Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Эволюция обращений в английском языке XVI-XXI вв. (лингвоэкологический аспект) Актуганова Софья Андреевна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Актуганова Софья Андреевна. Эволюция обращений в английском языке XVI-XXI вв. (лингвоэкологический аспект): диссертация ... кандидата филологических наук: 10.02.04 / Актуганова Софья Андреевна;[Место защиты: Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова"].- Архангельск, 2016.- 192 с.

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения обращения в ракурсе лингвоэкологии 11

1.1.Становление лингвоэкологии как новой отрасли языкознания 11

1.2. Основные понятия лингвоэкологии 28

1.3 Диалог как среда использования обращений 53

1.4. Обращение как элемент интеракции 58

Выводы 70

Глава 2. Эволюция обращения в новоанглийский период .72

2.1. Обращение при нормализационных и кодификационных процессах в ранненовоанглийский период 74

2.2. Закрепление устойчивой нормы использования обращений в английском языке XVIII века 96

2.3. Обращение как отражение демократизации в английском языке XIX века 104

2.4. Основные тенденции использования обращений в современный период развития английского языка и глобализационные процессы .110 Выводы .120

Глава 3. Лингвоэкологический потенциал обращения в художественном диалоге .124

3.1. Особенности диалогической речи в художественном диалоге 124

3.2. Критерии разграничения лингвоэкологичности и нелингвоэкологичности при исследовании обращения в художественном диалоге 136

3.3. Функции обращения в лингвоэкологическом ракурсе .143

Выводы 156

Заключение 158

Список научной литературы .163

Список иллюстративного материала

Введение к работе

Актуальность темы работы обусловлена все большим интересом ученых к изучению различных языковых явлений с лингвоэкологической точки зрения.

Ранее лингоэкологические аспекты речевой деятельности

рассматривались в языкознании с позиций стилистики, истории языка,
риторики, прагмалингвистики, социолингвистики, коммуникативистики,

культуры речи, речевой этики, интеракциональной лингвистики и т.д. Сегодня
лингвоэкология становится автономной научной отраслью

интердисциплинарного характера, в рамках которой изучаются феномены, связанные с взаимодействием языка, сознания, культуры, общества, действия и окружения.

Теоретическая база исследования включает в себя несколько направлений научной лингвистической мысли:

- лингвистическую экологию (Л.П. Бухарева, Н.Н. Панченко, А.М.
Поликарпов, Л.В. Савельева, Е.Н. Сердобинцева, Л.И.Скворцов, А.П.
Сковородников, Ю.А. Сорокин, Е. А. Сущенко, В. И. Шаховский, R. Alexander,
P. J. Chr. Bang, A. Blackledge, S.J. Cowley, P. Finke, M. Garner, M. Halliday, E.
Haugen, P. Mhlhusler, J.D. Palmer, S.V. Steffensen, A. Stibbe, W. Trampe и др.);

- теорию обращения (Н.Д. Арутюнова, В.Е. Гольдин, И.В. Дорофеева,
О.Г. Минина, Н.И.Формановская, М. Эрелт, W. Besch, W. Evans, A. Lubecka и
др.);

- теорию диалога и интеракции (А.В.Алферов, В.Н. Анощенков, Е.В. Вохрышева, В.Н.Бабаян, В.Д. Девкин, М.А. Егорова, Л.М. Михайлов, А.М. Поликарпов, Л. Л. Фёдорова, P. Auer, D. Bousfield, C.E.Ford, W. Franke, R. Fusaroli, G.Helbig, F. Hundsnurscher, J. Lindstrm, G.J. Mills, S.A.Thompson, E.Weigand и др.);

- теорию вежливости (Ю.А. Белютина, В.И. Карасик, Т.В Ларина, JI.И.
Скворцов, И.А. Стернин, Н.И.Формановская, P. Brown, J. Culpeper, H.P. Grice,
M. Haugh, G. Kasper, R.T. Lakoff, G.N. Leech, S.C. Levinson, O.J. Nwoye, J.
Pfister, M.R. Rosina, K.P. Schneider, M. Sifianou и др.);

- теорию английского коммуникативного поведения (Т.В Ларина, А.В. Павловская, И.А. Стернин, D. Crystal, S. Gore, D.G. Smith и др.).

Объектом исследования являются формы обращений в диалогической речи персонажей художественных произведений новоанглийского периода с позиций лингвоэкологии.

Предмет исследования составляет лингвоэкологичное и

нелингвоэкологичное использование обращения к партнеру по коммуникации в диалогической интеракции.

Цель диссертации заключается в изучении эволюции обращения в диалогической речи новоанглийского периода: аппелятивы рассматриваются в интеракции, наблюдаемой в художественных произведениях британских авторов разных эпох новоанглийского периода, где их употребление обусловлено не только общеязыковыми функциональными особенностями, но и риторикой.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1) определить роль лингвоэкологии и ее взаимодействие с другими научными направлениями языкознания для предпринимаемого изучения обращения в диалогической речи новоанглийского периода;

  1. выявить и охарактеризовать основные понятия, необходимые для лингвоэкологического описания особенностей употребления обращения в диалогической интеракции различных исторических эпох новоанглийского периода;

  2. показать особенности диалога как среды использования обращений на основе изучения существующих точек зрения отечественных и зарубежных лингвистов относительно понятия «диалог», его основных характеристик и взаимодействия партнеров по коммуникации в диалоге;

  3. установить факторы, определяющие языковое поведение в диалогической речи, влияющие на выбор формы обращений;

  4. изучить дефиниции обращения, его основные свойства и дать обзор существующих классификаций аппелятивов, необходимых для исследования обращения как элемента диалогической интеракции;

  5. рассмотреть эволюцию употребления обращений в диалогической речи новоанглийского периода (XVI –XXI вв.);

7) изучить особенности использования обращений в художественном
диалоге на материале произведений британских авторов различных эпох
указанного периода;

8) раскрыть лингвоэкологический потенциал обращения в британском
художественном диалоге.

Указанная цель и поставленные задачи обусловили использование соответствующих методов исследования. В основу положен метод лингвистического описания с его основными компонентами: наблюдением, обобщением, сопоставлением и систематизацией, а также метод сплошной выборки, метод интерпретационного анализа и метод контекстуального анализа.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нём впервые
предлагается диахроническое рассмотрение употребления обращения к
коммуниканту в новоанглийский период через призму лингвоэкологии.
Впервые системно выделяются основные понятия лингвоэкологии, важные для
изучения функционирования обращений, и устанавливаются критерии их
выделения. Определяются параметры лингвоэкологичности и

нелингвоэкологичности обращения к участнику диалогической интеракции. Впервые прослеживается эволюция обращения в диалогической речи новоанглийского периода с позиции лингвоэкологии. Выявляется специфика реализации лингвоэкологичного и нелингвоэкологичного обращения в диалогической интеракции на материале художественных произведений различных эпох новоанглийского периода.

Материалом исследования послужила диалогическая речь

художественных произведений писателей новоанглийского периода различных эпох: С. Ахерн, П. Баркера, Э. Бёрджесса, Ш. Бронте, И. Во, В. Вульф, О. Гольдсмита, Д. Дефо, Д. К. Джерома, Б. Джонсона, Ч. Диккенса, К. Дойля, С. Кинселлы, У. Конгрива, А. Кристи, К. Куксон, К. Марло, К. Менсфильд, У. Моэма, М. Спарк, У. Теккерея, О. Уайльда, Р. Чанс, Г.К. Честерстона, У. Шекспира, Р. Шеридана.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Лингвоэкология определяется как лингвистическая отрасль междисциплинарного характера, позволяющая выявить факторы успешной коммуникации, установить их эффективность для развития творческой личности и процесса интеракции, исследующая вопросы воздействия говорящего на поведение слушающего.

  2. Категориальный аппарат, система основополагающих законов лингвоэкологии находятся в процессе становления. Терминологический аппарат лингвоэкологии позволяет разграничивать понятия экологичности и неэкологичности, осмыслить феномен обращения для успешного вербального и социального взаимодействия коммуникантов.

  3. Современная коммуникация характеризуется постоянной нацеленностью личности на диалог и интеракцию. На выбор говорящим вежливой / фамильярной форм при обращении к собеседнику значительно влияют экстралингвистические факторы.

4. Различные формы обращения, передающие оценочное отношение к
собеседнику и выражающие уровень взаимоотношений, могут быть
исследованы в аспекте лингвоэкологии. Избираемая форма обращения
указывает на отношения коммуникантов в диалоге и их изменения.

  1. Постепенное изменение единиц адресации в английском языке с XVI по XXI век показывает их развитие от подчеркнуто вежливых форм официального характера к отражающим симметрию в отношениях простым, фамильярным формам обращений.

  2. Лингвоэкологический аспект обращения проявляется в разнообразных функциях речевого сообщения при учете реакции партнера по коммуникации и привлечении широкого контекста и ситуации к интерпретации лингвоэкологичности и нелингвоэкологичности обращения.

  3. Вежливость/невежливость играет важную роль в установлении экологичного обращения. Лингвоэкологичность сложнее и шире понятия вежливости. При исследовании параметров лингвоэкологичности / нелингвоэкологичности важно учитывать уместность выбранной формы

обращения и реакцию адресата на него, стремление к достижению

гармонии в интеракции, соблюдение норм речевого этикета,

коммуникативную толерантность, поведение личности, межличностные

отношения коммуникантов.

Теоретическая значимость диссертационного исследования

определяется тем, что оно вносит определенный вклад в развитие теории диалога и теорию адресации. Полученные результаты могут способствовать дальнейшему развитию теории дискурса и текста в отношении жанрово-стилевой типологии текстов, описания организации текстов, в том числе текстов компьютерно-опосредованной коммуникации, и совершенствования методики комплексного анализа диалогического текста.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут найти применение в преподавании теоретических курсов стилистики, коммуникативистики, истории английского языка, лингвоэкологии, а также на практических занятиях по английскому языку и в практикуме по культуре речевого общения на английском языке. Основные положения диссертации могут быть использованы при создании учебных пособий по стилистике, лингвоэкологии, коммуникативистике, а также при написании курсовых и дипломных работ.

Апробация работы осуществлялась в выступлениях и обсуждении
результатов исследования на научных конференциях разного уровня: на
международных конференциях («М.В. Ломоносов и полиязыковое

информационно-образовательное пространство», Архангельск, САФУ, 2011;
«Экология языка», Пенза, Пензенский государственный педагогический
университет им. В.Г. Белинского, 2012 (заочное участие), «Пути развития
немецкого языка: новые требования – российско-немецкие инициативы»,
Архангельск, САФУ, 2013, «Трансфер знаний в науке, образовании и бизнесе:
пути взаимодействия России и Германии», Архангельск, САФУ, 2014), на IV
международной заочной научно-практической конференции («Новое слово в
науке: перспективы развития», Чебоксары, 2015); на международном круглом
столе («Роль Ч. Диккенса в мировой культуре», Архангельск, САФУ, 2012); на
международном научном семинаре («Интра - и интеркультурные векторы
филологических исследований на Архангельском Севере и за рубежом»,
Архангельск, САФУ, 2013); на всероссийской конференции («Языковые и
культурные контакты: северный вектор», Архангельск, САФУ, 2012); на
региональных научно-практических конференциях (Язык. Культура.

Литература», Архангельск, САФУ, 2012, «Язык. Культура. Литература – 2», Архангельск, САФУ, 2013, «Язык. Культура. Литература – 3», Архангельск, САФУ, 2014); на конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов («Развитие Северо-Арктического региона: проблемы и решения», Архангельск, САФУ, 2012). Результаты проведенного исследования отражены в тринадцати публикациях, три из которых опубликованы в рецензируемых научных журналах.

По структуре диссертация состоит из введения, двух глав, каждая из которых завершается выводами, заключения, списка использованной

литературы (298 наименований, из них – 61 на иностранных языках), списка иллюстративного материала. Общий объем работы – 192 страницы.

Диалог как среда использования обращений

Ученые-лингвоэкологи изучают факторы, негативно влияющие на развитие и использование языка, а также стремятся найти способы обогащения языка и совершенствования практики речевого общения [Сковородников www.gazeta.sfu kras.ru/node/307]. Важнейшей задачей лингвоэкологов можно назвать «просвещение социума относительно роли языка» как в личной, так и в общественной жизни [Бернацкая 2014: 28]. Существуют различные определения термина «лингвоэкология». Е.Н. Сердобинцева исходит из понимания лингвоэкологии как науки, изучающей влияние языка на реальные жизненные события [Сердобинцева 2008: 5]. При таком подходе язык мыслится как среда существования человека, взаимосвязанная с мышлением, поведением, а объективная действительность рассматривается как среда существования языка. Перефразируя высказывание американского лингвиста Э. Хаугена, можно утверждать, что язык подобен поведению, представляет потенциал для возможных действий и поведения человека [Haugen 1972: 327]. Лингвоэкология понимается как отрасль междисциплинарного характера, объединяющая экологию, лингвистику, психологию (проблемы речевого воздействия), социологию и философию (проявление в языке предельно общих свойств и закономерностей развития общества и познания). А.М. Поликарпов рассматривает влияние языка на его окружение, предпринимают попытки решить проблему «экологического кризиса» [Поликарпов 2012: 204]. В сферу интересов лингвистической экологии входит литературный язык, а также сами носители языка. В этом смысле ученые говорят о «лингвоэкологическом воспитании личности» [Скворцов 1996: 16].

Следует согласиться с тем, что лингвоэкология позволяет выявить факторы успешной коммуникации, установить их эффективность, как для развития творческой личности, так и для интеракции [Поликарпов 2013: 262]. Лингвоэкология имеет интердисциплинарный характер и взаимосвязана с другими лингвистическими дисциплинами – культурой речи, стилистикой, риторикой, этикой, прагмалингвистикой. Очевидным представляется взаимоотношение лингвоэкологии и стилистики, поскольку в сферу интересов стилистики входят способы реализации успешного и эффективного речевого акта, эффективного использования выразительных средств языка в речи, исследование жанров общения, языка художественной литературы [Кожина 2003: 409–410]. Лингвоэкология также соотносится с культурой речи – областью духовной культуры, ориентированной на обеспечение эффективного общения «при соблюдении языковых правил, этических норм, ситуативных требований и эстетических установок» [Матвеева 2003: 186]. Связь лингвоэкологии и культуры речи также очевидна, так как культура речи предполагает учет разных аспектов коммуникативной ситуации при общении коммуникантов. В зависимости от внешних обстоятельств, обстановки общения участники интеракции придерживаются определенных правил для достижения уместности, лаконичности и ясности речи [Матвеева 2003: 188]. Научная отрасль «риторика» также реализует связь с лингвоэкологией. Риторика исследует объективные законы и правила речи, искусство риторики подразумевает стремление к совершенной речи, эффективное владение речью, развитие коммуникативных навыков и способностей. Задача риторики определяется как формирование личности человека через слово [Аннушкин 2003: 360–361].

Среди наук, связазанных с лингвистической экологией, выделяется прагмалингвистика. Прагмалингвистика рассматривает взаимоотношения коммуникантов в разных ситуациях общения, реакцию адресата, интерпретацию, социальные и этикетные аспекты речевого общения [Кожина 2003: 30]. Все более осознается необходимость выбора наиболее эффективных языковых средств для достижения успешного воздействия на адресата, конкретной цели в определенной обстановке общения [Степанов 1981: 325–326]. Прагмалингвистика призвана решить данную задачу. Ключевыми аспектами исследований в области прагмалингвистики называют намерение говорящего, контекстное значение, высказывание, понимание невыраженного и общий горизонт знаний для понимания говорящего [Yule 1996: 35].

Названные области лингвистики смыкаются с лингвоэкологией и заслуживают особого внимания, так как имеют антропоцентрический характер, то есть в первую очередь занимаются исследованием языка с целью познания личности говорящего, его психологических особенностей в различных ситуациях общения. Лингвоэкологию и смежные с ней науки объединяют вопросы эффективности речи, воздействия говорящего на слушающего, их взаимодействия в интеракции.

Воздействие мышления на язык не вызывает сомнений у современных лингвистов. Экологическое мышление также находит свое выражение в языке. Язык, будучи «выражением мысли», воспринимается как промежуточное звено между мышлением и действием (поведением) [Lakoff 2001: 104, Garner 2014: 112]. В связи с этим убедительным представляется суждение о том, что «язык не только отражает, но и формирует мышление, регулирует поведение, межличностные и межкорпоративные отношения, является универсальным средством управления, воспитания» [Сковородников http:// gazeta.sfu-kras.ru/node/307]. Язык определяет мышление и «способ познания внешнего мира» [Шляхов, Никонов 2011: 139].

Учитывая функцию воздействия языка на окружающий мир, современные ученые признают лингвоэкологию инструментом влияния на сознание и действия участников коммуникации [Шляхов, Никонов 2011: 139]. В исследовании Д. Болинджера «Language, the Loaded Weapon» отмечается, что язык может быть средством манипуляции в рекламе, политике, прессе [Bolinger 1984].

В современном отечественном языкознании активно высказывается мнение о том, что лингвоэкология «формируется в соответствии со сложившейся в данном государстве и обществе социально-языковой ситуацией» [Коровушкин 2011: 62]. Российские лингвоэкологи концентрируют внимание на теоретическом осмыслении феномена языка в жизни личности, пытаются разработать принципы языковой политики и языкового обучения [Савельева 2007: 217, Сущенко 2011].

Предметом изучения лингвоэкологии являются вопросы «загрязнения» и «заражения» окружающей речевой среды, жаргонизация языка, технизация речи в условиях научно-технической революции, проблемы красоты языка, борьба с «лингвистическим нигилизмом», то есть недооценкой, отрицанием филологических, гуманитарных знаний [Скворцов 1996: 16].

Закрепление устойчивой нормы использования обращений в английском языке XVIII века

Современные исследователи расширяют сферу исследования обращения к партнеру по коммуникации, фокусируя внимание на личности каждого собеседника, его положении в обществе. Исследуя обращение в диалогической речи, необходимо принять во внимание языковую личность адресанта. Лингвисты говорят о языковой личности как о коммуникативной личности [Карасик 2004: 22], личности вообще со своим характером, темпераментом, интеллектом, интересами, занимаемым социальным положением, психологическими особенностями, проявляющимися при коммуникации (неуверенность, эмоциональность, гибкость, авторитарность и др.) [Морозова 2005: 125–127]. К языковой личности также принято относить представителя конкретной речевой культуры, нации, группы, [Морозова 2005: 32], «носителя культурно-языковых и коммуникативно-деятельностных ценностей, знаний, установок и поведенческих реакций» [Карасик 2004: 22].

Неоспорим тот факт, что обращение является вербальным средством выражения взаимоотношений между людьми различного положения в обществе [Оликова 1979: 4]. При интеракции всегда отражены особенности использования форм обращения к представителям разных социальных слоев и социального статуса.

Изучение социальных условий, влияющих на выбор форм личного обращения, входит в круг интересов социолингвистики [Беликов 2001:11; Lubecka 1993: 17]. Центральный концепт социолингвистики «социальный статус» определяется как «положение человека в социальной системе с определенными правами и обязанностями, и определенным поведением» [Быганова 2010: 59]. Оценка социального статуса выражается в уважении, проявляющемся в частом использовании форм вежливого обращения к собеседнику [Быганова 2010: 60]. Такие маркеры обращения, как Sir, ma am свидетельствуют об исключительно уважительном отношении к собеседнику. Как правило, при вежливом обращении подчеркивается некая дистанция между собеседниками. Отсутствие какого-либо обращения к собеседнику сигнализирует о невежливости, неуважении к нему [Lubecka 1993:17].

Обращение вызывает неизменный интерес лингвистов, привлекает исследователей с коммуникативно-прагматической точки зрения. Современные ученые часто обращаются к рассмотрению этой единицы адресации, выполняющей контактоустанавливающую и этикетные функции, с позиции теории речевых актов и теории речевого этикета.

Лингвоэкология позволяет рассматривать обращение в интеракции как этикетный речевой акт.

Известно, что речевой акт (РА) является целенаправленным речевым действием, совершаемым в соответствии с принятыми в данном обществе принципами и правилами речевого поведения. Основными чертами речевого акта признаются намеренность (интенциональность), целеустремлённость и конвенци-ональность. В науке о языке подчеркивается, что речевые акты всегда соотнесены с лицом говорящего. Отмечается, что речевой акт как единица нормативного социоречевого поведения создает дискурс. Представляя собой сложное образование, РА состоит из трех уровней, фаз: Фаза локуции – соотношение высказывания с действительностью; Фаза иллокуции – целенаправленность высказывания; Фаза перлокуции – воздействие на сознание или поведение адресата, создание новой ситуации [Арутюнова 2002: 412].

При классификации РA учитывается иллокутивная цель, психологическое состояние говорящего, направление отношений между пропозициональным содержанием РА и положением дел в мире, отношение к интересам говорящего и адресата и др.

Осуществляя речевой акт обращения к собеседнику посредством называния последнего, говорящий сообщает информацию, содержащую как семантические, так и прагматические компоненты. Следует подчеркнуть, что в выборе формы обращения для конкретной коммуникативной ситуации прагматика доминирует над семантикой. Важно принять во внимание условия протекания коммуникации, коммуникативные установки, межличностные отношения и социальный статус собеседников, влияющие на выбор формы обращения [Суконкина http://www. filfak.mrsu.ru]. Некоторые исследователи обращения обращают внимание на отличие структуры единицы адресации от структуры речевых актов. Обоснованной нам представляется идея о том, что характеризуя адресата, обращение проявляет не вокативную, а эмоционально-оценочную функцию. Обращение как индексальный знак практически не реализуется в одиночку, оно «входит в последовательность речевых актов, подчиняя свою иллокутивную силу иллокутивной силе акта сообщения, акта приказа или просьбы, акта совета, акта запрета, акта извинения и т.п.» [Дорофеева 2005: 33–34].

Рассмотрение исследователями этикетного речевого акта (ЭРА) осуществляется на пересечении теории речевого этикета и теории речевых актов. ЭРА играют значительную роль в организации коммуникации, они придают общению определенную тональность, а также способствуют соблюдению главного принципа общения – паритетности, «выражающейся на протяжении всего межличностного общения, начиная с приветствия и заканчивая прощанием» [Руди 2010: 72].

Главным предназначением этикетных речевых актов можно считать поддержание ритуально-этикетных отношений в сфере вежливой коммуникации [Щербинина 2007: 5]. Обязательным условием осуществления этикетных речевых актов является положительная оценочность, направленная на создание успешного диалога и благоприятной атмосферы общения. Некоторые лингвисты говорят об этикетном речевом акте обращения в связи с категорией вежливости [Руди 2010: 73], так как он реализуется, как правило, только при вежливом обращении. Обращение напрямую связано с зоной речевого этикета, представляющего собой «систему социально заданных и национально специфических правил речевого поведения, регулирующую выбор кода» при вступлении в разговор и поддержании беседы [Формановская 2000: 85]. Следует отметить, что все обращения выполняют этикетную функцию и лишь некоторые из них играют основную этикетную роль [Гольдин 2009: 81].

Критерии разграничения лингвоэкологичности и нелингвоэкологичности при исследовании обращения в художественном диалоге

Характеризуя стремительный экономический рост и изменения в британском обществе XIX века, историки справедливо используют термин «промышленная революция». Важно отметить, что на протяжении всего XIX столетия продолжалась модернизация металлургической и хлопчатобумажной отраслей. Современники отмечают повышение уровня жизни рабочего класса, увеличение заработной платы трудящихся. Международные финансы и торговля переживали расцвет в Великобритании XIX века. Исторический опыт также показывает неприятие британцами индустриализации, что находило выход в выражении возмущения бесчеловечными условиями труда женщин и детей, агрессивностью владельцев предприятий. Возникает движение рабочего класса чартизм как способ борьбы за права бедных и рабочих. Факты указывают на то, что 50-е и 60-е годы XIX века знаменуют пик развития Великобритании, в то время как 70-е годы – ее закат. Существует основание утверждать об утрате Англией конкурентоспособности, снижении темпов экономического роста и замедлении производительности традиционных отраслей промышленности. К концу столетия представители средних классов имели возможность получить титул рыцаря, пэра. Успех на промышленном поприще гарантировал продвижение по социальной лестнице. Вместе с тем следует отметить рост империи, колониальную экспансию Великобритании в 1880-х годах, превращение Англии в могущественную державу [Пью 2001: 29–143].

Рубеж XIX и XX веков означал период зрелого литературного английского языка, который развивался уже с меньшей интенсивностью. Развитие языка в XIX веке происходит в основном благодаря появлению новых лексических и фразеологических единиц и продолжающимся изменениям норм произношения. Произношение данного периода приближалось к написанию. Одной из тенденций XIX века явилось повышение грамотности и общей культуры населения, усиление влияния на развитие литературно-разговорного языка газетно-публицистического и научного стилей. Отмечается, что пуризм в то время носит реакционный характер. В книге «Исправление вульгарностей речи» пуристы осуждают неологизмы, заимствования, выступают против диалектизмов, профессионализмов и жаргонизмов, что тормозит эволюцию литературного английского языка. Тем не менее, разговорный язык образованных англичан отличался простотой, отклонением от строгой литературной грамматической нормы (например, в речи встречалось употребление ate вместо eaten или двойное отрицание). Для XIX века характерно изменение языковых вкусов, интерес к народно-разговорному языку обязан своим появлением новому литературному направлению – романтизму, общей демократизации сознания. В XIX веке тенденция к сближению норм литературно-книжной и живой разговорной речи становится ведущей [Беркнер 1978: 118–124].

Художественная литература сохраняет роль опоры кодификации литературных норм в течение всего XIX столетия. Период конца XIX – начала XX 106 века характеризуется как завершающий этап формирования нормы и ее кодификации [Семенюк 1996: 39–42]. В XIX веке возникает стиль романтической прозы. Считается, что критериями романтизма выступают полет воображения, новизна видения жизни, недоверие к рационализму, субъективизм при описании действительности, обращение к внутреннему миру, чувствам и переживаниям человека. Эстетика романтизма связана с возвышенным и прекрасным. Для романтического направления не типичны комические темы, в данном искусстве доминирует ирония [Аникин 1985: 160–162]. Романтики (У. Блейк, Д. Байрон, В. Скотт) изображают полноценную личность, ожидающую коренных перемен, подвергают резкой критике тяжелые и унизительные для личности социальные обстоятельства, жестокую реальность, что выражается в появлении романтической иронии, указывающей на «невозможность абсолютизации свободы личности и самоценности индивида» [Аникин 1985: 158].В английской литературе середины XIX века утверждается направление критического реализма. В своем творчестве писатели-реалисты обращаются к отрицательным явлениям жизни, драматическим ситуациям, конфликту между рабочим классом и высшего общества с целью вызвать у читателей протест них. Критически изображающие жизнь реалисты обладают мастерством психологического анализа [Аникин 1985: 206–211]. В конце XIX века развивается литературное течение эстетизма, возглавляемое Оскаром Уайльдом. Сторонники эстетизма проповедуют культ красоты, уходя от несправедливости жизни, отрицают реальность [Аникин 1985: 278].

Эволюцию обращений эпохи английского критического реализма позволяют проследить романы писателей реалистов У. Теккерея «Vanity Fair: A Novel without a Hero» («Ярмарка тщеславия»), Ч. Диккенса «Hard Times» («Тяжелые времена») и Ш. Бронте «Jane Eyre» («Джейн Эйр»), а обращения в духе эстетического движения представлены в пьесе О. Уайльда «The Importance of Being Earnest» («Как важно быть серьезным»).

В ситуации общения с девушками и молодыми женщинами высшего света в эту эпоху были распространены форма обращения Miss и young woman: do you feel as if you should sleep, miss? [Bronte 1954: 30]; is your name, Eyre, m iss? [Bronte 1954: 125]; and I trust, Miss Jemima, you have made a copy of Miss Sedley s account [Thackeray 1950: 16]; you may be sure it s Sir Pitt Crawley, young woman [Thackeray 1950: 82]. В неформальной обстановке среди обращений к возлюбленной становится распространенным оценочно-характеризующее обращение my own one (дорогая), my own darling (любимая), my dear child, my own love: my own one, I have never loved anyone in the world but you [Wilde 2004: 23]; my own darling! [Wilde 2004: 33]; but, my dear child, do you mean to say you could not love me if I had some other name? [Wilde 2004: 57]; my own love! [Wilde 2004: 67].

В XIX веке продолжается «титулованное» обращение супругов. В узком семейном кругу адресант может использовать вместе с титулом ласковое обращение друг к другу, например, my dear, чтобы показать теплое отношение: it was quite wicked of you, Mr. Sedley to torment the poor boy so [Thackeray 1950: 43]; there now, I have hurt his feelings, Mrs. Sedley, my dear, I have hurt your son s feelings [Thackeray 1950: 33].

Следует отметить, что в этот период официальные обращения между близкими людьми уже становятся не актуальными [Беркнер 1978: 53]. Тем не менее, титул sir в обращении к отцу встречается в некоторых диалогах сына и отца романа У. Теккерея «Vanity Fair: A Novel without a Hero»: I recollect, sir, there was a girl at Dublin, a daughter of Cutler of the Artillery, and afterward married to Lance, the surgeon, who made a dead set at me in the year …. Well, sir, the Artillery gave a ball… [Thackeray 1950: 38]. Следует указать на то, что появляются такие формы обращения к родителям, как mamma, papa: it was called mounting, m amma [Thackeray 1950: 40]; what is a buggy, papa? [Thackeray 1950: 32]. Они распространились благодаря влиянию французского обращения papa и maman.

Функции обращения в лингвоэкологическом ракурсе

К неэкологичному употреблению обращений мы будем относить реализацию вокативов в случаях проявления неискренности и лести – концептов, ассиметричных понятиям, связанных с лингвоэкологичностью, несмотря на то, что по своему звучанию данные обращения не характеризуются как негативно окрашенные. Лингвисты относять лесть, как и оскорбление, к речевому акту инфлуктивов, выражающих «эмоционально-оценочное отношение и эмоциональное воздействие, к которым говорящий прибегает как к санкциям, регулирующим исполнение слушающим своих социальных и межличностных ролей» [Трофимова 2011: 26]. Лесть, как известно, не приводит к гармонии в общении.

Определяющую роль в определении лингвоэкологичности обращения при его использовании в вербальной интеракции играют ситуация и фоновые знания относительно взаимоотношений коммуникантов. В произведении Б. Джонсона «Volpone or the Fox» главный герой богатый патриций Вольпоне, не имеющий прямых наследников и притворяющийся тяжело больным, дает людям надежды на получение наследства. Многочисленные родственники, ослепленные надеждой на наследство Вольпоне, вовлекают его слугу Моску в участие в своей мошеннической «деятельности» и, стремясь завоевать расположение последнего, выбирают в диалогах с ним форму обращения по имени со следующими эпитетами – sweet (милый), dear (дорогой), grateful (милый): by what good chance, sweet Mosca? [Johnson 1978: 24]; oh, my dear Mosca! Does he not perceive us? [Johnson 1978: 33]; grateful Mosca! Thou art my friend, my fellow, my companion… [Johnson 1978: 34]. Моска, обещая каждому из родственников склонить своего хозяина к оформлению завещания исключительно в его пользу, осознает, что все они готовы пойти на любую подлость, любое преступление ради наследства, и таким образом, воспринимает адресованные ему ласковые формы обращения как неискренние. Налицо, таким образом, нелингвоэкологичность в использовании обращений.

Конативная функция (адресат) ориентирована на использование вокативов и повелительного наклонения в отношении партнера по коммуникации [Якобсон 1975: 200]. Реализация обращений в данной функции осуществляется в целях привлечения внимания другого лица, сообщения воли говорящего, передачи предписаний, команд и др.

Следующие примеры показывают вежливое побуждение партнера по коммуникации к совершению действия. Вежливая просьба в английской коммуникации оформляется среди прочего благодаря конструкции с модальным глаголом can. Герои романов Р. Чанс «Bad Angels» и С. Кинселлы «The Undomestic Goddess» в своей просьбе к адресату выбирают экспрессивно-эмоциональные вокативы darling и love: Darling ! Can you show Daddy a photo that a friend just sent him on his phone? [Chance 2012: 351]; can I have a picture of you holding a toilet brush, love? [Kinsella 2005: 315].

Необходимо отметить, что кажущееся вежливым обращение sir в императивном акте может приобретать негативную коннотацию, становясь, таким образом, неэкологичным в случае, когда говорящий показывает свое отрицательное отношение к партнеру по коммуникации. Так, в эпизоде комедии «The way of the world» леди Политик, поверив интригану Моске, принимает друга мужа за женщину, переодетую в молодого человека. В порыве ревности и гнева она прогоняет его, реализуя при этом обращение-титул sir: Go to, sir [Johnson 1978: 88].

Неэкологичные, уничижительно-оскорбительные обращения, сигнализирующие проявление аффекта, раздражения, выражение угрозы, презрения, например, такие как you hag (ты ведьма), impostor (мошенник), arrant knave (отъявленный мошенник), varlet (негодяй, подлец), harlot (хам), rascal (мерзавец), monster (изверг), thing (тварь), stupid elf (глупый эльф) и др. встречаются в ситуациях приказа, побуждения в грубой, неуважительной форме: Hold your tongue, you hag! [Doyle 2000: 275]; free the forced lady, or thou diest, 151 impostor [Johnson 1978: 76]; go, you monster! [Sheridan 1949: 31]; go, you thing, and send her in [Congreve 1978: 170]; you! Stupid elf! Here! You sit! [Chance 2012: 259]. С целью установления, поддержания или прерывания коммуникативного контакта, проверки канала связи коммуникант осуществляет фатическую (контактоустанавливающую) функцию [Якобсон 1975: 201]. Для успешного поддержания коммуникации не принято перебивать своего собеседника [Стернин 2001: 98]. Следующие примеры демонстрируют отражение данной функции в обращении. В романе Р. Чанс «Bad Angels» стремление установить контакт с помощью приветствия обусловливает использование обращения медсестры к своей пациентке по имени: Hello, Melody. May I come in? [Chance 2012: 6]. Как известно, такой неформальный способ приветствия как обращение по имени может гарантировать успешность коммуникации, а значит и лингвоэкологичность.

Поддержание коммуникации и проверка канала связи осуществляются с помощью шутливого обращения к подруге главным героем романа С. Ахерн «Love, Rosie» Алекса: Hey Buttercup, you OK? [Ahern 2005: 22].

Показателем реализации фатической функции служит вопрос how are you как своеобразное приветствие, преамбула к коммуникации. Данный вопрос не требует развернутого ответа [http://www.sociolinguistics.academic.ru]. В одном из диалогов произведения М. Спарк «The Public Image» отец адресует дочери данный вопрос вкупе с экспрессивно-эмоциональные обращением: – How are you, honey? – I m grateful [Spark 1976: 109]. Фатическая функция осуществляется и при «временном прерывании общения до новой встречи» [Формановская 2003: 33], то есть при прощании. В романе С. Кинселлы «The The Undomestic Goddess» приятельница главной героини Саманты, прощаясь с ней, применяет оценочно-характеризующую форму обращения chicken (цыпленок). Положительная оценка этой формы обращения подтверждается реакцией адресата: Саманта обнимает знакомую Айрис и благодарит ее за оказанную помощь и поддержку: