Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Влияние территориальной специализации на типы хозяйственных систем Бабакова Екатерина Викторовна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Бабакова Екатерина Викторовна. Влияние территориальной специализации на типы хозяйственных систем: диссертация ... кандидата экономических наук: 08.00.01 / Бабакова Екатерина Викторовна;[Место защиты: Санкт-Петербургский государственный экономический университет].- Санкт-Петербург, 2016.- 283 с.

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА 1. Теоретико-методологические основы исследования влияния материальной структуры экономики на институты 11

1.1. Хозяйственная система как исходное понятие в исследовании влияния материальной структуры экономики на институты 11

1.2. Материальная структура – подсистема экономики как целого 44

1.3. Сочетание плана и рынка как характеристика институционального устройства хозяйственной системы 70

ГЛАВА 2. Влияние территориальной специализации на материальную структуру и экономические институты

2.1.Характеристика территориальной специализации экономики как элемента материальной структуры хозяйственной системы 95

2.2. Влияние материальной структуры на институты с учетом фактора территориальной специализации 117

2.3. Влияние институтов на уровень территориальной специализации 151

ГЛАВА 3. Диагностика и регулирование хозяйственных систем с альтернативными видами территориальной специализации 175

3.1. Моделирование взаимодействия материальной структуры и институтов моногородов в системе национальной экономики 175

3.2. Диагностика материальной структуры хозяйственных систем моногородов как инструмент обоснования политики регулирования 191

3.3. Методологические аспекты регулирования современных российских моногородов на основе сочетания институтов плана и рынка 221

Заключение 239

Библиографический список 244

Материальная структура – подсистема экономики как целого

Теперь наша задача состоит в том, чтобы его критически осмыслить и выработать рабочее определение для целей исследования. Представленное выше определение действительно устоялось в науке, оно «оттачивалось» и «шлифовалось» десятилетиями и мы будем на него опираться, но, вместе с тем, нельзя не обнаружить его смысловую неполноту. Данное определение настоятельно требует некоторой уточняющей детализации.

Вспомним, что этимологически понятие системы производно от греческого слова «соединение», «целое, составленное из частей». Сущностной характеристикой системы является структурированная, упорядоченная целостность. Именно целостность берёт научная методология за основу в системном подходе: «исходным пунктом всякого системного исследования является представление о целостности изучаемой системы» [185, с. 134].

Так вот, дело в том, что в рассматриваемом определении эта целостность выражена не полностью. Логично полагать, что целостность, если она действительная целостность, должна охватывать все значимые свойства системы. Если принять, что фундаментальными атрибутами бытия является пространство и время, то и целостность системы должна быть также выражена через её пространственные и временные характеристики. В определении системы как «целого, составленного из множества частей» напрямую выражена только её пространственная характеристика. «Поставив здесь точу» в определении, мы неявно примем её за статично-структурное целое и концепция развития, которая непременно разворачивается в ходе реализации системного подхода, будет применяться к уже сформированному определению системы извне. И получится, что как будто в методе развитие есть, а в предмете его нет. В действительности же принцип развития содержится внутри системы, он – её атрибут.

Мир находится в состоянии постоянных трансформаций. И система в момент t не тождественна системе в момент t+1. Особенно это актуально для сложных саморазвивающихся систем, к которым относятся, в частности, социально-экономические системы. Поэтому в определении системы необходимо отразить и её бытие не только в пространстве, но и во времени.

По настоящему системный подход должен подразумевать охват не только пространственного континуума исследуемых объектов во всей сложности их иерархии и взаимосвязи, но и выходить на развитие (генезис) этих объектов. Понимание генезиса, то есть закономерностей полного «цикла жизни» - от зарождения до исчезновения, невозможно вне раскрытия временного, динамического аспекта бытия системы внутри её.

О принципиальной важности учёта в системном изучении экономики её развития, и закономерной изменчивости указывают многие современные учёные-экономисты. Этот подход находит наиболее своё развёрнутое воплощение в концепциях эволюционной экономики. В этом научном направлении отметим О.В. Иншакова с его оригинальными идеями «экономической генетики». Обосновывая свою идею эволюционной экономики, учёный справедливо указывает, что «экономическая эволюция – это процесс, зародившийся задолго до современной хозяйственной системы… она берёт начало с эпохи или условного момента возникновения человека» [51, с. 7]. Также, этот процесс протекает и на всех уровнях иерархии хозяйственных систем (от нано- до мега-) [Там же, с. 6]. Действительно, посмотрев на экономику только как на статичный «состав и связи в их целостности», мы никогда не сможем понять, почему этот состав и связи именно таковы, какие есть. Не обратившись к аспекту развития системы, мы, как не узнаем предпосылок её формирования, так и не сможем дать верный прогноз её развития и предложить действенные рецепты управления ею.

Принцип системности в экономической науке, включающий момент, о котором идёт речь, развивает также Д.Ю. Миропольский. Центральным понятием в его концепции является «хозяйство как целое» или «экономика как целое». «… Экономист-теоретик должен охватить экономику не только всех времён, но и всех народов» [113, с. 15] - так он формулирует научную задачу системного охвата экономики как целого. Таким образом, важно не только включить в предметное поле исследования пространство и материально-вещественный аспект хозяйственной системы в его текущем состоянии, но и осваивать эволюционную составляющую, процесс направленной изменчивости экономики.

Вывод: сформированная без учёта генезиса методология исследования хозяйственных систем будет односторонней и эвристически ограниченной. Таков один из примеров причинно-следственной цепочки, в которой упущения в экономической теории могут привести к неэффективности и неупорядоченности в хозяйственной практике.

В итоге, учитывая данную важную характеристику системы, выйдем на общий принцип системного подхода как способа раскрытия свойств системы в исследуемом объекте. Напомним о принципе тождества принципов построения онтологии и гносеологии в исследованиях: строение метода определённым образом соответствует как прямо, так и обратно строению предмета. Поэтому говоря о принципе системного подхода, мы выходим постепенно и на определение системы как таковой.

Итак, принцип системного подхода к реальности, как мы его видим, заключается в единовременном удержании двух аспектов бытия: его целостности и его фрагментированности. Ведь система это обязательно упорядоченное структурированное целое, это единство и взаимопроникновение общего и частного. Уровень порядка определяется уровнем развития рассматриваемого целого. Не всякое целое (агрегат) может рассматриваться как система. Только выход на упорядоченность, иерархичность в рассматриваемой структуре может говорить о достижении уровня системности в строении объекта и в уровне познания его системных свойств. Чтобы подчеркнуть прикладную ценность совместной реализации моментов частного и общего в системе с точки зрения экономики, рассмотрим познавательно-деятельностные ситуации упущения одного из них, после чего перейдём непосредственно к определению системы для целей исследования.

Так, отсутствие или недостаточность уровня упорядоченности в раскрытии содержания системы приводит к познавательно-деятельностным дефектам. Их принципиально два вида. Первый дефект – синкретизм – преобладание целого в ущерб раскрытию упорядоченного структурного содержания. Синкретическое целое может содержать в себе набор противоположных и порой несовместимых элементов. Синкретизм в экономике и управлении ведёт к тому, что в рассматриваемом объекте управления не выделить какие-либо его существенные аспекты, требующие для регулирования свои специфические методы. Например, неспособность выделить в планировании основные уровни: стратегический, тактический и оперативный может породить хаотичность и неупорядоченность управленческих действий, привести к повышенным расходам и неспособности вывести предприятие или хозяйственную систему иного уровня на устойчивую траекторию развития.

Второй дефект – фрагментарность, обрывочность – преобладание детализации, сегментирования, углубления в детали в ущерб целостному взгляду на предмет анализа. Подобную, паталогически выраженную тенденцию в индивидуальном и социальном сознании также называют «клиповое мышление». Клиповое мышление рассматривают с разных сторон, мы в интерпретации данного понятия соглашаемся с мнением, характеризующим его через «раздробленность и противоречие в мышлении» [153].

Сочетание плана и рынка как характеристика институционального устройства хозяйственной системы

Специализацию можно условно разделить на пять групп. К первой группе относится профессиональная специализация кадров, где существует разделение труда между работниками внутри предприятия. Вторая группа представлена внутрихозяйственной специализацией, где разделение труда рассматривается между подразделениями внутри предприятия. В третью группу входит специализация предприятий (общехозяйственная специализация), т.е. разделение труда между отраслями народного хозяйства. Четвертая форма представлена территориальной специализацией, где разделение труда рассматривается среди административно территориальных единиц (республик, областей, районов), т.е. территориальное разделение труда. Пятая специализация - между странами и содружествами государств.

Кроме того, специализацию можно также рассмотреть по объекту специализации. Чаще всего объектами специализации являются отдельные отрасли, предприятия, территориальные комплексы. Специализация классифицируется на формы исходя из того, какая из групп производства отделяется в самостоятельную отрасль. К первой форме относят предметную (потоварную) специализацию, где создаются новые отрасли или предприятия, ориентированные на выпуск определенной готовой продукции. Вторая форма представлена подетальной (поузловой) специализацией, которая направлена на выпуск отдельных узлов или деталей. К третьей группе относят технологическую (стадийную) специализацию, на которой происходит превращение отдельных фаз операций в самостоятельные производства. Таким образом, предметная, подетальная и технологическая формы отображают предмет специализации, его направление на готовый продукт, его часть или результат частичной операции в ходе изготовления готового продукта. Также существуют более узкие классификации форм специализации. Например, первая группа – предметная специализация, включает в себя погабаритную и отраслевую формы. К погабаритной форме специализации относятся предприятия, которые выпускают машины, однородные по весу или габаритам. К отраслевой форме специализации относятся предприятия, выпускающие машины, которые предназначены для обслуживания таких отраслей хозяйства как сельское хозяйство, транспорт, промышленность и т.д. Такая форма специализации не всегда обеспечивает однородное технологическое производство.

Со временем одни формы специализации развиваются, сменяя другие формы. Крупные разделения труда в истории человечества были связаны с выделением и развитием все новых форм специализации. В свою очередь разделение труда продолжало свое дальнейшее развитие уже в новых формах специализированной деятельности. Данная закономерность возникает как следствие того, что увеличивается однородность производства, тем самым появляются предпосылки для появления новых видов деятельности. При этом из всех специализаций нас интересует территориальная специализация экономики, то есть специализация мезоэкономического уровня в региональном аспекте.

Далее уже подробнее обратимся к закономерностям территориального размещения производительных сил и, затем, к территориальной специализации. Для этого коснёмся темы экономического пространства как такового. Концепция экономического пространства с фундаментальной точки зрения успешно разрабатывается в экономической теории [35], но нас здесь больше волнует конкретика, касающаяся структуры экономического пространства внутри системы национальной экономики.

Обратимся исходно к истории вопроса о пространственной организации хозяйственных систем. В самом общем виде, можно выделить несколько сменяющих друг друга подходов, так или иначе связанных с пространственной организацией хозяйственных систем и с территориальным размещением производительных сил. К первым общепринятым теориям размещения производительных сил, которые давали представление о процессе размещения производства, можно отнести классические штандортные, сформировавшиеся на основе теоретических концепций и моделей Й. фон Тюнена – теория «изолированного государства» (1826 г.) [167], В. Лаунхардта – теория «рационального штандорта промышленного предприятия» (1882 г.) [208], А. Вебера – теория «промышленного штандорта» (1909 г.) [23]. Сделаем небольшую ремарку, «штандорт» означает по-немецки, «местоположение». Штандортными называли классические теории, в которых ставилась цель формулировки оптимального пространственного размещения социально-экономических систем.

Итак, Й. Тюнен, сформулировал теорию «изолированного» или «кругового государства», суть заключалась в предположении существования такого государства, где есть центральный город, который и являлся рынком сбыта сельскохозяйственной продукции и источником промышленных товаров. Транспортные издержки – основной фактор размещения в данной модели.

Классические штандортные теории размещения производительных сил описывали, например, отдельные предприятия, с микроэкономических позиций, а выбор оптимального конкретного местоположения предприятия базировался на минимизацию затрат, которые обусловливали три основных фактора – трудовой, транспортный и агломерационный.

Классические штандортные теории размещения производительных сил были подвержены критике в 1920-е гг. А. Прёделем и Т. Паландером. Прёдель утверждал, что есть возможность множественности оптимальных мест размещения. Паландер разработал общую штандортную теорию, а также специальную для предприятий разных отраслей. Работы А. Прёделя и Т. Паландера называют переходом к новому этапу в развитии теорий размещения – к неоклассическим штандортным теориям. Тем не менее, данные теории внесли упорядоченность в идеи и дали толчок развитию науки в этом направлении, а «рациональное зерно», которое они содержат до сих пор, применяется в научных исследованиях и реализуется в хозяйственной практике.

Следующий шаг развития производительных сил сопровождался расцветом эпохи индустрии, а также переходом ко второму и третьему технологическим укладам. Данный этап был ограничен микроэкономическим подходом к проблемам размещения. Становление региональных и локальных рынков, рыночных зон, концентрация населения, усиление взаимозависимости экономических агентов, развитие многообразных форм разделения труда, усиление пространственного взаимодействия производства и расселения, рост крупных рыночных центров и многое другое стало следствием того, что объяснение решений по размещению отдельных экономических объектов (предприятий) стало невозможным с позиций старой парадигмы. К середине ХХ в. в качестве ответа на поставленные вопросы появились новые теории размещения, получившие название неоклассические штандортные теории [5, с. 23].

Влияние материальной структуры на институты с учетом фактора территориальной специализации

Начнём с того, что для решения поставленной задачи, необходим соответствующий теоретико-прикладной инструментарий. Здесь мы прибегнем к помощи моделирования.

Оригинальный опыт моделирования хозяйственных процессов на региональном уровне в рамках анализа бюджетного федерализма осуществлён в работе А.Г. Силуанова [155, с. 16]. Исследование выгод и издержек от централизации и децентрализации, осуществлённый автором концептуально крайне близок идеям структурно-институциональной диагностики в анализе хозяйственных систем, которую мы развиваем. Так, исследуя уровень издержек при производстве частных и общественных продуктов, что является характеристиками материальной структуры, автор приводит определённые аргументы, как в пользу децентрализации, так и против неё. Интересна также изложенная автором концепция конкурентного и кооперативного федерализма [Там же, с. 84]. В ней, по сути, идёт речь о принципах рынка и плана в отношении между регионами. Конкурентный федерализм есть реализация отношений регионов по рыночному сценарию, кооперативный – по плановому.

И, хотя опыт подобного моделирования мы находим полезным, эвристический потенциал этих построений весьма ограничен вследствие следующего. Во-первых, данная модель строится исключительно на основе предельного анализа, эффективного для оперативного планирования, но весьма ограниченного для стратегического, где важен агрегированный анализ процессов, предполагающий, в основном усреднённые вычисления, а также прогноз протекания процессов в будущем. Во-вторых, данная модель предполагает исключительно рыночное институциональное устройство и, соответственно, любое проявление плановых начал трактуется исходя из рыночного понимания хозяйственных процессов. Для нас, как разделяющих принципы рыночного и планового институционального устройства, это методологически недопустимо.

Нам же требуется теоретическая конструкция, показывающая целостную хозяйственную систему и позволяющую выявлять как предпосылки для рыночной, так и для плановой организации хозяйства. В качестве таковой используем двухсекторную модель. В первой главе был подробно рассмотрен порядок её построения и функционирования, в данном же параграфе мы осуществим её практическое приложение.

Опыт применения двухсекторной модели для анализа процессов на региональном и местном уровнях обоснован также и с общетеоретических позиций, поскольку прикладные исследования и разработки в области региональной экономики далеко не всегда имеют прочные теоретические основания [41, с. 5].

Тем более, вообще говоря, понимание функционирования национальной экономики как целого невозможно без раскрытия факторов возникающих на 178 подуровнях национальной хозяйственной системы. В агрегированном качестве макроэкономического анализа все эти факторы пребывают в свёрнутом, скрытом от аналитика виде. А ведь без их понимания нельзя полноценно выстроить макроэкономическую политику. Тем более данный тезис верен для хозяйственной системы России, во первых обладающей большой территорией [129, с. 29], во-вторых, огромным разнообразием природно-климатических, технологических, демографических, условий хозяйствования на этой территории [154, с. 39-40], в-третьих, присутствием существенных центростремительных тенденций, которые существуют в последние десятилетия на уровне отдельных регионов [158, с. 37-48]. В нашей работе мы представляем интерпретацию двухсекторной модели хозяйственной системы на трёх уровнях иерархии национальной экономики: на федеральном, региональном и местном уровнях.

В решении данной исследовательской задачи перед нами встаёт вопрос в обосновании иерархической упорядоченности в системе «национальная экономика – регион – моногород». Здесь нам важно понять следующие вещи.

Моногород принадлежит местному уровню, входя в состав региона как экономико-географической системы более высокого уровня. В свою очередь, регионы входят в состав национальной экономики как целого. Таким образом, необходимо учитывать эти вышестоящие уровни в исследованиях и при принятии управленческих решений. Здесь важно то, как материальная структура моногорода формирует материальную структуру региона и, выше уровнем, национальной экономики. Это вопрос о направлении и силе влияния данного фактора. И ещё момент, имеющий для целей данной работы ключевое значение – это то, на каком уровне особенности материальной структуры моногорода влияют на институциональное устройство, то есть учитываются государственными властями в аспекте законотворчества и практики государственного управления. Влияет моногород на местный институциональный, региональный или федеральный уровень? Или на все одновременно?

Итак, разберём вопрос первый. Здесь оттолкнёмся от результатов уже достигнутых в этом направлении. В своих исследованиях Д.Ю. Миропольский показал, что двухсекторная модель может продуктивно применяться для исследования региона [Там же, с. 37-48].

Исходно раскроем уровень региона. В масштабах экономики региона как системного целого, в качестве хозяйствующих субъектов его образующих, представлены отдельные предприятия, обозначим их – Su (см. рис. 8). На рис. 8 с помощью двухсекторной модели представлена экономика отдельного региона. На данном рисунке площадь фигуры ONVF показывает стоимость производимого продукта регионом, площадь прямоугольника ODGF — и есть тот же самый региональный продукт, показанный в ценах. Прямоугольник OBAF — продукт, который потребляется хозяйствующими субъектами региона.

Поскольку регион не может быть замкнутой системой, поэтому даже при условии абстрагирования от мирового хозяйства, регион все равно будет подсистемой национальной экономики. Именно поэтому, он связан и зависит от других регионов, которые образуют национальную экономику.

Диагностика материальной структуры хозяйственных систем моногородов как инструмент обоснования политики регулирования

Среди типичных черт поселений данного типа – критически высокий уровень социально-экономической зависимости от градообразующего предприятия, которое является единственным значимым работодателем в реальном секторе экономики и обеспечивает работу коммунальной инфраструктуры (в особенности систем отопления и водоотведения). Кроме того, такие поселки характеризуются периферийным положением, удаленностью от центров экономического роста и крупных городов. Они не являются районными центрами и поэтому не располагают административным ресурсом социально-экономического развития, а значит, недополучают внимания местных властей и находятся в заведомо проигрышном положении при распределении бюджетных средств.

Эта модель может быть реализована в тех случаях, когда город или поселок в перспективе имеет шанс на ревитализацию в долгосрочной перспективе (структурную перестройку городской экономики). Управляемое сжатие было успешно реализовано в небольших моногородах Канады и Австралии. Среди основных механизмов модели – региональная и федеральная поддержка переезжающих, муниципальные программы по оптимизации территории поселения, сохранение социальных учреждений и уровня социального обслуживания населения.

Кроме того, политика управляемого сжатия позволит вернуть в экономическую деятельность большое количество человек, многие из которых являются квалифицированными работниками с хорошими навыками к переобучению.

Вторая модель - «Стабильный моногород», которая применима для поселений со стабильно работающим градообразующим предприятием, но без потенциала развития альтернативной экономики.

Улучшение социально-экономической ситуации данного типа моногородов лежит в плоскости политики «малых дел», направленной на точечное решение ключевых проблем. Инициаторами программы «малых дел» могут являться местные власти и местное сообщество. Речь идет о реконструкции поселковой котельной, привлечении в поселок недостающих врачей, учителей, организации общественных пространств для досуга и пр. При этом в реализации программы могут активно участвовать градообразующие предприятия, которые не меньше, чем местные администрации, заинтересованы в сохранении трудового потенциала.

Третья модель - «Индустриальная диверсификация», подходящая для городов с инвестиционным потенциалом [97].

В таких городах необходимо обеспечить диверсификацию экономики за счет создания новых предприятий, устойчивого функционирования и развития социальной сферы и повышения качества жизни и, наконец, повышения комфортности городской среды и привлекательности проживания в городе для квалифицированных специалистов. Основной механизм обеспечения промышленной диверсификации во всех городах данного типа – это создание подготовленных промышленных площадок или индустриальных парков.

Роль местных властей заключается в выборе и подготовке промышленной площадки, а задача региональных администраций – в финансировании подведения инфраструктуры, поиске стратегических инвесторов, сопровождении проектов. Часто местный бизнес (в том числе градообразующие предприятия) также принимает участие в подобных проектах – либо предоставляя площадки, либо в качестве девелоперов или резидентов парка.

Достижение указанных целей, как ожидается, приведет к повышению конкурентоспособности градообразующих предприятий, уменьшению основных рисков, повышению занятости на фоне обеспечения свободы выбора населения, привлечению творческих кадров, инвестиционных ресурсов и др. и, в конечном итоге, обеспечит устойчивое развитие города в долгосрочной перспективе за счет собственного капитала, в том числе человеческого потенциала.

Государственная программа поддержки моногородов, которая была реализована в 2009-2012 гг., применила только одну модель - индустриальной диверсификации. В действительности эта модель могла быть использована только в тех моногородах, где есть потенциал для создания новых крупных производств. Именно поэтому «за бортом» остались старопромышленные территории и депрессивные поселки, у которых нет индустриального потенциала для развития.

Проведенное исследование группы «Базовый элемент» дало возможность получить достоверную объективную информацию о сложившейся ситуации в моногородах на сегодняшний день. Результаты исследования служат хорошей базой для разработки предложений для поддержки и развития моногородов всех типов.

Проблемы моногородов требуют длительного и тщательного рассмотрения и решения со стороны государства. В решении данного вопроса большую роль играет мнение самих жителей, среди которых в идеале нужно было бы проводить мониторинг общественного мнения, поскольку проблемы моногородов непосредственным образом затрагивают судьбы каждого из них. Результаты проведенных мониторингов будут полезны для государства, поскольку можно будет увидеть не только внешнюю сторону проблемы, но и внутреннюю. С помощью таких мониторингов можно понять настрой жителей – есть ли базис для создания частного бизнеса, креативные идеи, будут ли эффективны вливание инвестиций в данный регион.

Мы подчёркиваем, что государственная политика в отношении моногородов должна быть дифференцированной.

И применение изложенных выше программ развития моногородов будет более обоснованным и адаптированным под специфику конкретного моногорода при реализации его на основе анализа материальной структуры по методологии, предлагаемой в работе.