Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Оценочная модальность английских фразеологических единиц и способы ее реализации в контексте эмоционально-предметной направленности Гукасова Маргарита Вячеславовна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Гукасова Маргарита Вячеславовна. Оценочная модальность английских фразеологических единиц и способы ее реализации в контексте эмоционально-предметной направленности: диссертация ... кандидата Филологических наук: 10.02.04 / Гукасова Маргарита Вячеславовна;[Место защиты: ФГБОУ ВО Пятигорский государственный университет], 2017.- 171 с.

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА 1. Теоретические предпосылки изучения модальности .12

1.1. Модальность как категория лингвистики 12

1.2. Модальный план выражения текста .19

1.3. Эмотивность как текстовая категория 23

1.4. Фразеологические единицы как одна из составляющих эмотивности текста 28

Выводы по главе 1 37

ГЛАВА 2. Оценочная модальность как функционально-семантическая категория, заложенная в образном основании фразеологических единиц на уровне словарной нормы .39

2.1. Семантико-синтаксические особенности фразеологических единиц .39

2.2. Денотативно-коннотативный компонент структуры значения фразеологических единиц 43

2.3. Актуализация оценочной модальности фразеологических единиц вне контекста 51

Выводы по главе 2 74

ГЛАВА 3. Употребление фразеологических единиц в эмоционально-предметном контексте и различные способы реализации их оценочно-модальной функции .76

3.1. Лингвистическая сущность понятий «текст» и «контекст» .76

3.2. Семантико-прагматические особенности функционирования фразеологических единиц в коммуникативных актах 84

3.3. Коммуникативно-прагматическая ситуация как средство

концептуализации узуальной оценочной модальности фразеологических единиц .88

3.3.1. Изменение параметров коммуникативно-прагматической ситуации и их последующее влияние на узуальную оценочную модальность фразеологических единиц .100

3.4. Эмоционально-предметный контекст как средство реализации фразеологическими единицами оценочно-модальной функции 102

3.4.1. Влияние эмоционально-предметного контекста на модальность фразеологических единиц без изменений в их структуре 106

3.4.2. Изменение структурной формы фразеологических единиц под воздействием эмоционально-предметного контекста 124

3.4.3. Виды окказиональных трансформаций фразеологических единиц и их роль в модификации оценочной модальности в эмоционально-предметном контексте .126

Выводы по главе 3 143

Заключение 145

Библиографический список

Введение к работе

Актуальность темы обусловлена теоретической и практической необходимостью выявления субъективной формы существования эмотивного модально-оценочного компонента в структуре значе-ния фразеологических единиц, определяющего их информативную ценность. В основу данного исследования положены все накопленные сведения о языковых структурных свойствах фразеологических единиц и их контекстуальном использовании. Комплексный подход к рассмотрению проблемы модальности фразеологических единиц позволяет полностью и всесторонне изучить ее природу и выявить основные закономерности ее функционирования в их семантическом значении, а также обеспечить объективность в анализе исследуемого явления.

Объектом исследования выступает оценочная модальность английских фразеологических единиц.

Предметом исследования являются способы выражения оценочной модальности английских фразеологических единиц и различные виды ее текстовых реализаций на примере их употребления в эмоционально-предметном типе контекста.

Материалом для исследования послужили отрывки из англоязычных художественных произведений XX и XXI вв., видео, телепередач, ток-шоу, кинофильмов, а также из живой речи носителей английского языка.

Попытка выявить как общие, так и специфические факторы, способствующие изменению оценочной модальности фразеологизмов, и на основе этого установить ее взаимодействие с контекстом обусловливают цель исследования.

В соответствии с поставленной целью в работе решается ряд

задач:

  1. характеристика статуса модальности как функционально-семантической категории фразеологических единиц, заложенной на уровне словарной нормы, и исследование данной проблемы через призму специфики их внутренней структуры;

  2. выявление факторов, участвующих в возникновении категории модальности;

  3. определение ведущей роли коннотации в формировании эмо-тивной составляющей фразеологических единиц;

  4. установление господствующей роли эмоций в выполнении фразеологическими единицами модально-оценочной функции;

  5. рассмотрение способов реализации модально-оценочной функции английских фразеологических единиц в эмоционально-предмет-ном контексте и комплексный анализ факторов, влияющих на изменение их узуальной модальности;

  6. исследование влияния эмоционально-предметного контекста на преобразование структурной формы фразеологических единиц;

  7. классификация типов окказиональных преобразований и анализ их роли в модификации оценочной модальности в эмоционально-предметном контексте

В данном исследовании использовался комплекс методов, включающий метод сплошной выборки эмпирического материала, метод компонентного анализа, метод дискурсивного и контекстологического типов анализа.

Положения, выносимые на защиту:

1. Структура значения английских фразеологических единиц при ведущей роли в ней коннотации, где основное место занимает эмотив-но-оценочный компонент, дает основание полагать, что оценочная модальность является их функционально-семантической категорией и заложена в их образном основании уже на уровне словарной нормы. Фразеологические единицы, имея статус микротекста, могут реализо-вывать свою основную коммуникативную функцию вне контекста.

  1. Употребление фразеологических единиц в эмоционально-пред-метном типе контекста способствует всесторонней реализации их модальной функции и в полном объеме раскрывает их модально-оценочный потенциал. Выступая в качестве главного средства реализации модально-оценочной функции фразеологических единиц, эмоционально-предметный контекст мотивирует их модальное значение и порождает новую систему модальных отношений, что позволяет по-новому взглянуть на их потенциальные словарные возможности. В других типах контекста фразеологические единицы теряют яркую образную мотивировку, сохраняя тем самым свою модальность только на уровне словаря.

  2. Функционируя в эмоционально-предметном контексте, фразеологические единицы наполняются совершенно иным модальным содержанием, которое полностью зависит от его целевой установки, и иначе реализуют свои потенциальные возможности. Подобное варьирование их узуальной модальности приводит к созданию новых модальных значений, количество которых будет зависеть от количества их речевых актуализаций в контексте. Дополнительные модальные характеристики, отличные от тех модальных признаков, которые присущи фразеологическим единицам на уровне словаря, расширяют предел их семантических возможностей.

  3. Будучи одним из средств коммуникации, фразеологические единицы способны менять свою оценочную модальность при сохра-нении целостности структуры. В данном случае ведущая роль отве-дена коммуникативно-прагматической установке эмоционально-пред-метного контекста, который, при учете целого ряда экстралингвистических факторов, выступает в качестве их стилистического актуализа-тора и способствует появлению новых форм реализации их модального значения. В зависимости от изменения параметров коммуникативно-прагматической установки, таких, как нарушение статусных ро-лей, специфика объекта референции, обусловленная лично-дейкти-ческим употреблением, модальность может приобретать различный смысл.

  4. Вариации оценочной модальности фразеологических единиц могут также способствовать и внутренние трансформации их структуры, обусловленные требованиями эмоционально-предметного контекста. Модификации, произошедшие на уровне внутренней структуры, способствуют созданию окказиональных вариантов, которые, в свою очередь, служат средством для создания эмотивности. При окказиональных преобразованиях происходит семантическое варьирование структуры фразеологических единиц, которые под воздействием элементов эмоционально-предметного контекста наполняются индивидуальным дополнительным содержанием в зависимости от внедренного в их состав компонента. Подобного рода варьирование расширяет границы их модального значения.

Научная новизна заключается в новом подходе к проблеме специфики модальности фразеологического значения, которая рассматривается и анализируется под углом зрения эмотивной оценочно-сти, с последующим выявлением как общих, так и специфических факторов, участвующих в ее формировании. В данном исследовании впервые делается попытка указать на зависимость присущей фразеологическим единицам оценочной модальности от типа контекста и продемонстрировать способы реализации ее функции в эмоционально-предметном контексте, где она наиболее полно раскрывает свой потенциал.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно расширяет знания о проблеме модальности фразеологических единиц, которая в данном исследовании рассматривается и анализируется с учетом целого ряда экстралингвистических факторов. Рассмотрение и анализ модальности через призму факторов внеязыковой сущности выносит данную проблему за пределы собственно языковой системы. На основе проведения комплексного анализа структуры фразеологического значения, выделена ведущая роль эмоций, благодаря которой реализуется модально-оценочная функция фразеологических единиц. Выводы и результаты проведенного исследования являются определенным вкладом в разработку теоретических вопросов по данной проблематике, способствуют более глубокому пониманию значимости данной категории и определяют место и роль модального компонента в семантике фразеологических единиц.

Практическая значимость данного исследования заключается в возможности использования изложенных в ней материалов и выводов в прикладных целях, а именно, для развития и обогащения теории коммуникативно-прагматических актов, поскольку она представляется полезной с точки зрения изучения фразеологии в коммуникативно-прагматическом аспекте.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были представлены: на VI и VII Международном конгрессе «Мир через языки, образование, культуру: Россия – Кавказ – Мировое Сообщество» (г. Пятигорск, 2010 и 2013 г.г.), на Региональной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодая наука» (г. Пятигорск, 2016 г.). По теме исследования опубликовано 11 научных работ, имею-щих теоретическую и практическую ценность, в том числе 3 статьи в научных журналах по перечню ВАК.

Структура работы определяется поставленной целью, вытекающими из нее задачами. Диссертация состоит из Введения, трех глав, каждая из которых завершается выводами, Заключения и Библиографического списка, включающего труды как отечественных, так и зарубежных авторов.

Модальный план выражения текста

Следующий американский логик – С. Крипке при изучении проблематики по модальной логике разработал систему семантики возможных миров или реляционной семантики, взяв за основу лейбницевскую идею «возможных миров». Согласно его концепции оценка истинности или ложности возможных и необходимых утверждений проводится в мирах, достижимых из данного мира, где свойства самого отношения достижимости начинают играть существенную роль, определяя спектр различных типов модальности [Крипке, 1981].

Как уже было упомянуто выше, логическое модальное значение определяется как отвлеченное понятие, выступающее в качестве признака, свойственного суждению, и проявляется в форме «истинно» и «ложно», согласно классической теории модальной логики, следовательно, логическое модальное значение является выражением логической модальности. Логическая модальность, в свою очередь, выражается в языке в виде возможности, необходимости и долженствования, включенных в состав суждения в качестве его главных характеристик и употребляющихся для определения разной степени достоверности высказываемого суждения. В одних и тех же высказываниях некоторые суждения всегда предстают в сознании как важные/актуальные, т.е. являются «необходимо истинными», а некоторые иногда, только при наличии определенных условий, следовательно, предстают в сознании как вероятные/потенциальные, т.е. являются «возможно истинными». Подобное разделение суждений на актуальные и потенциальные обусловлено различием в модальной природе самих объектов суждения, поскольку первые из них относятся к реальному миру, а вторые к возможным мирам. Потенциальные суждения, являющиеся объектами «возможных миров» соотносятся с трансцендентальной теорией модальности, следовательно, для выявления их природы необходимо подвергнуть их анализу в модальном контексте руководствуясь предложенной С. Крипке концепцией семантики возможных миров, что устранит сложность при измерении качественных признаков модальных суждений. Подразделяя логические модальные операторы на чувственные, связанные с восприятием, и умозрительные, связанные с отвлеченным представлением и размышлением о предмете, можно утверждать, что они являются гетерогенными видами познания, которые сосуществуют в тесном взаимодействии друг с другом.

По сей день не существует общепринятой концепции, поскольку теория модальной логики относится как к ее формальной стороне, основанной на собственно логических объективных законах и связях (аксиоматическом методе построения логической теории), так и трансцендентальной – отвлеченно логической, относящейся к области высших понятий, постигаемых умом и рассматривающий явления вне их взаимной логической связи.

В последние десятилетия модальная логика активно развивается, включая в себя новые группы модальных понятий, которые получили теоретическое обоснование, что привнесло вклад в разработку категории модальности. В связи с этим для адекватного понимания категории модальности также необходимо рассмотреть ее в логическом аспекте и проанализировать как логическую категорию.

Принимая во внимание все вышеперечисленные точки зрения на природу и сущность модальности как лингвистической категории, можно прийти к общему определению. Модальность является синтаксической категорией, выражающей связь между смысловым значением высказываемого понятия и предметными знаниями о нем с позиции говорящего. Данная категория возникает только в той среде, где существуют определенные связи и отношения между предметами и явлениями материального мира, и выражается в двух формах: субъективной и объективной. Природа возникновения модальности полностью зависит от субъекта речевой номинации, от его индивидуальной способности синтезировать предметы и явления окружающего мира и выражать свое отношение в форме оценки по шкале одобрение/неодобрение, истинно/ложно, достоверно/недостоверно, утверждение/отрицание. Модальность является неотъемлемым свойством любого коммуникативного высказывания, а также ключевым средством в процессе коммуникации, т.к. эффективность коммуникации зависит всецело от нее. Соотнося денотат объективной реальности с конкретной языковой ситуацией, субъект речевой деятельности, таким образом, выражает свое чувство-отношение, которое должно совпасть с тем, кому оно адресовано. Это и обеспечивает эффективность коммуникации, цель которой достигается совместным путем в ходе интеракции. Все средства проявления субъективности в языке – благоприятная среда для возникновения модальности. Следовательно, преломление образа реального мира через сознание говорящего – это и есть проявление субъективной модальности.

Если рассматривать модальность в русле коммуникативной лингвистики, можно выделить следующие три компонента: ЧТО – КАК – КОМУ. Данные компоненты являются основными параметрами коммуникативно-прагматической ситуации, о которой речь пойдет ниже, что относит категорию модальности к коммуникативно-прагматической деятельности, под влиянием которой, она способна менять свои основные характеристики и приобретать новые, что существенно меняет тональность высказывания.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что среди лингвистов существует много различных точек зрения на природу и сущность категории модальности. Каждый ученый дает свое определение данного понятия. Все это указывает на то, что модальность представляет собой сложный и комплексный феномен, отображающий разнородные явления, находящие разные способы выражения в языке. Ввиду этого не существует единой общепринятой трактовки данной категории. Однако, несмотря на это данное явление получило широкое распространение в лингвистике и рассматривалось как на уровне предложения, так и на уровне текста.

Актуализация оценочной модальности фразеологических единиц вне контекста

«Внутренняя форма – это отношение содержания мысли к сознанию, она показывает, как представляется человеку его собственная мысль» [Потебня, 1999, с. 102]. Следовательно, любой образ (или представление) так или иначе, ассоциируемый в сознании говорящих с предшествующим значением слова или выражения, возникает благодаря внутренней форме.

Итак, отражательная семантика ФЕ закреплена за денотативным компонентом их значения, который участвует в формировании объекта ситуации со всеми типовыми признаками объективно-существующей реалии. Благодаря взаимодействию внутренней формы и ассоциаций возникает эмотивно-оценочный стимул, участвующий в создании образа вторичного наименования. Внутренняя форма, в которой заложены ассоциативные механизмы мышления, является мотивирующим признаком вторичных наименований, образованных путем переосмысления значений и функционирующих в обиходном стандарте. Сфера языковой номинации, в которой внутренняя форма предстает как ассоциативно-образное средство, используемое для целей коммуникации – это сфера, в которой протекает формирование ээмотивно-окрашенных значений, поскольку именно в ней совмещаются два гетерогенных типа информации: сведения о мире и об эмотивно-оценочном отношении субъекта речи к миру. Обращение же языкового сознания к вторичной номинации, в которой возможно ассоциативно-образное предъявление мотива переосмысления вызывает эмоцию, которая, в свою очередь, порождает коннотацию и наделяет высказывание эмотивно-оценочной модальностью.

Как уже отмечалось выше, фразеологические единицы представляют несомненный интерес для исследователей как спецификой их структуры, так и спецификой их семантики. Специфика семантики фразеологических единиц обусловлена коннотацией, уже присущей их значению в узусе. Коннотация рассматривается как дополнительная информация, которая наслаивается на основное предметно-логическое значение и представляет собой важный компонент содержательной структуры фразеологизма [Арнольд, 1981]. По степени оказываемого воздействия в плане основной смысловой нагрузки языковой единицы, коннотативная сторона является превалирующей. Воздействующая сила коннотации заключается в ее господствующей роли в семантическом значении фразеологизма. Преобладающая роль коннотативного фактора в семантике фразеологических единиц обусловлена их потенциальной способностью быть яркими и выразительными уже на уровне словаря и выполнять эмотивно-оценочную функцию. Утверждая тезис о господствующем значении коннотации в смысловом содержании фразеологических единиц, можно прийти к заключению о том, что фразеологические единицы – это знаки, в которые изначально включен модальный фактор, который обеспечивает контекстуальную вариативность употребления данных языковых единиц и определяет специфику их функционирования в речи в целом.

Закрепленная за образным основанием фразеологической единицы, она придает коммуникативную направленность высказыванию (отражает коммуникативную сторону речевого взаимодействия).

Рассматривая природу коннотации, следует указать на составляющие элементы ее организации. Многокомпонентная структура ее состава позволяет более детально изучить ее сущностные характеристики и определить ее место в смыслоорганизующей системе языковой номинации. Коннотативный аспект формируется благодаря взаимодействию одновременно нескольких компонентов в структуре значения фразеологизма. К основным элементам, участвующим в образовании коннотации следует отнести: ассоциативность, образность (ассоциативно-образный мотив), эмоциональность (эмоциональный стимул), оценочность (эмотивно-оценочный компонент). Рассматривая образность либо как часть коннотативного аспекта фразеологического значения, либо как самостоятельную семантическую характеристику, необходимо подчеркнуть, что она соотносится со всеми аспектами значения ФЕ. Образность – это совмещенное видение двух картин, одна из которой остается неизменной (константной), в то время как другая меняется с каждой новой ситуацией, что обеспечивает значительную устойчивость образной подосновы. Образ выступает в качестве сложной концептуальной модели, над которой автор и воспринимающий совместно осуществляют когнитивную деятельность. В целом, ассоциативно-образные связи, возникающие за счет внутренней формы, вызывают эмоционально-оценочный стимул, преобразуемый впоследствии в эмотивное отношение, в результате которого и образуется коннотация. Таким образом, ассоциативно-образное основание, как главная составляющая коннотации мотивирует значение фразеологической единицы. Эмоциональный стимул, возникающий в сознании как следствие реакции на образ, побуждает к оценке. Эмоциональная оценка преобразуется в эмотивно-оценочное отношение, которое и создает модальность фразеологической единицы. Следовательно, мы можем разложить коннотацию на два составляющих элемента: эмотивно-оценочный и функционально-стилистический. Подобная классификация указывает на сложную и многоуровневую конфигурацию компонентов данного явления. Все ее составные части находятся в тесном взаимодействии друг с другом, располагаясь в иерархическом порядке и образуясь в одно целое, в единый понятийно-смысловой аппарат.

Семантико-прагматические особенности функционирования фразеологических единиц в коммуникативных актах

Как уже было ранее доказано, фразеологические единицы обладают модальным потенциалом в силу своей отражательной природы (структурно-семантической организации). Данное обстоятельство позволяет активно их использовать в коммуникативных актах.

Однако, существует определенная зависимость модального значения фразеологических единиц от их референциальной соотнесенности. Здесь немаловажную роль играют характеристики субъекта речевой номинации, которые определяют весь ход речевого взаимодействия коммуникантов. Присутствие фактора субъекта (в данном случае речь идет об осознанном выборе фразеологической единицы и последующем использовании ее в тексте) оказывает определенное воздействие на модальность фразеологической единицы. Под влиянием коммуникативно-прагматической ситуации, данная модальность модифицируется, создавая новую модальную оценку всей ситуации. Таким образом, иллокутивная сила фразеологизмов заключается в их способности отражать основные намерения субъекта речи, определяемые параметрами коммуникативной установки и варьировать свое модальное значение в зависимости от условий протекания речевого общения.

В данном исследовании представляется интересным проанализировать зависимость изменения модальных функций фразеологизмов от их референ-циальной соотнесенности, а также обозначить факторы, оказывающие влияние на выбор говорящим той или иной фразеологической единицы с последующим восприятием ее слушающим.

Как уже отмечалось выше, модальность, рассматриваемая как средство выражения отношения к реферируемому объекту, модифицируется в зависимости от речеситуативного употребления фразеологических единиц с учетом соблюдения всех параметров коммуникативно-прагматической ситуации и статусного положения адресата. Исходя из понимания модального значения фразеологического оборота как общего признака, свойственного каждой ситуации в процессе ее текстовой реализации, можно утверждать о том, что оно не имеет четких границ. Границы модального значения размыты, поскольку оно представляет собой динамично развивающуюся систему, образованную в результате многочисленной иерархии процессов. Количество модальных значений с их вероятной модификацией зависит от количества их речевых актуализаций в контексте. С точки зрения интралингвистиче-ской языковой системы определить суть категории модального значения и его внутренней структуры можно через понятие смысла. Однако, принимая во внимание тот факт, что данная категория зачастую связана с явлениями, не относящимися к системе языка как таковой, позволяет нам при его характеристике учитывать целый ряд экстралингвистических факторов, относящихся к внеязыковой действительности. Исходя из этого, модальное значение можно трактовать как «специфическое языковое отражение внеязы-ковой действительности, включающее все смысловое содержание» [Арте-мова, 1991, с. 16].

Таким образом, модальное значение фразеологизмов представляет собой сложную многокомпонентную систему единую в смысловом отношении, где одновременно присутствуют когнитивный и оценочно- модальный компоненты. Оценочно-модальный компонент связан непосредственным образом с субъективным оцениванием автором всех изучаемых явлений и фактов окружающей действительности с позиции его личных взглядов, ценностных установок, мировоззренческих идей, определяющих тем самым его собственную картину мира. Данный компонент является составной частью коннотации – надобъективного макрокомпонента, который выявляется в семантике фразеологической единицы и усиливается в процессе ее реализации в речи, что в свою очередь способствует появлению «фактора субъекта». Важно отметить, что сущностная природа коннотации позволяет трактовать ее как эмотивно-оценочную составляющую фразеологического значения, узуально или окказионально входящую в его семантическую структуру. При этом окказиональная природа коннотации выявляется в процессе изменения рефе-ренциальной соотнесенности фразеологических единиц. Когнитивный же компонент, рассматриваемый в логико-понятийном аспекте, тесно связан с процессом постижения закономерностей объективного мира как проявлением высшей формы познания и отражения действительности, а также с понятием объективная норма, когда происходит оценивание с позиции системы общечеловеческих ценностей, норм и критериев. В данном случае оценка автора социально детерминирована. Данный компонент подготавливает почву для субъективно-оценочной деятельности. Оба компонента тесно взаимодействуют в структуре значения фразеологизмов.

Поскольку фразеологические единицы являются знаками вторичной номинации, доминирующим является субъективно-модальный компонент, за счет выдвижения коннотации на первый план. Принимая во внимание тот факт, что фразеологические единицы на уровне словаря наделены модальностью, сам факт выбора говорящим субъектом того или иного фразеологического оборота – это своего рода отождествление субъекта речи и референци-ального субъекта оценки, обрамленного модальными связями и отношениями. Выбор и употребление определенной фразеологической единицы свидетельствуют о намерении автора воплотить основную цель речевого акта – оказать целенаправленное воздействие на собеседника, демонстрируя свое эмоциональное отношение к соотнесенному с данной фразеологической единицей понятию или предмету. Тем не менее, существует возможность изменения оценки на противоположную, в том случае когда индивидуальная ценностная картина мира автора и общестандартная ценностная картина мира, закрепленная за основным узуальным значением фразеологической единицы не совпадают.

Эмоционально-предметный контекст как средство реализации фразеологическими единицами оценочно-модальной функции

В данном примере в ракурс оценки попадает не столько чувство страха и опасения перед сложившейся ситуацией, а в большей степени ощущение в буквальном смысле «мороза по коже» как некое проявление физического дискомфорта ввиду сложившихся природно-климатических условий. Как прослеживается по данному контексту, эмотивная модальность будет слабее, чем в предыдущем случае, поскольку данное состояние характеризуется не столько эмоциональным состоянием, сколько телесными ощущениями. Несмотря на вклиниваемую конструкцию “deep case”, эмоция эксплицируется как несильная в плане физиологического состояния. Таким образом, в отличие от предыдущего случая, эмоция будет менее выражена, что впоследствии отразится на восприятии. Данный пример был продемонстрирован с целью подчеркнуть, что фразеологизмы актуализируют свою эмотивно-оценочную модальность именно в таком типе контекста, в других типах контекста они теряют свою яркую образную мотивировку, сохраняя тем самым свою модальность только на уровне словаря.

Ниже рассмотрим ФЕ “to give a smile”и на примере ее трансформации, определим варьирование модального значения в эмоционально-предметном контексте. “… and I still haven t got a trumpeter.” Lucinda exhales sharply, two lacquered nails to her forehead. “There s so much to do. It s insane. Insane. It would have helped if Clemency had typed out the order of service properly,” she adds, a little savagely.

Poor Clemency flushes beet-red and I shoot her a sympathetic smile. It s not her fault she s severely dyslexic and put hymen instead of hymn and the whole thing had to be redone. “We ll get there!” I say encouragingly. “Don t worry!”

В обстановке предсвадебной суеты возмущение одной из героинь произведения Люсинды по поводу ошибки, допущенной ее помощницей Клемен-си, во время подготовок к свадьбе, ставит последнюю в очень неловкое положение, она буквально краснеет от стыда. Главная героиня произведения проникается сочувствием, поскольку понимает, что ее вины в этом нет: “It s not her fault she s severely dyslexic and put hymen instead of hymn” – «Бедняжка Клеменси не виновна в том, что страдает дислексией и впечатала «гимен» вместо «гимн». Осознавая, что все нужно будет переделывать заново, автор – он же главный герой произведения, пытается подбодрить Клеменси и настроить ее на позитивный лад.

При анализе данного контекста, мы видим, что происходит преобразование узуального модального значения ФЕ за счет произведенной замены компонентов. Производится замена глагола “give” на глагол “shoot”, который в большей степени отражает намерение автора сделать акцент на скорости протекания действия. Главная героиня «бросает улыбку», т.е. делает это спешно, в целях не усугублять итак наряженную атмосферу. Автор прибегает к данному приему, чтобы описать всю неловкость возникшей ситуации. Кроме того как мы видим, он также вклинивает наречие “sympathetic”, которое демонстрирует сочувственное выражение автора повествователя к герою произведения и интенсифицирует испытываемое главной героиней состояние переживания в силу ее расположенности и благожелательного отношения. В результате произведенных трансформаций, положительное на уровне словаря модальное значение ФЕ модифицируется в силу ее речеситуативного употребления. ФЕ “to give a smile”– улыбаться, наполняется в данном эмоционально-предметном контексте отрицательным содержанием, актуализируя, тем самым, отрицательную оценочную модальность.

Здесь же рассмотрим еще две фразеологические единицы “jump to one s feet” – вскакивать на ноги и“make reference” –упоминать, а затем проанализируем их оценочно-модальные характеристики в эмоционально-предметном контексте. “I m telling you, after this is over I m going to need a week in a spa. Have you seen my hands ” Lucinda pushes them toward me. “That s stress!” I have no idea what she s talking about – her hands look perfectly normal to me. But I stare at them obediently. “You see? Wrecked. All for your wedding, Poppy! Clemency, order me a G&T.” “Right. Absolutely.” Clemency leaps eagerly to her feet. I try to ignore a tiny rub of irritation. Lucinda s always throwing little references like that into the conversation: “All for your wedding.” “Just to make you happy, Poppy!” “The bride s always right!” [Kinsella S., p. 68]

Подруга со стороны жениха Люсинда пытается продемонстрировать озабоченность проблемами главной героини, с целью доказать свою крайнюю заинтересованность и непосредственное участие в предсвадебной подготовке. Будучи крайне обеспокоенной некоторыми возникшими в ходе подготовки сложностями, а также нехваткой времени, Люсинда в диалоге с главной героиней акцентирует внимание на состоянии своего внешнего вида, который по причине ежедневно испытываемого стресса, изрядно пострадал. На распоряжение, которое она дает своей помощнице, та тотчас же вскакивает с места и несется делать заказ. Как видно из контекста, главная героиня пытается подавить в себе нарастающее чувство раздражения, поскольку поведение Люсинды неискреннее и неестественное.