Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Методология формирования и развития высокотехнологичного сектора экономики Бухвалов Николай Ювенальевич

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Бухвалов Николай Ювенальевич. Методология формирования и развития высокотехнологичного сектора экономики: диссертация ... доктора Экономических наук: 08.00.05 / Бухвалов Николай Ювенальевич;[Место защиты: ФГБУН Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук], 2017

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА 1. Развитие теоретических основ технико экономической парадигмы 16

1.1. Эволюция представлений о технико-экономической парадигме 16

1.2. Идеология преобразующего инвестирования в развитии технико-экономической парадигмы 24

1.3. Концепция инклюзивного технологического развития в рамках новой технико-экономической парадигмы 36

ГЛАВА 2. Особенности и закономерности развития высокотехнологичного сектора экономики россии и зарубежных стран 55

2.1 Тенденции реиндустриализации экономики зарубежных стран и новой

индустриализации экономики России 55

2.2. Сущность и роль высокотехнологичного сектора в социально-экономическом развитии национальной экономики 70

2.3. Динамика развития высокотехнологичного сектора России 77

2.4. Импакт-менеджмент как новый элемент современной промышленной политики развития высокотехнологичного сектора 90

ГЛАВА 3. Методология формирования и развития высокотехнологичного сектора на основе модели «тройной спирали» 113

3.1. Концептуальная платформа формирования высокотехнологичного сектора на основе модели тройной спирали 113

3.2. Функциональная модель формирования высокотехнологичного сектора на основе тройной спирали 123

3.3. Модели развития высокотехнологичных предприятий России 148

ГЛАВА 4. Концепция формирования мульти интеллектуальной иерархической системы высокотехнологичного предприятия 158

4.1. Основные принципы формирования иерархической мульти-интеллектуальной системы управления высокотехнологичного предприятия 158

4.2. Формирование центра компетенций высокотехнологичного предприятия 169

4.3. Рефлексивно-креативный механизм в системе управления предприятия 185

ГЛАВА 5. Реализация импакт-менеджмента в системе управления высокотехнологичного предприятия (на примере ПАО «Мотовилихинские заводы») 197

5.1. Импакт-менеджмент и перспективы развития ПАО «Мотовилихинские заводы» 197

5.2. Построение иерархической мульти-интеллектуальной системы управления ПАО «Мотовилихинские заводы» 223

5.3. Применение рефлексивно-креативного механизма в системе управления предприятием 251

5.4. Распределенный интеграционный центр инновационных компетенций ПАО «Мотовилихинские заводы» 264

Заключение 270

Список литературы 284

Идеология преобразующего инвестирования в развитии технико-экономической парадигмы

История импакт-инвестирования берет свое начало с 2007 года – с момента, когда Фонд Рокфеллера учредил «Impact Investing Initiative». С этого времени развиваются методы и финансовые инструменты преобразующего инвестирования, появляются собственные стандарты и институты. В 2009 году начала работу Глобальная сеть Impact Investing (GIIN). Руководящие органы данной сети включают в себя представителей крупнейших финансовых структур, таких как J.P. Morgan, Morgan Stanley, Deutsche Bank, Credit Suisse, Goldman Sachs, UBS, Prudential и др., а также крупнейшие благотворительные фонды, частные компании и правительственные учреждения. Колоссальную помощь движению оказывают USAID (Агентство по международному развитию США), OPIC (Корпорация частных зарубежных инвестиций) и др. В последние годы концепция импакт-инвестирования все больше глобализуется. Проекты, мероприятия, государственные программы Impact Investing реализуются в Сингапуре и Австралии, Южной Африке и Кении, Мексике, Бразилии и Индии, Британии и Голландии. Разработаны и применяются на практике классификации, базы данных и стандарты оценки проектов с идеологией импакт-инвестирования. В мире наблюдается колоссальный рост внимания к новому поколению финансовых технологий; конференции по проблематике им-пакт-инвестирования собирают огромное количество слушателей [206].

Лидеры данной концепции [272, 302, 301, 252, 308] утверждают, что давно завершен этап становления и концептуализации. Сегодня она находится на этапе активного формирования рынка, становления его инфраструктуры, сокращающей транзакционные издержки. По замыслу идеологов, данный рынок через несколько лет станет инвестиционным мейнстримом. «Импакт-инвестирование» не может рассматриваться как товарный знак конкретной методики инвестирования, недавно изобретенной и вошедшей в моду. Это собирательно имя-концепт новой волны финансовых технологий, формирующейся уже не первое десятилетие и имеющей множество инноваций. В отличие от законов, не имеющих обратной силы, понятие импакт-инвестирование нацелено на активное и даже агрессивное освоение прошлого, поглощение и переосмысление его финансовых изобретений и практик. Во множестве зарубежных публикаций отмечается, что инновации в развитии финансовой сферы будут иметь в будущем критическую значимость и преобразующий потенциал [302]. В последнее десятилетие ООН и выдающиеся специалисты в финансовой сфере интенсивно занимались обоснованием пула новых финансовых механизмов, призванных решать глобальные проблемы. Однако инициаторы движения Энтони Багг-Левин и Джед Эмерсон в своей книге «Импакт-инвестирование: изменяем способ делать деньги, изменяя мир к лучшему» [248] указывают, что импакт-инвестирование – это индустрия и движение, вносящие в этот более широкий поиск финансовых инноваций собственный вклад как со стороны предложения инвестиционных ресурсов, так и со стороны посредничества.

До появления бренда «Impact Investing» Д. Эмерсон впервые ввел термин «Blended Value» – комбинированная ценность [258]. До этого речь велась о двух противоположных целях деятельности, предполагающих в качестве своей основы две несовместимые ценности. Либо мы стремимся к большим доходам, либо ставится задача решить социальные и/или экологические трудности общества – тогда появляется профессиональная благотворительность с ее инструментами, не совместимыми с экономической эффективностью. Как выясняется, в современной практике, при прочих равных условиях, из двух бизнесов в результате эффективнее будет то предприятие, собственник которого осознанно стремится к социально значимым целям. И наоборот, долгосрочная тенденция благотворительности – это переход на жесткие стандарты подготовки и финансирования инвестиционных проектов.

Основной классификационный инструмент «импакт-инвестирования» – это матрица, представляющая собой таблицу 33, в основе которой заложена разработанная ранее концепция тройного критерия. Концепция тройного критерия (англ. Triple bottom line, TBL или 3BL) – концепция выстраивания бизнеса, согласно которой собственники и руководство компаний должны учитывать не только финансовые показатели, но также результаты деятельности компании в социальной сфере и экологии [206]. Концепция выведена в 1994 году американским экономистом и предпринимателем Джоном Элкингтоном [257]. Согласно данной концепции биз-26 нес строится на «трех столпах устойчивого развития» - это планета, люди и прибыль. Используется не только как инструмент менеджмента, но и как инструмент ведения бухгалтерского учета [300].

Однако следует отметить, что применение TBL как инструмента управления наталкивается на ряд проблем. Проблемы связаны, прежде всего, с трудностью идентификации и классификации экологических и социальных издержек и результатов. Более того, до тех пор, пока фактический размер издержек не определен (например, фактическая калькуляция затрат на ликвидацию последствий от сброса токсичных отходов), расходы на предотвращение этих издержек могут вообще не восприниматься руководством и собственниками компании. В отличие от стандартных правил финансового аудита или аудита системы менеджмента качества, единые стандарты учета социальной ответственности предпринимателей пока отсутствуют. В результате распространено много более узких индикаторов и критериев, причем лишь некоторые из них в той или иной степени успешно комбинируют экологические и социальные аспекты корпоративной ответственности. Большинство подходов акцентирует свое внимание преимущественно на природоохранной проблематике [250].

Идеологи импакт-инвестирования считают, что движение появилось в результате кооперации четырех значимых факторов [272]: -углубленный анализ рисков инвестиционных решений, инициированный финансовым кризисом 2008-2009 гг.; -растущее понимание принципиальной нехватки ресурсов на фоне роста бедности, неравенства, разрушения окружающей среды и других комплексных, глобальных проблем, особенно в условиях, когда развитые страны сокращают расходы на международную помощь и решение внутренних социальных задач; -возрастающий перечень практик, которые демонстрируют возможность инвестирования в масштабные бизнес-модели, производящие социально значимые результаты;

Сущность и роль высокотехнологичного сектора в социально-экономическом развитии национальной экономики

Начало XXI века ознаменовалось в России повышенным интересом к проблеме новой индустриализации. Данная тенденция рассматривалась как продолжение положительного опыта индустриально развитых стран. Статистика свидетельствовала об одновременном увеличении доли инфраструктурного сектора и высокотехнологичных услуг. Кроме того, постепенно процесс деиндустриализации принял форму промышленной катастрофы: была почти полностью уничтожена электронная промышленность; были в значительной мере разрушены авиастроение и судостроение; был подорван сектор космической промышленности, нанесен тяжелый удар по оборонному сектору; автомобилестроение балансировало вокруг точки стагнации и т.п.

Анализ научных исследований и аналитических публикаций позволил выявить основные причины деиндустриализации: недостаточное качество институтов; отсутствие долгосрочных приоритетов промышленной политики; устаревшее оборудование при одновременно низком уровне инвестирования; отсутствие приоритетных комплексов и секторов промышленности и упадок машиностроения; недостаточно эффективная система капитализации инновационных разработок.

До настоящего времени остается дискуссионным вопрос о понятии новой индустриализации. Чаще всего она трактуется с позиции сущностных изменений не только производственного, но и технологического базиса экономики, формирования ее новых секторов. В то же время такая проблема, как модернизация традиционных отраслей, прежде всего тяжелой промышленности, составляющих основу индустриальных регионов, привлекает значительно меньше внимания исследователей. Важнейшим фактором, обеспечивающим экономическое развитие на основе новой индустриализации, является возрастающая роль технологий и их трансформация в определяющий фактор современного производства. Это положение относится не только к кардинальным изменениям формирующейся новой технологической основы экономики, но и к модернизируемым традиционным индустриальным отраслям. Принципиально важно отметить, что радикальные изменения в техноло-60 гии обуславливают как резкий рост новых секторов, так и более продолжительный период коренной модернизации тех базовых отраслей, которые смогли обеспечить необходимые изменения в организации и управлении хозяйствующими субъектами.

Поскольку неизбежно возникают внутренние противоречия в экономической системе между старыми и новыми технологиями, а также между технико-экономической и социально-институциональными сферами, то важнейшей проблемой становится разработка управленческих факторов, способствующих преодолению вышеотмеченных противоречий.

Существует несколько моделей взаимодействия устаревших и новых технологий, начиная от отталкивания (сопротивления), нейтрального (непересекающегося) поведения, слабого взаимодействия (привлекательность, включенность отдельным элементом), мультифакторной комплементарности (сцепление несколькими элементами, взаимодополнение по нескольким элементам) и заканчивая синерге-тическим взаимодействием (получение эффекта целого, выход взаимодействия на качественно иной уровень) и симбиотическим переходом (неразрывное присутствие новых технологий в действующей системе) [99].

Повышенное внимание к развитию новых секторов экономики зачастую не достигает ожидаемых результатов. Растущие высокотехнологичные сектора экономики являются прогрессивными факторами лишь в рамках отдельных кластеров или ограниченных территорий. Как новый источник развития для экономики в целом, использование таких высокотехнологичных секторов чаще всего не позволяло достичь нужного эффекта. Конечно, нельзя не учитывать того фактора, что высокотехнологичные сектора могут обеспечить значительный межотраслевой эффект для экономики в целом, если отрасли, использующие продукцию высокотехнологичных производств, своевременно модернизировали производственные процессы.

Одним из важнейших моментов в понимании новой индустриализации является корректировка целей ее проведения. Представляется неправомерным трактовать цели новой индустриализации лишь с позиции повышения экономической эффективности хозяйствующих субъектов. Выше были отмечены особенности формирования современной технико-экономической парадигмы, связанные с возвышением роли Человека и гуманизацией технологического развития, которые определяют общие ценности развития общества. Это определяет современный подход к пониманию новой индустриализации, высшей целью которой является Человек не только как главная движущая сила экономического роста, но и как главный потребитель этого роста. Если при проведении новой индустриализации не будет обеспечена ее ориентация на достижение соответствующих социальных эффектов, то неизбежно появление разнообразных «нежелательных» типов экономического роста, что явно противоречит современной технико-экономической парадигме.

Анализ имеющихся понятий новой индустриализации в качестве наиболее приемлемого позволяет выделить определение, предложенное в работах [202, 228]: «Новая индустриализация – это синхронный процесс создания новых высокотехнологичных секторов экономики, эффективного инновационного обновления ее традиционных секторов при согласованных качественных и последовательных изменениях между технико-экономической и социально-институциональными сферами, осуществляемых посредством интерактивных технологических, социальных, экологических, политических и управленческих изменений». Однако в данном определении отсутствует взаимосвязь современной технико-экономической парадигмы и новой индустриализации, не делается акцент на обязательности использования принципов инклюзивного развития и импакт-инвестирования в процессе технологического развития. Считаем наиболее обоснованным следующее определение данного понятия. Новая индустриализация – это сущностная составляющая современной технико-экономической парадигмы, которая определяет эффективное использование ее ключевого фактора при согласованных изменениях между технико-экономической и социально-институциональными сферами с учетом принципов инклюзивного развития и импакт-инвестирования.

Функциональная модель формирования высокотехнологичного сектора на основе тройной спирали

По поводу теоретической основы промышленной политики существует множество точек зрения. Так, например, Е. Ясин утверждает, что промышленную политику нельзя соотносить с теоретическими моделями. Г. Колодко считает, что политика должна опираться на теорию, которая объясняет механизмы функционирования экономики, в том числе ее роста. Предлагаемая автором позиция состоит в том, что теоретическая платформа и ее периодическая актуализация являются обязательным условияем формирования промышленной политики. Аналогичной позиции придерживается член-корр РАН Г.Б. Клейнер (ЦЭМИ РАН). В процессе обсуждения проекта Федерального закона «О промышленной политике в РФ» им предложен авторский подход к формированию теоретических основ данного законопроекта. Данный подход основывается на системных вариантах трех экономических теорий: теории государственного регулирования экономики; теории промышленной организации; теории фирмы [169]. При обосновании своей точки зрения Клейнер отмечает, что целесообразность использования в качестве базовой теории фирмы предопределяется рассмотрением промышленного предприятия как относительно самостоятельного субъекта экономики. Процессы производства и реализации промышленной продукции на предприятии осуществляются на основе интеграции и использования материальных, финансовых, трудовых, интеллектуальных и информационных ресурсов. Поэтому при формировании промышленной политики основные положения теории фирмы могут быть продуктивно использованы.

Одно из основополагающих положений теории промышленной организации связано с тем, что наряду с конкуренцией между субъектами промышленной деятельности все большее значение приобретают отношения кооперации и сотрудничества. В числе первых ученых, заметивших изменение приоритетов политики фирм с позиции переориентации от установок на конкурентную борьбу к стратегиям, ориентированным на сотрудничество, был Джеймс Ф. Мур. Он рассматривал конкуренцию как систему, функционирование которой обусловлено наличием конструктивного взаимодействия компаний со средой и между собой [281]. Наличие не только соперничества, но и кооперации между участниками конкурентной борьбы становится экономической сущностью современной конкуренции. Конкурентное сотрудничество, в условиях все возрастающей неопределенности, становится важным стратегическим инструментом успешной работы фирмы [135]. Современное высокотехнологичное промышленное производство, представляющее собой все усложняющуюся взаимосвязь конкурентных, кооперационных и других видов отношений, является основой формирования устойчивых союзов, альянсов, объединений субъектов промышленной деятельности. Все это позволяет считать, что теория промышленной организации в определенной мере может быть положена в основу теоретической платформы промышленной политики.

Теория государственного регулирования экономики, которая, по мнению Г.Б. Клейнера, может быть одной из значимых при формировании промышленной политики, не вызывает никаких возражений. С экономической точки зрения страна рассматривается им как пространство, где протекают процессы производства, распределения, обмена и потребления благ; общество представляет собой структурированную среду социальных действий, а активной силой, реализующей различного рода инновационные и инвестиционные проекты, является предпринимательство. Но с точки зрения основной позиции государства страна представляет собой целостный объект регулирования [169]. Именно поэтому становится значимым использование теории государственного регулирования экономики как теоретической основы промышленной политики.

По мнению многочисленных исследователей, применение промышленной политики дает противоречивые результаты в разных странах. Но фактически общепризнанным является тот факт, что без государственного вмешательства успех догоняющего развития, характерного для развивающихся стран, просто невозможен. Выявление причин неудачного использования инструментов промышленной политики и разработка своеобразных «рецептов» успешного ее проведения, по мнению академика В. Полтеровича, составляет содержание быстро развивающейся теории промышленной политики. Им сформулированы основные принципы успешной промышленной политики, основанные, главным образом, на исследованиях Джонсона, который говорил о целесообразности четкого разграничения регулятивного государства и государства развития [269, 270]. С этих позиций в работах В. Полтеровича обосновывается [196]: -важнейший элемент успеха - это подчинение внешней политики задачам стимулирования экономического роста; -наличие сплоченной команды администраторов, нацеленных на решение задач стимулирования роста; -достаточная мера децентрализации; -разделение администрирования и экспертизы; -обеспечение экономического роста как основной критерий при оценке деятельности чиновников на всех уровнях иерархии. Представляется, что при всей важности выделения основных принципов успешной промышленной политики предложенная их совокупность не в полной мере отвечает требованиям к теоретическим основам ее формирования.

С этой позиции исследования Института экономики УрО РАН, в том числе выполненных совместно с Пермский национальным исследовательским политехническим университетом, представляются в большей степени нацеленными на формирование именно теоретической основы промышленной политики. Основное различие между исследованиями в ИЭ УрО РАН и ЦЭМИ РАН заключается в рассмотрении разных уровней формирования промышленной политики. Если в работах ЦЭМИ РАН приоритет отдается учету особенностей ее формирования на микроуровне, то в нашем подходе акцентируется внимание на институциональных аспектах, на учете основных теоретических положений экономической синергетики, а также на учете теории долгосрочного технико-экономического развития. Представляется, что если подход ЦЭМИ РАН в полной мере отвечает принципам построения промышленной политики с учетом текущего, кратковременного этапа ее реализации, то наш подход в большей мере ориентирован на учет достижения долговременных стратегических целей. Именно с этих позиций мы рассматриваем фундаментальную основу формирования теоретической платформы промышленной политики.

Рефлексивно-креативный механизм в системе управления предприятия

В современных условиях, когда возрастает необходимость быстрой адаптации и переориентации производства, когда становится все более изменчивой рыночная конъюнктура, важна не столько кардинальная модернизация технологической и производственной структуры высокотехнологичных предприятий, сколько внедрение новых принципов управления, в том числе учитывающих рефлексивный характер принимаемых решений, новых управленческих компетенций менеджмента предприятия. Возрастает также значение повышения заинтересованности всего персонала предприятия в достижении поставленных стратегических целей его развития.

Выше нами была обоснована модель центра компетенций высокотехнологичного предприятия как зона пересечения интересов основных субъектных групп тройной спирали. Центр компетенций является ядром, которое формирует муль-ти-интеллектуальную иерархическую структуру высокотехнологичного предприятия. В основе формирования такой структуры лежит теория саморазвития организации. Механизм саморазвития организации работает в режиме опережения и предвидения изменения факторов внешней среды высокотехнологичного предприятия. В ряде случаев это может быть вероятностный прогноз появления факторов или тенденций их изменения. Однако более важным является механизм активизации внутренних факторов развития (согласованность интересов субъектных групп, участвующих в инновационном процессе, формирование центра инновационных компетенций, возникновение лидерства, обоснование мотивации работников, изменения организационной культуры, обучения персонала и др.) и трансформации структурных элементов (принятия решений об адаптации к изменениям, изменение организационной структуры и организация коллективных действий) в короткие сроки с минимальными издержками. На заключительном этапе механизм саморазвития способствует скорому обучению организации функционировать в изменившихся условиях. Логико-процессная модель процесса саморазвития высокотехнологичного предприятия

Будем рассматривать высокотехнологичное предприятие как замкнутую систему, которая имеет на входе изменчивые внешние факторы, а на выходе – сформированные конкурентные преимущества, которые позволяют компенсировать или усилить внешние факторы. Внутри системы существует цепочка причинно-следственных связей компонентов механизма саморазвития (рисунок. 4.1).

На этой схеме можно выделить несколько смысловых блоков, определяющих последовательность развертывания самого процесса саморазвития на высокотехнологичном предприятии. Каждый блок описывает некоторую стадию в развертывании процесса саморазвития и реализуется посредством механизмов самоорганизации [78]. 1) Этап самоопределения и мотивации. Как мы указывали, процессы само развития начинаются с самоопределения работников. Поэтому блок 1 («Поче му?») связан с изменением мотивации работников. Данный блок является генера тором энергии, порождающей изменения. Изменения всегда, так или иначе, ини циируются лидерами организации [74, с. 93]. 2) Этап инициации изменений и самоорганизации. Второй блок («Кто?») связан с возможностью реализации инициированных изменений. Это связано не только с ответственностью, но и с возможностью реализовать задуманное. Поми мо мотивации на изменение работник должен, во-первых, обладать соответству ющими профессиональными и личностными качествами, а во-вторых, иметь воз можность проявить свою инициативу и эти свои профессиональные качества. По этому здесь в качестве механизмов инициации изменений применимы методы формирования лидеров и создания новых команд (групп), а также механизмы включения элементов соревновательности между командами (группами). Факторы внешней среды (вызовы технологического развития) Энергия изменений 1. Почему?(генератор адаптации) N V Желание V, 2. Кто? S ч s Инициатива изменений 3. Что? Когда? Ч Методы обучения и 4. Как? Конкурентные преимущества высокотехнологичного предприятия К Рисунок 4.1 – Логико-процессная схема модели механизма саморазвития высокотехнологичного предприятия 3) Этап разработки изменений. Третий блок («Что? Когда?») представляет собой разработку программы ответных действий на внешние воздействия . Этот этап связан с соорганизацией работников вокруг лидера и совместной выработкой программы инициативных действий. Механизмом данного этапа является сплочение команды и формирование микроструктуры отношений. В зависимости от содержания внешнего воздействия инструментами данного этапа являются извест Здесь под «внешними воздействиями» могут пониматься как действительные внешние воздействия рынка, так и инициированные администрацией организации «внешние» по отношению к структурному подразделению воздействия. ные инструменты групповой работы: «семейные» семинары, проблемно-целевые семинары или деловые игры. 4) Этап проведения организационных изменений. Блок 4 («Как?») означает проведение изменений и обучение изменениям. Провести изменения означает научиться работать в новых условиях. Поэтому центральным звеном здесь является процесс обучения и, как следствие, развитие персонала. В рамках механизма саморазвития организации приоритетным является обучение действием. 5) Этап развертывания организационных изменений (блок 5 «Реализация изменений») включает в себя изменение организационной структуры под реализацию новой стратегии, изменение организационной культуры путем изменения поведения работников и формирования новых ценностей и норм и, наконец, изменение формальной системы обучения работников под новые задачи).

Принципы формирования мульти-интеллектуальной иерархической структуры высокотехнологичного предприятия Процессы саморазвития непрерывно связаны с качеством знаниевых ресурсов высокотехнологичной компании: способностью и готовностью сотрудников к обучению, наличием отлаженных бизнес-процессов, существованием долгосрочных и взаимовыгодных связей с клиентами, поставщиками и другими партнерами. Рассмотрим модель «Цепочка создания знания» американских ученых Холсэпла и Сайна [268] для понимания этапов преобразования знания как ресурса, а также условий, обеспечивающих данное преобразование. По аналогии с моделью М. Портера, описывающей формирование конкурентных преимуществ в рамках цепочки создания стоимости, автор разработал основные и вспомогательные виды деятельности цепочки создания знаний компании (таблица 4.1).