Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Фразеологизм как интертекстема в современном англоязычном художественном тексте Великоредчанина Лада Станиславовна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Великоредчанина Лада Станиславовна. Фразеологизм как интертекстема в современном англоязычном художественном тексте: диссертация ... кандидата Филологических наук: 10.02.04 / Великоредчанина Лада Станиславовна;[Место защиты: Южный федеральный университет].- Ростов-на-Дону, 2016

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА 1. Фразеологизм как единица языка и элемент текста 10

1.1. Разработка проблем фразеологии в отечественной и зарубежной лингвистике 10

1.2. Структурно-семантические свойства фразеологизма 30

1.3. Фразеологизм как интертекстема 45

Выводы по главе 1 70

ГЛАВА 2. Виды взаимовлияния фразеологизмов интертекстем и контекста 74

2.1. Художественный текст как сфера реализации лингво креативности автора 74

2.2. Изобразительно-выразительные функции фразеологизмов-интертекстем в художественном тексте 80

2.3. Влияние контекста на фразеологизм-интертекстему 101

2.4. Влияние фразеологизма-интертекстемы на контекст 122

Выводы по главе 2 136

ГЛАВА 3. Текстообразующая функция фразеологизмов интертекстем в современном англоязычном художественном тексте 140

3.1. Основные понятия лингвистики текста 140

3.2. Участие фразеологизмов-интертекстем в создании композиционно-смысловой структуры диктем 149

3.3. Фразеологическая когезия 161

Выводы по главе 3 177

Заключение 180

Библиография

Введение к работе

Актуальность работы определяется

приоритетностью таких лингвистических парадигм, как фразеология, лингвистика креатива, лингвистика текста и коммуникативно-парадигматическая лингвистика;

необходимостью разработки проблемы лингвокреативности автора в приложении к англоязычным художественным текстам;

возрастающим интересом лингвистов к изобразительно-выразительному потенциалу интертекстуальных включений, к числу которых относятся, в частности, фразеологизмы;

- целесообразностью рассмотрения текстового функционирования
фразеологизмов с позиций коммуникативно-парадигматической лингвисти
ки;

- потребностью в дальнейшем изучении фразеологизмов как средства
когезии в художественных текстах.

Объектом исследования выступает фразеологизм в современных англоязычных художественных текстах.

Предметом исследования является интертекстуальный потенциал фразеологизма как элемента современного англоязычного художественного текста.

Материалом исследования послужили современные художественные тексты англоязычных авторов (90-е годы XX в. – XXI в.), а также Британский национальный корпус (British National Corpus) и Корпус современного американского английского (Corpus of Contemporary American English). Объем выборки составил 1745 примеров.

Цель исследования состоит в комплексном анализе фразеологизма как интертекстуального включения в современном англоязычном художественном тексте.

В диссертации поставлены следующие исследовательские задачи.

  1. Обосновать статус фразеологизма как интертекстемы.

  2. Предложить классификацию фразеологизмов-интертекстем в современном англоязычном художественном тексте по степени эксплицитности интертекстуальности.

  3. Охарактеризовать изобразительно-выразительные функции фразеологизмов-интертекстемы в современном англоязычном художественном тексте.

  1. Описать типы воздействия контекста на фразеологизм-интертекс-тему и фразеологизма-интертекстемы на контекст в современном англоязычном художественном тексте.

  2. Выявить роль фразеологизма-интертекстемы в создании композиционно-смысловой структуры диктем в современном англоязычном художественном тексте.

  3. Описать способы реализации фразеологической когезии в современном англоязычном художественном тексте.

Методологическая база исследования

Философской базой исследования явились основные положения материалистической диалектики о всеобщей связи явлений, единстве формы и содержания, категориях конкретного и абстрактного, общего и частного, материального и идеального.

Общенаучной базой исследования стали работы по фразеологии отечественных лингвистов, таких как Н.Ф. Алефиренко, Н.Н. Амосова, В.Л. Архангельский, В.В. Виноградов, Ю.А. Гвоздарев, А.В. Жуков, В.П. Жуков, И.В. Зыкова, А.В. Кунин, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, А.Г. Назарян, Т.Л. Павленко В.Н. Телия, Н.М. Шанский, А.И. Федоров, Л.В. Щерба, и др. и зарубежных лингвистов - A.P. Cowie, A. Fox, B. Fraser, R. Glaser, S. Glucks-berg, S. Granger, F. Meunir, R. Moon, G. Nunberg, J. Sinclaire; а также работы по теории интертекстуальности (И.В. Арнольд, Р. Барт, М.М. Бахтин, Г.В. Денисова, Ю. Кристева, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, В.П. Москвин, Н. Пьеге-Гро, Е.П. Шиньев и др.).

Частнонаучными основаниями исследования послужили работы И.М. Абрамовича, Г.И. Алиомаровой, Ю.В. Архангельской А.В. Кунина, А.М. Ме-лерович, С.А. Сасиной, Н.Л. Шадрина, в сфере текстового функционирования фразеологизмов, Т.А. Гридиной, В.З. Демьянкова, А.Г. Ломова, О.А. Никитиной, В.З. Санникова в области лингвистики креатива, Н.Д. Арутюновой, Л.Г. Бабенко, Н.Б. Боевой-Омелечко, В.Г. Борботько, М.Я. Блоха, Н.С. Вал-гиной, В.Г. Гака, В.И. Кодухова, Е.С. Кубряковой, М.Л. Макарова, О.И. Мос-кальской и др., посвящённые проблемам лингвистики текста и диктемной теории текста.

Цель и задачи диссертации обусловили использование разнообразных методов исследования: лингвистического наблюдения и описания, контекстологического, лингвостилистического, семного и диктемного анализа текста, метода статистического подсчёта, а также приёмов классификации и систематизации.

На защиту выносятся следующие положения диссертации.

1. Фразеологизмы являются интертекстемами, так как обладают комп
лексом признаков этого класса единиц: подобно цитатам и аллюзиям, они яв
ляются «чужим словом», как правило, анонимного автора, которое, входя в
контекст текста, оказывает влияние на экспрессивность текста и его эстети
ческую действенность; представляют собой свёрнутый текст, ассоциативно
связанный с другими текстами в широком смысле (с художественными про
изведениями и с историко-культурным контекстом); при трансформации
фразеологизма в тексте его традиционная форма становится особого рода
прецедентным феноменом, актуализация которого происходит посредством
трансформированной формы; фразеологизмы, как и другие интертекстемы,
участвуют в текстообразовании, организуя фрагменты текста и семантиче
ское пространство всего текста.

2. Степень эксплицитности интертекстуальности фразеологизмов-
интертекстем может быть различной. Наивысшей степенью эксплицитности
обладают фразеологизмы, являющиеся, по сути, аллюзиями и отсылающие к
определённому прецедентному тексту (библейские тексты, мифы, легенды,
сказки), средней - фразеологизмы, отсылающие к историко-культурному
контексту, низкой - фразеологизмы, не вызывающие ассоциаций с конкрет
ными историческими событиями или культурными практиками, но воспри
нимаемые как «чужое слово» анонимного автора.

3. В современном англоязычном художественном тексте фразеологиз
мы-интертекстемы способны регулярно реализовывать комплекс взаимосвя
занных изобразительно-выразительных функций (оценочная, экспрессивная,
информационная, персуазивно-побудительная, вербально-характеризующая,
стилизации, эвфемистическая, а также функции создания юмористического
эффекта, культуроносная и заместительная функции). При этом доминант
ными являются оценочная, экспрессивная и информационная функции, что
обусловлено свойствами ФЕ как языковой единицы.

4. Отнесение фразеологизмов к интертекстемам как к единицам, спо
собным организовывать вокруг себя контекст, воздействуя на него, и, в свою
очередь, испытывая воздействие на себя со стороны контекста, позволило
выявить типологию данного взаимовлияния. К типам влияния контекста на
фразеологизм-интертекстему в современном англоязычном художественном
тексте относятся усиление экспрессивности фразеологизма (за счёт развер
тывания или разъяснения ФЕ, а также использования ФЕ в антонимичном
или синонимичном контексте); изменение семантики фразеологизма (полное,
частичное или изменение сферы употребления); обыгрывание значения фра
зеологизма, часто приводящее к созданию юмористического эффекта и вы
ражающееся в двойной актуализации, использовании в контексте компонента
(компонентов) ФЕ или же слов, относящихся к одинаковой с фразеологизмом
тематической группе, создании контраста (семантического или стилистиче
ского) между ФЕ и её окружением. Воздействие фразеологизма-
интертекстемы на контекст связано с выполняемыми фразеологизмом функ
циями, степенью его интертекстуальности и семантикой. Выполняя экспрес
сивную функцию, фразеологизм усиливает экспрессивность текста и повы
шает его эстетическую действенность; реализация функции стилизации спо
собствует созданию речевого портрета героя, характеристике времени и ме
ста действия. ФЕ с высокой степенью интертекстуальности способствуют
экономии языковых средств. Фразеологизмы также могут создавать и изме
нять тональность и ритм повествования.

5. Роль фразеологизма-интертекстемы в создании композиционно-
смысловой структуры диктем в современном англоязычном художественном
тексте зависит от его положения в ней. Находясь в интродуктивной позиции,
фразеологизм задаёт тему диктемы (чаще всего в описании и рассуждении);
определяет характер или тональность последующего повествования; сигна
лизирует о начале новой темы, определяющейся в дальнейшем повествова
нии. Располагаясь в финальной позиции, фразеологизм представляет собой
заключение, вывод из всего сказанного в диктеме, подведение итога той или
иной ситуации. Особой эстетической действенностью обладают фразеоло
гизмы, заключающие собой не только диктему, но и целую главу текста.
Возможно также обрамление диктемы фразеологизмами (фразеологизмы,
разные или одинаковые, располагаются в начале и в конце диктемы) для со
здания законченного образа и усиления воздействия на читателя. Располага
ясь в середине диктемы, фразеологизм часто как бы разделяет её на две ча
сти. Особенно это характерно для диалогического текста, когда при обсуж
дении одной и той же темы фразеологизм отделяет друг от друга две проти
воположные точки зрения на один вопрос. В монологическом тексте ФЕ в
середине диктемы может сигнализировать о смене микротем, составляющих
одну, более общую тему.

6. Основное отличие фразеологической когезии от лексической заклю
чается в том, что фразеологизмы связывают текст не только за счёт их семан-
6

тики и рекуррентности в тексте, но и за счёт создаваемого ими образа. Развитие этого образа обеспечивает организацию текста и смену тем в нём. К механизмам осуществления фразеологической когезии в современном англоязычном художественном тексте относятся повтор, в т.ч. модифицированный или в виде перифразы; употребление в контексте компонентов фразеологизма и слов одинаковой с ним тематической группы; развёртывание фразеологизма.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в нём объектом исследования выступает фразеологизм в составе современного англоязычного художественного текста, рассматриваемый как интертекстуальное включение, выступающее отправной точкой для лингвокреативности автора; обоснован статус фразеологизма как интертекстемы; установлены виды взаимовлияния фразеологизма-интертекстемы и контекста в современном англоязычном художественном тексте; определена роль фразеологизмов-интертекстем в создании композиционной структуры диктем. Предлагается понятие фразеологической когезии и описываются способы её реализации в современном англоязычном художественном тексте.

Теоретическая значимость исследования обусловливается тем, что оно вносит вклад в германистику, расширяя представления об экспрессивном, коммуникативно-функциональном и текстообразующем потенциале английской фразеологии, лингвокреативности авторов современных англоязычных художественных произведений. Исследование также углубляет и систематизирует знания о феномене интертекстуальности, специфике функционирования в художественном тексте интертекстуальных включений, механизмах текстообразования, что значимо для лингвистики текста в целом.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования её материалов и результатов в курсах лексикологии, теоретической грамматики и стилистики английского языка, элективных курсах по филологическому анализу текста и по лингвистике текста, а также при подготовке магистров по направлению «Лингвокультурологическое образование».

Апробация работы. Результаты исследования были апробированы на конференциях различного уровня, в том числе международных, и отражены в пяти публикациях, в том числе трёх в журналах, включенных в перечень ВАК РФ.

Структура диссертации. Диссертация включает в себя введение, три главы, заключение, библиографию, список словарей, список источников фактического материала. Библиография состоит из 314 наименований на русском и английском языках.

Фразеологизм как интертекстема

К назывным средствам языка относятся наряду со словами фразеологизмы, которые изучает отдельная отрасль лингвистики фразеология.

Термин «фразеология» (phrasologie) был впервые введён Шарлем Балли и описан в таких его работах, как «Очерк стилистики» и «Французская стилистика» (Bally, 1905, 1909; цит. по: Кунин, 1996, 5). Как очевидно из названий работ, данный исследователь предлагал изучать фразеологию в рамках стилистики.

Ш. Балли выделял две группы словосочетаний: свободные словосочетания и фразеологические единства. К последним от относил такие словосочетания, компоненты которых, в силу их постоянного употребления в данных сочетаниях для выражения одного и того же смысла, утратили самостоятельное значение. В результате словосочетание начинает выражать новое значение, невыводимое из значений его составных частей. Ш. Балли сравнивал подобный оборот с химическим соединением и подчеркивал, что в случае достаточной употребительности данного единства, подобное сочетание приравнивается к простому слову (цит. по: Кунин, 1996, 6).

В российском языкознании вопрос о фразеологии как об отдельной дисциплине впервые поставил Е. Д. Поливанов. Он писал: «И вот возникает потребность в особом отделе, который был бы соизмерим с синтаксисом, но в то же время имел в виду не общие типы, а индивидуальные значения данных отдельных словосочетаний, подобно тому как лексика имеет дело с индивидуальными (лексическими) значениями отдельных слов. Этому отделу языкознания, как и совокупности изучаемых в нем явлений, я и уделяю наименование фразеологии (укажу, что для данного значения предлагается и другой термин идиоматика)» (Поливанов, 1931, 119).

Е. Д. Поливанов полагал, что в будущем фразеология займёт особую, устойчивую позицию в лингвистических исследованиях (Поливанов, 1928, 61).

Учёным, вновь поднявшим вопрос о фразеологии как особой лингвистической дисциплине после Е.Д. Поливанова стал Б.А. Ларин. Он отмечал, что выделение данной дисциплины необходимо, поскольку «всем ясна дилетантская беспомощность, разнобой и безуспешность попутного, случайного разбора этого материала в лексикографии, стилистике, синтаксисе» (Ларин, 1936, 200-201).

По мнению Б.А. Ларина основные задачами фразеологии должны были стать выработка ясной и стройной схемы для систематизации фразеологических словосочетаний, изучение их образования и истории, закономерностей их появления и отмирания (Ларин, 1977).

Однако наибольший вклад в развитие фразеологии как науки внёс академик В.В. Виноградов. Именно в его трудах, вышедших в свет в 50-е годы прошлого века, были заложены основы для оформления фразеологии в отдельную науку. В. В. Виноградов первым стал использовать термин «фразеологическая единица» (далее ФЕ), заговорил не просто об описании фразеологизмов, но и о теоретических основах изучения их создания и функционирования. Он выделил такие характеристики фразеологизмов, как демотивированность сочетания, неравенство значения целого значению компонентов, семантическую целостность сочетания (Виноградов, 1947, 339 – 364). Как справедливо отмечает Н.Н. Амосова, «концепция акад. В.В. Виноградова это особая ступень в развитии теории «неразложимых сочетаний», более высокая по сравнению с тем, что было сделано в русском языкознании до него. Основное её значение заключается в том, что благодаря ей фразеологические единицы получили более обоснованное определение, именно как лексические комплексы с особым семантическим своеобразием» (Амосова, 1963, 5).

В.В. Виноградов также предложил одну из первых классификаций фразеологизмов, разделив их по семантическим группам и выдвинув в качестве одного из основных критериев подобного разделения понятие мотивированности / немотивированности ФЕ (Виноградов, 1977). Он выделил три группы фразеологизмов: фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания. Основанием для разделения фразеологизмов на группу служит «степень и характер семантической спаянности лексических компонентов ФЕ, т.е. степень их фразеологической неразложимости» (Виноградов, 1977, 140).

Фразеологические сращения - это «абсолютно неделимые, неразложимые словосочетания, значение которых совершенно независимо от их лексического состава, от значений их компонентов и так же условно и произвольно, как значение немотивированного слова-знака» (Виноградов, 1977, 143). Сюда можно отнести такие фразеологизмы как кузькина мать, собаку съел в чем-нибудь, сидеть на бобах, быть под мухой и др. К фразеологическим сращениям относятся и ФЕ, включающие в свой состав слова вышедшие из употребления, например у чёрта на куличках, попасть впросак, ничтоже сумняшеся, бить баклуши, точить лясы.

Фразеологические единства – «систематически неразложимые, целостные обороты, образное значение которых мотивировано переносными значениями их лексических компонентов» (Виноградов, 197, 147), т.е., в отличие от сращений, значение этих ФЕ производно, вытекает из значения их единиц. Как правило, во фразеологических единствах наблюдается либо метафорический, либо метонимический перенос. К данному типу относятся такие фразеологизмы, как мелко плавать, плясать под чужую дудку, без ножа зарезать, первый блин комом, плыть по течению и т.д.

Изобразительно-выразительные функции фразеологизмов-интертекстем в художественном тексте

На наш взгляд, весьма интересным является вопрос о рассмотрении в рамках теории интертекстуальности фразеологизмов. Немало исследователей обращало внимание на дополнительную информативность ФЕ по сравнению со словом. Так, например, В.Н. Телия рассматривала фразеологизмы как «микротексты, в номинативное основание которых, связанное с ситуативным характером обозначаемого, втягиваются при его концептуализации все типы информации, характерные для отображения ситуации в тексте, но представленные во фразеологизмах в виде «свёртки», готовой к употреблению как текст в тексте» (Телия, 1996, 8) (выделено нами Л.В). Такой же термин употребляет и И.И. Халеева, говоря о том ФЕ представляют собой языковые «свертки», поскольку, с одной стороны, являются весьма экономичными средствами выражения, а, с другой стороны, носителями информации, отражающей систему ценностей, принятых в данной культуре (Халеева, 1989, 189).

В.М. Мокиенко отмечает, что «соединение слов это уже какой-то связный рассказ» (Мокиенко, 2009, 5) (выделено нами Л.В), и при этом в данном «рассказе» тесно переплетается универсальное и специфическое, в нём присутствуют проблески древнейших процессов «присвоения» мира человеком, эволюция типов его мышления, становление его когнитивности (Добричев, 2013, 76). Е.В. Рыжкина отмечает, что представление о фразеологической семантике как о свёрнутом тексте, лаконично передающем целый рассказ о некоем событии, позволяет уподобить ФЕ таким художественным формам, как сказка, притча и т. п. (Рыжкина, 2012, 156).

Ю.С. Степанов полагает, что ФЕ представляют собой «кванты интертекстуальности» или «смысловые вехи», которые «подключают фрагменты системы знаний, необходимые для осмысления последовательности слов, составляющих контекст» (Степанов, Электронный ресурс: URL: http://abuss.narod.ru/Biblio/stepanov1.htm).

Следовательно, фразеологизм не является абсолютно независимым образованием, ведь заложенный в нём смысл тесно связан с и зависит от тех или иных предшествующих и окружающих его текстов, явлений, феноменов.

Кроме того, фразеологизм является своего рода «чужим словом» в том смысле, что он берётся в готовом виде из фразеологического фонда того или иного языка и используется автором в своем тексте или в своей речи в исходной или трансформированной форме.

Одним из наиболее частых возражений против включения фразеологизмов в состав интертекстем является то, что они не имеют конкретного источника (или автора) и что за ними якобы не стоит прецедентный текст или прецедентная ситуация. Такое возражение озвучивается, например, В.В. Красных (Красных, 1997, 71) при рассмотрении вопроса о включении ФЕ в круг прецедентных феноменов (а, как мы уже отмечали, в терминологии данного автора понятие «прецедентный феномен» по сути соотносится с понятием «интертекстема»). Однако следует отметить, что, хотя источники большинства ФЕ, как правило, неизвестны употребляющему их человеку, эти источники вполне можно обнаружить, обратившись к этимологическому словарю (если, конечно, эти данные не были утеряны за давностью лет).

Вопрос об источниках фразеологизмов затрагивается также М.Ю. Илюшкиной, которая замечает, что «они (ФЕ) имеют достаточно четкий источник традиционную культуру (реже текстовые источники) и отсылают именно к нему» (Илюшкина, 2004, 82) и И.В. Захаренко, подчеркивавшей, что нередко с точки зрения диахронии, за фразеологизмами все-таки стоит прецедентная ситуация (Захаренко, 1997, 94) (так, например, за ФЕ «мамаево побоище» стоит конкретная историческая ситуация – Куликовская битва). Однако следующим возникает вопрос, можем ли мы считать фразеологизм интертекстемой, если он является отсылкой не к конкретному тексту (т.е. художественному произведению), а к историческому факту или явлению культуры? Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратиться к истокам теории интертекстуальности, а именно к её постмодернисткому трактованию. Такие исследователи, как Ж.Деррида (1992; 2000), Р. Барт (1994), М.Фуко (1994; 1996), Ю. Кристева (2000) (которая, как мы уже упоминали, и ввела термин «интертекст») отстаивали панъязыковой характер мышления («всё есть язык») и отождествляли сознание человека с письменным текстом. В конечно счёте, «как текст стало рассматриваться всё: литература, культура, общество, история, сам человек. Положение, что история и общество являются тем, что может «прочитано» как текст, привело к восприятию человеческой культуры как единого «интертекста», который в свою очередь служит как бы предтекстом любого вновь появляющегося текста» (Шиньев, 2010, 84).

Как отмечает В.В. Красных, при таком толковании термин «текст» понимается очень широко и теряет свою строгую терминологичность, но она также делает оговорку, что «в ряде случаев расширительное толкование какого-либо термина, в том числе и термина «текст» бывает вполне допустимым и более того оправданным, поскольку может не только не нарушать общей стройности и целостности теории, но и способствовать созданию таковой» (Красных, 2003, 223).

Кроме того, тот факт, что «текст» понимается в рамках теории интертекстуальности именно в таком смысле (а не в смысле конкретного литературного произведения) подтверждается и тем, что практически все исследователи признают интертекстемой аллюзии, которые, как мы видели из приведённого ранее определения, также могут апеллировать не только к литературным произведениям, но и к различным бытовым, историческим и культурным фактам.

Влияние фразеологизма-интертекстемы на контекст

Доля подобных примеров составила 7% от нашей выборки. Ещё одной интересной функцией фразеологизмов является культуроносная функция. Культуроносная функция языковых единиц заключается в актуализации сведений о явлениях культуры, запечатлённых в семантике языковых единиц (Заботкина, 2015, 22-23).

Так, например, английская ФЕ tooth fairy, означающая «мифический источник благополучия» (American Heritage Dictionary of Idioms, 1997, 1093), является отсылкой к поверью о том, что, если ребёнок, у которого выпал зуб, оставит его под подушкой, то наутро он обнаружит на его месте монетку, оставленную зубной феей. В современном английском языке ФЕ tooth fairy может использоваться как обозначение абстрактного магического источника решения проблем. Например: (47) “Dad,” he said, unfixing his gaze and turning towards his father. “It s Saturday morning. I have one stupid problem set due Monday.” “Are you expecting the tooth fairy to show up and magically finish this problem set?” (Faking Life, 42) (ср. русское: А задачку за тебя кто будет решать? Пушкин?).

Культуроносную функцию также выполняет фразеологизм cross my heart and hope to die, используемый для подчёркивания правдивости и искренности чьих-либо слов или обещаний и являющийся отсылкой к христианской традиции (Oxford Dictionary of Idioms, 2004, 66):

(48) Ginny,” she d start, “you promise, cross your heart hope to die, not to tell anyone?” “Promise,” I d say. I d cross my heart with my right hand and I d mean it (Sister, 6). Как видно из этого примера, употребление данной ФЕ может сопровождаться перекрещиванием, однако, это необязательно. Фразеологизмы, выполняющие культуроносную функцию, как правило, обладают достаточно ярко выраженной интертекстуальностью, так как содержат явные отсылки к тем или иным произведениям или культурным явлениям. Объем примеров, в которых культуроносная функция фразеологизма выходит на передний план, составил в нашей выборке 3%.

Другой важной функцией ФЕ является эвфемист ическая, когда фразеологизмы используются для завуалированного обозначения того, о чем говорящий не хочет говорить прямо. При этом образная метафора, лежащая в основе фразеологизма, позволяет провести аналогию с самыми разнообразными объектами и явлениями действительности (Ковалева, 2008, 10).

В рамках данной функции можно выделить следующие тематические группы ФЕ: – смерть. Например: (49) They [ants] were tenacious bastards, and when they stung you, it was some kind of sting. There were some people so allergic to the little critters, one bite would make them go toes up (Cotton, 19) (go toes up = умереть); – криминальная деятельность. Например: (50) But don t get light-fingered after we split, huh?” “There s nothing here to take,” I said. (Burglars, 8) (get light-fingered = красть что-либо); – распитие алкоголя и состояние опьянения. Например: (51) I ve found that older people are much more reliable than the younger crowd. I call some twenty-something partimer on a Friday evening and what s he tell me?” “He s gotten into the sauce?” (Confidential, 23) (to get into the sauce = напиться); (52) “That man s three sheets to the wind,” a woman said, and, as if he had been prompted, Martin hit a stone and fell, slowly and luxuriously, the way hard drinkers fall even in accidents involving machines (River, 50) (three sheets to the wind = в состоянии сильного опьянения); – физиологические процессы. Например: (53) Somebody offered me a Jell-O shot. After that I needed to hit the john so I slipped out the double doors (Lemonade, 118) (hit the john = сходить по нужде); – завуалированные ругательства. Например: (54) “You son of a gun, you.” He grinned. “Gettin sloppy in your old age, you know that? (Burglars, 6). (55) Something about my shmoo-shaped friend suggested that it would be unwise to refuse him. It s not that there was anything in particular I feared would happen to me if I told him to go roll his hoop. It just seemed unlikely to be a good idea (Burglars, 17). Возможность выполнения фразеологизмами эвфемистической функции, как правило, зависит от их семантики. Эта функция реализуется в 6% примеров из нашей выборки.

Интересной также представляется функция, которую мы назвали замест ит ельной. Она реализуется в диалогах, когда говорящий не желает отвечать на поставленный вопрос прямо или же вдаваться в детали и использует фразеологизм, чтобы уйти от вопроса или сменить тему. Подобную функцию может выполнять, например, фразеологизм neither here nor there, имеющий значение «некстати, не относится к делу, несущественно, не имеет значения» (Кунин, 1984, 384), что мы и наблюдаем в следующих примерах: (56) I remember when I was a child, said Father, there were certain things that I didn t want to do, but when my father said that it would be better for everyone if I did them, I just put my best foot forward and got on with them. What kinds of things? asked Bruno. 100 Oh, I don t know, said Father, shrugging his shoulders. It s neither here nor there anyway. I was just a child and didn t know what was for the best (Boy, 17). (57) I just wondered if the newsworthiness of this story might have occurred to you at any point. Will Mr. Worth be paying for his own treatment? That is neither here nor there (House of Sleep, 32). В обоих приведенных примерах говорящие уходят от ответа, заявив, что заданные им вопросы не относятся к делу. Заместительная функция также выполняется фразеологизмами и в следующих примерах: (58) "When s the funeral?" he asked. "The sooner the better." (Taxi Ride, COCA) (59) "How did you know I was out here, anyway? For that matter, how did you know I drank half a bottle of bourbon?" "Didn t you?" "Yes." "Well, then. As for how I knew, a little bird told me" (Low Country, COCA). (60) "But they re my friends," he said, knowing it would avail him nothing. "Of course they re your friends, you served them for sixteen years." "It was my wish to... I only wished to " "If wishes were horses, Timothy, beggars would ride. Let us stick to the point.” (A New Song, COCA) В двух первых примерах фразеологизмы помогают говорящим дать неопределенные ответы по поводу времени проведения похорон и источника информации, в третьем же примере автором используется ФЕ if wishes were horses (beggars would ride), чтобы избежать разговора на неприятную для него тему.

Участие фразеологизмов-интертекстем в создании композиционно-смысловой структуры диктем

Кумулема соответствует монологическому единству, а оккурсема – диалогическому. Как правило, в монологическом тексте диктема соответствует абзацу, а в диалогическом реплике.

По мнению последователя М.Я. Блоха, А.М. Аматова, диктема может реализоваться не только как предложение или набор предложений, но также и как вырванное из предложения слово, в т.ч. и служебное. Такое слово обычно представляет собой рему или часть ремы предложения, из структуры которого оно было изъято.

Хотя, как мы уже отмечали, диктема часто соотносится с абзацем, между этими понятиями существуют и определенные различия: 1) диктема реализуется как в письменном, так и в устном тексте, а абзац организует только письменный текст; 2) диктема не совпадает с абзацем по длине и, следовательно, абзац может включать в себя несколько диктем (Блох, 2010, 24)

При формировании текста, автор выполняет одновременно несколько операций и, соответственно, диктемы также одновременно выполняют несколько функций. Это, прежде всего, функция темат изации, заключающаяся в выборе темы, которую автор предполагает развивать. Затем в соответствии с выбранной темой автор подбирает составляющие речевое произведение лексические единицы (функция н оминации). И, наконец, диктема также выполняет функцию предикации, т.е. соотнесения описываемой ситуации с действительностью и отображение авторского видения этой ситуации. (Давыдова, 2010, 19).

Не менее важным аспектом диктемы является и её ст илист ическая охаракт еризованност ь, накапливающаяся от диктемы к диктеме и отображающаяся на всем тексте в целом. М.Я. Блохом вводится понятие «стилизация», обозначающее «выявление в диктеме, а через неё и в целом тексте необходимой суммы стилистических показателей» (Блох, 2002, 120). При этом это понятие не совпадает с литературоведческим термином «стилизация», означающим «подражание внешним атрибутам чужой авторской манеры, обусловленное различными идейно-художественными целями и иными обстоятельствами» (Ахманова, 2004, 454).

Обосновывая понятие диктемы, М.Я. Блох отмечает, что «её принципиальным отличием от сферхфразового единство является то, что сверхфразовое единство в контексте выделивших его работ не имеет уровнеструк-турного определения, а диктема, напротив, раскрывает свои свойства в качестве естественной составной части реверсивно-определённой уровневой структуры языка» (Блох, 2010, 23).

В поддержку диктемной теории выступает и тот факт, что СФЕ и ССЦ это построения собственно грамматические (Ильенко, 1988, 5), а при выделении диктемы учитывается также и семантика рассматриваемого отрывка текста. Подобный подход соотносится со мнением Г.В. Колшанского, отмечающего, что «для всех текстов независимо от их вида, должно быть свойственно некоторое содержание, тематически организованное, с определённым разбиением на субъединицы, т.е. субтемы» (Колшанский, 1984, 97). В связи с этим Г.В. Колшанский выделяет элементарную единицу текста, которую он называет текстемой и определяет как «коммуникативно законченные периоды в процессе общения в конкретных ситуациях» (Колшанский, 1984, 93).

Предложения, составляющие диктемы, могут иметь различную степень смысловой нагрузки. Так, в некоторых случаях, основная мысль диктемы сообщается сразу, а остальные предложения комментируют её. В других сначала перечисляются факты, а только затем уже высказывается основная мысль. В любом случае, «при анализе семантики отдельного высказывания в тексте, следует также учитывать и семантику окружающих высказываний, а также семантическую связь между ними. Характер связи между высказываниями является отражением движения мысли» (Москальская, 1981, 135).

Говоря о логико-семантических отношениях внутри диктемы, стоит обратиться к теории В.Г. Гака, который выделял четыре вида логико-семантических отношений между предложениями: 1) отношения тождества; 2) отношения включения и расширения; 3) отношения перекрещивания; 4) отношения соподчинённости (Гак, 1979, 93-102). Данные отношения также могут наблюдаться и внутри диктемы, что наглядно показывает в своей работе Е.А. Петрова (Петрова, 2012).

В информационную структуры диктемы входит целый ряд рубрик, представляющих интерес с точки зрения когниции и коммуникации. Наибольшую ценность для нашего исследования представляют импрессив-ная и эстетическая рубрики. Импрессивная информация помогает осуществлять целевое воздействие на слушателя, а эстетическая служит цели создания художественных образов. В рамках художественного произведения эти два вида информации часто пересекаются и объединяются в единое целое. Каждая из рубрик диктемы реализуется в конкретных элементах носителях, организованных в соответствующие функционально-парадигматические подсистемы (Разоренов, 2006, 10).

Любая единица, функционирующая в тексте, функционирует также и в рамках отдельной диктемы, ведь «вне диктемы, то есть вне диктемного строения, текст как непосредственный продукт речевой деятельности не существует и существовать не может» (Блох, 2010, 23). Эти объясняется повышенный интерес исследователей к изучению функционирования отдельных языковых элементов в рамках диктемы и анализу языковых процессов, происходящих при этом. Далее мы рассмотрим функционирование в рамках дик-темы фразеологических единиц.