской экономике в наши дни.