Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль



расширенный поиск

Нравственно-этические основы осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации Сенякин Николай Николаевич

Нравственно-этические основы осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 240 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Сенякин Николай Николаевич. Нравственно-этические основы осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.09 : Саратов, 2005 195 c. РГБ ОД, 61:05-12/931

Содержание к диссертации

Введение

Глава I. Российское правосудие как социально-правовая ценность

1. Понятие правосудия, его сущность и социальная основа 12

2. Правовая база осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации 41

3. Нравственно-этическое обеспечение осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Феде рации 68

Глава II. Нравственные начала деятельности суда первой инстанции

1. Нравственные основы стадии подготовки и назначения судебного заседания 104

2. Морально-этические начала судебного разбирательства 129

3. Этические основы взаимодействия судьи и сторон в условиях состязательного процесса 150

Заключение 170

Библиография 175

Приложения 192

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования и степень разработанности проблемы. Конституционное закрепление судебной власти в качестве самостоятельной ветви государственной власти (ст. 10 Конституции РФ), а также принятие в 2001 году УПК РФ (в дальнейшем, если не оговорено иное, -УПК) породили потребность обстоятельного переосмысления как самого понятия правосудия, так и его места и роли в системе судебной власти.

В институте правосудия фокусируется множество проблем социально-экономического, нравственно-идеологического и правового плана. Определенный интерес в этом сочетании представляет нравственно- этический аспект осуществления правосудия по уголовным делам.

Демократизация уголовно-процессуального законодательства, связанная с совершенствованием положения личности в уголовном судопроизводстве, расширением прав обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса, повышением эффективности их участия в уголовном судопроизводстве, обусловливает необходимость глубокого исследования проблем реализации норм нравственности в механизме регулирования уголовно-процессуальных правоотношений, обеспечения надлежащей защиты прав личности в уголовном процессе и определения моральных требований, предъявляемых к должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство.

Граждане, попавшие в сферу уголовного судопроизводства, оценивают происходящее в суде, в том числе и поведение судьи, с этических позиций, нравственных принципов справедливости и беспристрастности, гуманизма и милосердия. Сомнения в способности судьи адекватно толковать и надлежаще применять эти принципы может поколебать веру в объективность судей и пра-восудность принимаемых ими решений. Поэтому важным представляется вопрос о том, как нравственные категории помогают судьям решать сложные правовые вопросы, отражают их взгляды на судопроизводство и способствуют его совершенствованию.

Законодательное закрепление состязательной формы правосудия породило потребность разрешения целого ряда проблем, в том числе сугубо нравственного характера, возникающих при осуществлении правосудия и деятельности судей на различных стадиях уголовного процесса. Их этическое содержание особенно ощутимо при новой форме подготовки уголовного дела к судебному рассмотрению в порядке проведения предварительного слушания (ст. 234 - 239 УПК) и самом судебном разбирательстве, где состязательное начало обеспечивается реальным участием сторон в осуществляемой деятельности. Обсуждаемые вопросы чрезвычайно важны и для выполнения судом контрольной функции по отношению к стадии предварительного расследования, особенно в вопросах соблюдения законности при собирании доказательств по делу и производстве процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан.

Системе состязательного правосудия свойственна и новая система взаимоотношений между участниками уголовного процесса, которая вносит существенные изменения в представления не только о правовых, но и нравственных основах соответствующей деятельности. Их исследование под углом зрения регулятивного и нормореализующего воздействия на уголовно- процессуальные отношения, возникающие при осуществлении уголовного правосудия, имеет важное значение как для теории, так и для практики уголовного судопроизводства.

Проблема нравственных основ уголовного судопроизводства, в том числе уголовного правосудия, ввиду своей актуальности, теоретической и практической значимости всегда была в центре внимания российской правовой науки. Многие ее стороны обстоятельно исследовались и освещались в работах дореволюционных юристов (А.Ф. Кони и др.), ученых советского и современного периодов (Л.Е. Ароцкер, Б.Т. Безлепкин, В.П. Божьев, А.Д.Бойков, Г.Ф. Горский, А.С. Кобликов, Л.Д. Кокорев, Ю.В. Кореневский, Д.П. Котов, П.А. Лу-пинская, Т.Н. Москалькова, И.Л. Петрухин, Н.В. Радутная, В.М. Савицкий, М.С. Строгович и др.).

Однако в последние годы, знаменующиеся серьезными правовыми преобразованиями уголовно-процессуальной деятельности, интерес к этой проблеме значительно снизился. Первостепенное значение в науке уголовного процесса приобрели вопросы сугубо правового характера. Исследования отдельных авторов (Е.В. Бережко, И.Г. Субботина и др.) не восполняют образовавшегося пробела, тем более, что часть их посвящена только досудебному производству. Проблема нравственно-этических начал осуществления собственно судебной деятельности по уголовным делам требует многовариантного комплексного исследования под углом зрения ее связи с теми преобразованиями в государственном и общественном устройстве Российской Федерации, которые повлекли изменения и нашли отражение в действующем уголовно-процессуальном законодательстве. Особую значимость в этом плане приобрел вопрос о роли нравственного содержания правосудия в обеспечении и защите прав и свобод человека и гражданина.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Объектом исследования выступают правосудие по уголовным делам и нравственно-правовые отношения, возникающие при его осуществлении.

Предметом исследования являются правовые нормы и нравственно-этические категории, лежащие в основе правосудия по уголовным делам и обеспечивающие эту деятельность.

Цель диссертационного исследования обусловлена его тематикой и состоит в раскрытии нравственно-этических начал правосудия по уголовным делам, выяснении их роли и места в системе социальных и правовых факторов, обеспечивающих реализацию судебной власти в сфере уголовно- процессуальных отношений.

Указанная цель предопределила необходимость решения следующих задач:

- проанализировать содержание правосудия, определить его понятие и составные элементы с позиции действующего российского законодательства;

исследовать правовую и социальную базу правосудия, раскрыть его соотношение с судебной властью применительно к уголовному судопроизводству;

охарактеризовать нравственно-этические категории, лежащие в основе российского правосудия по уголовным делам;

раскрыть роль нравственных начал в осуществлении уголовного правосудия и их связь с принципами уголовного судопроизводства;

выявить воздействие нравственных начал на деятельность суда на отдельных этапах судебного производства (при подготовке и назначении судебного заседания, в судебном разбирательстве);

определить этические основы взаимодействия судьи и сторон в условиях состязательного процесса;

разработать и сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуальных норм, непосредственно касающихся деятельности суда по осуществлению правосудия, и наполнению их требованиями нравственного содержания;

выработать рекомендации по активизации организационной и законодательной деятельности в части повышения уровня профессиональной подготовки судей, их правового и нравственного воспитания и самовоспитания, обеспечивающего должное осуществление правосудия по уголовным делам.

Проведенное исследование базируется на современных общенаучных и частных методах познания общественных явлений. В нем использованы социологический, статистический, исторический, сравнительно-правовой, логический, формально-правовой и другие методы познания.

Теоретическую основу диссертационной работы составили труды ученых советского периода, научные работы современных российских ученых. При выполнении диссертации использовались достижения в области общей теории права, уголовно-процессуальной науки, психологии, а также теоретико-правовые позиции Конституционного Суда РФ, относящиеся к рассматриваемым вопросам.

Правовой основой диссертационной работы является Конституция РФ и УПК РФ. В работе использованы международно-правовые акты. Анализировались нормы ряда действующих федеральных конституционных и федеральных законов (« О судебной системе Российской Федерации», «О статусе судей в Российской Федерации», «О Конституционном суде Российской Федерации» и др.), а также УПК РСФСР 1960 года.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате изучения и обобщения 150 уголовных дел, анализа статистических данных о сроках рассмотрения уголовных дел судьями Саратовской области за 2003 год. При подготовке работы автором изучено около 100 жалоб, поступивших от граждан в Управление судебного департамента по Саратовской области и Саратовский областной суд на работу судей. С помощью специально разработанной анкеты опрошено 89 судей и 140 граждан по вопросам деятельности судов, соблюдению ими правовых и нравственных норм. В работе учтена опубликованная практика, а также использован личный многолетний опыт работы автора в качестве федерального судьи.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, тем, что впервые на диссертационном уровне проведено комплексное исследование нравственно-этических основ осуществления правосудия по уголовным делам в контексте преобразований, происходящих в последние годы в российском государстве и обществе, с учетом изменений законодательства судоустройствен-ного и судопроизводственного характера. Нравственно-этические основы уголовного правосудия рассматриваются и освещаются не только с точки зрения их роли и значимости в осуществлении судебной деятельности и взаимоотношений участников судебного разбирательства, но и как гарантии обеспечения справедливого правосудия, защиты прав и законных интересов личности в уголовном процессе.

По результатам проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Социальная ценность правосудия определяется не только его обстоятельной правовой регламентацией, гарантирующей законность и обоснованность соответствующей деятельности и принимаемых в ходе ее осуществления решений, но и тем, что оно базируется на морально-этических положениях, обеспечивающих его справедливость, нравственность и восприятие обществом как наиболее приемлемого инструмента разрешения общественно значимых правовых конфликтов и споров.

  2. Совокупность морально-этических норм и принципов, на которых основывается деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовных дел и которые в совокупности с правовыми принципами обеспечивают ее законность, обоснованность и справедливость, а также законность, обоснованность и справедливость принимаемых в ходе ее осуществления решений, образует нравственные основы уголовного правосудия.

  3. К числу основополагающих категорий и принципов нравственно-этического характера, на которых базируется правосудие по уголовным делам, относятся, прежде всего, независимость судебной власти и суда, беспристрастность, состязательность, справедливость, гуманизм, уважение чести и достоинства человека и гражданина, презумпция невиновности, неприкосновенность личности, жилища, тайна частной жизни, долг и совесть. То, что большая часть указанных положений закреплена в нормах права, не меняет их морально-нравственной ориентации и значимости. Субъективное осознание судьей указанных категорий и принципов позволяет ему правильно определять свое поведение при отправлении правосудия, осуществлять нравственный самоконтроль и самооценку того, что его поведение соответствует нормам нравственности.

  4. Нравственные основы деятельности суда являются приоритетными в системе социально-правовых средств этической направленности, обеспечивающих правосудность принимаемых им решений. Они выступают в качестве морально-этического фактора обеспечения эффективности правосудия, реальной защиты прав и свобод человека и гражданина, разрешения морально-правовых коллизий в поведении участников судебного разбирательства.

  1. Правосудие как форму осуществления судебной власти характеризуют три группы признаков: организационно-правовые, правоприменительные и процессуальные. Организационно-правовые особенности правосудия придают ему значение правового института, призванного на основе права императивно-диспозитивным путем обеспечивать упорядочивание общественных отношений. В основе правосудия как правоприменительной деятельности лежат требования законности, обоснованности судебного решения, выступающего в виде акта применения права, в котором определяется мера юридической ответственности. Процессуальная сторона правосудия предстает в виде процессуального порядка, в котором выделяются: исследование фактических обстоятельств судебного дела и доказательств, с помощью которых они устанавливаются; их правовая оценка; вынесение судебного акта, посредством которого реализуются нормы материального права.

  2. Социальная база правосудия представляет собой взятую в единстве совокупность элементов, составляющих организационно-статутный механизм ее функционирования, основанный на: 1) профессиональном формировании судейского корпуса, его роли в механизме защиты прав и свобод граждан; 2) степени доверия населения к органам правосудия; 3) уровне правовой культуры судей и его влиянии на правосознание граждан; 4) социальном обеспечении судейского корпуса.

  3. Социальная основа правосудия определяется степенью участия граждан в комплектовании судейского корпуса и в осуществлении правосудия совместно с профессиональными судьями и самостоятельно под контролем профессиональных судей. В связи с этим представляется целесообразным вернуться к институту народных заседателей с условием его реформирования посредством увеличения числа народных заседателей в судебной коллегии, четкой дифференциации требований, предъявляемых к ним, определения мер повышения их правовой культуры.

  4. Развитие органов судейского самоуправления возможно посредством расширения их компетенции по формированию судов. Принципы организации

10 и осуществления судейского самоуправления следует закрепить в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации».

9. Последовательное воплощение сугубо нравственного по своей право
вой природе принципа состязательности в уголовное судопроизводство невоз
можно без определения места и роли суда в состязательном процессе. Актив
ность участия суда в состязательном процессе при выполнении им функции
разрешения уголовного дела соответствует нравственной направленности пра
восудия в вопросах защиты прав и интересов граждан. Однако, когда актив
ность суда заменяет или парализует инициативу сторон, она несовместима с
указанным принципом и является крайне вредной.

10. Нравственная сторона проблемы установления истины в уголовном
судопроизводстве при состязательном его построении состоит не в противо
поставлении истины и состязательности, а в использовании состязательности
при судебном разбирательстве в качестве способа установления истины. При
этом моральный долг обязывает состязающиеся стороны быть активными в
споре, а суд - способствовать этому и использовать активность сторон в целях
установления истины по делу.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что положения и выводы, сформулированные в диссертации, могут быть использованы в законотворческой деятельности при разработке новых и совершенствовании действующих законодательных актов, касающихся деятельности по осуществлению правосудия, в научных исследованиях проблем нравственных основ уголовного и других видов судопроизводства.

Результаты данной научной работы могут быть использованы в ходе изучения курса уголовного процесса и соответствующих спецкурсов в юридических вузах и институтах повышения квалификации практических работников.

Диссертация выполнена, обсуждена по главам и апробирована на кафедре уголовного процесса Саратовской государственной академии права.

Основные теоретические положения диссертации изложены в опубликованных статьях, а также нашли свое отражение в тезисах выступлений автора

на научно-практической конференции «Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения» (Саратов, 3-4 октября 2001 года); научно-практической конференции «Защита субъективных прав: история и современные проблемы» (Волжский, 27 марта 2001 года); Международной научно-практической конференции «Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития» (К 10-летию Конституции России). (Саратов, 1-3 октября 2003 года).

Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

Понятие правосудия, его сущность и социальная основа

Согласно ст. 10 Конституции Российской Федерации государственная власть в России осуществляется на основе её разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Впервые судебная власть выделена в самостоятельную ветвь власти.

Ст. 1 Федерального закона «О судебной системе Российской Федерации»1 оговаривает, что судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судом в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной власти.

Поскольку судебная власть осуществляется посредством правосудия, чрезвычайно важное теоретическое значение имеет вопрос о соотношении этих понятий. В литературе предпринимаются попытки определить содержание судебной власти через некоторое универсальное её понятие, употребляемое наряду или вместо категорий «суд», «судебная система», «правосудие». Думается, что это не совсем правильно, ибо данные явления не равнозначны. При всей своей самостоятельности они выступают составными частями единого понятия судебной власти в Российской Федерации. Правосудие в этой триаде занимает центральное место, являясь особой формой её осуществления. Судебная власть по своему содержанию гораздо шире, нежели правосудие или судебная система. Поэтому нельзя отождествлять эти понятия, хотя на практике и в теории они не всегда разграничиваются.

Например, ст. 1 Федерального закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» гласит, что судебная власть в Российской Федерации принадлежит «только судам в лице судей и привлекаемых в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа»1. Здесь, по существу, между названными понятиями поставлен знак равенства.

Конституция РФ, которая была принята позднее названного закона, также не внесла ясности в данный вопрос. В ст. 118 она провозгласила, что правосудие осуществляется только судом. И здесь же законодатель называет способы реализации судебной власти посредством различных видов производств (конституционного, гражданского, административного и уголовного).

Подобная конструкция конституционной статьи оставляет желать лучшего. Более правильным было бы сформулировать сначала общее определение судебной власти, основные пределы её действия, а уже затем характеристику её конкретного носителя, то есть федеральной судебной системы и процессуальные средства её реализации. Желательна и чёткая интерпретация правосудия. Сфера действия последней отличается специфичностью задач, которые государство ставит перед судебными органами, и выполняемыми функциями. Эти задачи и функции являются общими для всей структуры судебной власти, определяют её компетенцию.

В юридической литературе традиционно, хотя и в различных формулировках, сущность правосудия раскрывается через совершаемую в процессуальном порядке деятельность специальных государственных органов - судов по разбирательству и разрешению гражданских (в широком смысле) и уголовных дел и применению норм материального права, а в необходимых случаях и мер государственного принуждения в целях защиты и охраны прав граждан, государственных и общественных предприятий, учреждений и организаций.2

Такая характеристика правосудия основывалась на работах видных учен-ных-процессуалистов по данной проблеме. Например, В.П. Нажимов рассматривал правосудие исходя не только из его общего понятия через деятельность суда, усматривая в этом некоторое противоречие, а именно: правосудие существует лишь по тому, что есть суд, в то время как наоборот - суд нужен лишь потому, что необходимо осуществлять правосудие. Он предложил конструирование не только общего понятия правосудия, но и понятия в собственном (узком) смысле, как особого вида государственной деятельности по охране общественных отношений путем применения права к конкретным конфликтам с использованием в необходимых случаях существенных мер государственного принуждения.1

Подобная концепция имела своих сторонников и противников. Соглашаясь с позитивными началами во взглядах В.П. Нажимова по определению правосудия по уголовным делам, Т.Н. Добровольская, например, считает, что особый порядок осуществления правосудия, нельзя исключать из определения понятия «правосудие».2

А.Д. Бойков предложил наиболее полное определение правосудия, указав, что правосудие есть государственная деятельность, осуществляемая судом в специальной процессуальной форме, путем рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел об общественно опасных деяниях, влекущих применение мер государственного принуждения, а также гражданских дел, связанных с защитой нарушенного или охраняемого законом интереса в целях борьбы с преступностью и укрепления правопорядка.3

Традиционные научно-исследовательские подходы к определению понятия правосудия представляются в основном правильными, однако следует отметить, что такая характеристика отражает только его внутреннюю сторону не раскрывая функциональное назначение правосудия в государственном механизме. На это справедливо обращает внимание А.А. Мельников, полагая, что раскрыть сущность правосудия можно лишь в результате комплексного исследования его содержания и функциональной роли.1

Как известно, государство выполняет ряд внутренних и внешних функций. Одна из основных внутренних функций - охрана правопорядка в стране, защита прав и свобод граждан. Специальными органами, призванными рассматривать и разрешать дела о преступлениях, т.е. наиболее опасных формах нарушения установленного правопорядка, а также дела, связанные с ущемлением имущественных и иных личных прав членов данного общества являются суды. В связи с этим, понимание правосудия в современной литературе как формы (вида) государственной деятельности по рассмотрению и разрешению различных социальных конфликтов, связанных с действительным и предполагаемым нарушением норм права2 и принятию общеобязательных решений, подкрепляемых государственным принуждением3, в целом учитывает новое содержание его признаков, хотя и нуждается в их уточнении.

Правовая база осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации

Законодательное закрепление судебной власти в Конституции Российской Федерации имеет непреходящее значение для совершенствования правосудия по уголовным делам, повышения его эффективности.

Правовая база правосудия представляет собой совокупность юридических актов, на основе которых функционируют все судебные органы в Российской Федерации и которыми они руководствуются в своей повседневной деятельности. Её составными элементами выступают три блока правовых актов: 1) Нормативно-правовые акты, закрепляющие правовое положение (статус) судебных органов (Конституция РФ, Федеральный Конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации»; Федеральный закон «О статусе судей в Российской Федерации»; Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»; Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации»). 2) Нормативно-правовые акты, которые непосредственно регулируют деятельность судебных органов в уголовном судопроизводстве (Конституция РФ; международные правовые акты; УПК РФ). 3) Интерпретационные акты (Решения Конституционного Суда Российской Федерации; Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации; решения судов по конкретным уголовным делам.

А теперь охарактеризуем каждую из разновидностей названных актов. Ведущую роль среди актов первых двух блоков занимает Конституция Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации является стержнем правовой базы правосудия. Именно по этой причине Конституция РФ как нормативно-правовой акт одновременно закрепляет правовой статус судебных органов и непосредственно регулирует их деятельность. В Конституции РФ впервые отсутствующий долгое время в отечественном политическом, юридическом и научном лексиконе термин «судебная власть» получил нормативное закрепление (ст. 10 Конституции Российской Федерации). Включение в ст. 11 Конституции РФ положения об осуществлении судами государственной власти дает основание определять правосудие не только как форму судебной, но и государственной власти. Тем самым в нормах Конституции судебная власть утвердилась в государственном механизме как самостоятельная влиятельная сила наряду с другими ветвями власти РФ.1 Это положение основного закона страны продиктовано необходимостью не просто подчеркнуть значение роли судов в качестве органов государственной власти, но и практической потребностью изменить организацию функционирования власти, где суд должен выступить в качестве противовеса другим ветвям власти. Конституция РФ в ст. 118 ч.З запрещает создания чрезвычайных судов. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (ст. 15 Конституции РФ), поэтому в уголовном процессе конституционные нормы могут применяться непосредственно как нормативные акты высшей юридической силы.

Конституция Российской Федерации обеспечивает реализацию основных правовых принципов, направленных на защиту прав человека и основных свобод. Применительно к организации уголовного процесса о Конституции РФ, как о гарантии его правового обеспечения, можно судить исходя из соответствия норм Конституции РФ общепризнанным принципам и нормам международного права. В положении ч. 4 ст. 15 основного закона записано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Конституция РФ отнесла к ведению Российской Федерации судоустройство, прокуратуру, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство (ст. 71 Конституции РФ). Признание того, что нормы уголовно-процессуального права могут содержаться только в Федеральном законе, обусловлено тем, что конституционные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены в сфере уголовного судопроизводства действиями и решениями государственных органов и должностных лиц. «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» - сказано в ст. 2 Конституции РФ. Эту обязанность государство реализует, в первую очередь, путем законодательной деятельности. Законы, устанавливающие порядок уголовного судопроизводства, указаны в нормах уголовно-процессуального кодекса РФ.

Наряду с Конституцией, первый блок нормативно-правовой основы правосудия составляют статутные правовые акты, к которым, как ранее уже отмечалось, относятся: Федеральный Конституционный закон «О судебной системе в Российской Федерации»; Федеральный закон «О статусе судей в Российской Федерации»; Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»; Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации». В этих актах закрепляются основные права, обязанности и полномочия судебных органов по осуществлению правосудия.

Так, Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 года с изменениями и дополнениями от 15 декабря 2001 года1 регулирует принципиальные вопросы судоустройства, статуса судей, условий для беспристрастного осуществления судами в Российской Федерации конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Этим Законом обеспечивается единство судебной системы в нашей стране на основе единой правоприменительной деятельности судов в отношении всех норм процессуального и материального права на территории Российской Федерации и её субъектов, общепризнанных принципов и норм международного права и правил международных договоров Российской Федерации.

Статья 4 анализируемого Закона также предусмотрела образование специализированных судов, входящих в федеральную систему судов общей юрисдикции. Законом определено, что применительно к каждому звену, входящему в систему федеральных судов, полномочия, порядок образования и деятельности этих судов устанавливаются Федеральным Конституционным Законом. Построение судебной системы и структуры ее звеньев в названном законе основано на потребности обеспечить максимально благоприятные условия для доступа граждан к правосудию, а также с учетом ряда моментов чисто процессуального характера. Для максимально благоприятного доступа граждан к правосудию и одновременно для разгрузки районных судов Закон «О судебной системе» возродил еще одно звено в системе судов общей юрисдикции - мировых судей. Перечень полномочий выделяемых звеньев судебной системы определен названным Законом. Для этого изданы специальные законы: Закон «О мировых судьях в РФ»; Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде РФ»; Федеральный закон «Об арбитражных судах РФ»; Закон «О военных судах».

Нравственные основы стадии подготовки и назначения судебного заседания

Система российского уголовного процесса построена таким образом, что каждая его стадия имеет относительно самостоятельные задачи, для выполнения которых закон строго определяет специальные, присущие только этой стадии средства достижения. Вместе с тем, каждая стадия уголовного процесса в определенной мере выполняет контрольную функцию по отношению к предыдущей, призвана исправлять ее ошибки и восполнять пробелы. Причем выполнение каждой стадией собственных задач и контрольной функции по отношению к предыдущей тесно взаимосвязано. Поэтому эффективность уголовного судопроизводства в целом зависит не только от уровня эффективности каждой процессуальной стадии, но и от того, насколько своевременно и полно выявляются и исправляются ошибки и недостатки предыдущей стадии. Эти общие положения, наполненные глубокими этическим содержанием, в полной мере относятся и к такой процессуальной деятельности, непосредственно предшествующей судебному разбирательству, которая в соответствии с законом РФ от 29 мая 1992 г. получила наименование «Полномочия судьи до судебного разбирательства дела и подготовительные действия к судебному заседанию»1. В структуре Уголовно-процессуального кодекса РФ выделено «досудебное производство» (ч.2) и «судебное производство» (ч.З). Судебные стадии включают производство в суде первой инстанции и вышестоящем суде, где проверяется законность и обоснованность решения, вынесенного судом первой инстанции. Первой стадией судебного производства является стадия подготовки и назначения судебного заседания (Глава 33 УПК РФ), ранее именовавшаяся стадией предания суду ( Глава 20 УПК РСФСР в ред. от 5 декабря 1991 г.)1. В истории советского уголовно-процессуального законодательства вопрос 0 форме предания суду решался неоднозначно. Решение этого вопроса всегда находилось в компетенции судебных органов, однако полномочия суда при этом существенно изменялись. Наряду с этим правовая природа рассматривае мой стадии оставалась неизменной. Промежуточный характер данной стадии в уголовном процессе подчеркивал М.С. Строгович. «Предание суду, - писал он, - занимает промежуточное место в системе уголовного процесса между предва рительным следствием и судебным производством. С одной стороны, в этой стадии проверяются итоги проведенного предварительного следствия, а с дру- гой - подготовляются условия предстоящего судебного разбирательства». Ста дия подготовки и назначения судебного заседания и ныне является переходным процессуальным этапом от предварительного расследования к судебному раз бирательству. Отсюда следует, что для данной стадии характерны две основные функции: осуществление контроля за результатами деятельности в стадии предварительного расследования; определение и производство организационных мероприятий в отношении предстоящего судебного разбирательства. Контрольная функция стадии подготовки и назначения судебного заседания определяется тем, что на основании анализа материалов уголовного дела судья лично, либо по результатам предварительного слушания, определяет наличие или отсутствие процессуальных возможностей для рассмотрения уголовного дела в судебном заседании. Нравственный аспект такой деятельности судьи, прежде всего, видится в том, что она должна обеспечить преграду для назначения судебного заседания по уголовному делу, предварительное расследование которого проведено с нарушением требований закона, и в конечном итоге защитить лицо от необоснованной постановки его в положение подсудимого . Вместе с тем следует отметить, что правильное осуществление контрольной функции судьями за предварительным расследованием на стадии подготовки к судебному заседанию во многом зависит от степени реализации демократических принципов уголовного процесса, места и роли суда в этом процессе. Законодательство Российской Федерации четко разделяет в досудебном производстве стадию предварительного расследования, и в судебном производстве - стадию судебного разбирательства. Причем в отличие от других стран с развитой инфраструктурой судебной системы - это две совершенно самостоятельные стадии уголовного процесса как по организации, так и по процессуальному положению его участников. Получается так, что в то время, когда страны с развитой демократией стремятся как можно раньше поставить под контроль суда все формы процессуального принуждения в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления и привлекаемого к уголовной ответственности, в нашей стране суд, как наиболее демократический институт во всей правоприменительной системе государства, является всего лишь очередной стадией исследования обстоятельств совершенного преступления. Так, например, для современного французского уголовно-процессуального законодательства характерен фактический отказ от разделения уголовного процесса на предварительное следствие и судебное разбирательство. Наличие обвинительной камеры как следственного органа во второй инстанции позволяет устранить все упущения следственного судьи, в частности привлечь других лиц к уголовной ответственности, изменить квалификацию, решить вопрос об изменении меры пресечения, предать обвиняемого суду. Для уголовного процесса Германии характерно наличие двух видов предварительного расследования - дознание, и собственно предварительного следствия, суть которых вкратце сводится к тому, что дознание ведется прокуратурой, следствие же - следственным судьей, но во всех случаях только следственный судья вправе применить меры процессуального принуждения - арест, выемку, обыск, освидетельствование и т.д.1 Не вдаваясь в отдельные тонкости уголовно-процессуального законодательства Германии, следует отметить, что предварительное следствие здесь полностью находится под контролем суда, что призвано обеспечить соблюдение прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности, а участие адвоката в уголовном процессе как его самостоятельного участника усиливает такую гарантию.

Морально-этические начала судебного разбирательства

Стадия судебного разбирательства главная и решающая стадия уголовного процесса, где осуществляется правосудие, решается вопрос о виновности или невиновности подсудимого и применении к виновному наказания.

Состязательное построение судебного разбирательства - одно из основных проявлений нравственных начал уголовного судопроизводства.

Закрепление в Конституции РФ положения о том, что судопроизводство в РФ осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123) потребовало значительной перестройки уголовного процесса в целом, с тем, чтобы он отвечал современным тенденциям общественного развития и в конечном итоге служил надёжной защитой прав граждан. Принятые за последние годы в этом направлении ряд Постановлений Конституционного Суда РФ во многом определили дальнейшее развитие состязательных начал в уголовном процессе. Итогом длительных споров и дискуссий учёных-юристов, касающиеся приемлемости данного принципа относительно уголовно-процессуального законодательства России, явилось окончательное закрепление в ст. 15 нового Уголовно-процессуального кодекса РФ положения о том, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. «Разделение процессуальных функций, - как справедливо замечает И.Б. Михайловская, - подобно разделению властей призвано построить систему сдержек и противовесов, ограничивающих, с одной стороны, стремление государственной власти использовать все средства для поиска и наказания преступника, а с другой -возможность преступника уйти от ответственности. При таком подходе к сущности процессуальных функций становится очевидным недопустимость возложения на один и тот же государственный орган защиты и обвинения, обвинения и разрешения дела. Как только мы выходим за пределы традиционной триады состязательной формы процесса, система сдержек и противовесов не может быть реализована, поскольку увеличение числа функций размывает их сущность, подменяет объективно необходимую характеристику судопроизводства субъективным построением, не несущим нового знания».

В основе такого подхода заложены не только правовые, но и нравственные начала осуществления правосудия.

Термин «состязательность» известен законодательству России 140 лет, но судьба его применения напрямую зависела от политического режима и порождаемой им правовой системы на каждом историческом этапе развития государства. Негативное отношение должностных лиц правоохранительных и иных государственных органов к этому институту «буржуазной» правовой системы можно объяснить тем, что этот вид правосудия характеризуется определенной разобщенностью и односторонностью деятельности участников процесса, что не согласуется с выполнением государственной задачи борьбы с преступностью общими усилиями этих участников.

Не смотря на то, что состязательные начала уголовного судопроизводства имеют свое историческое развитие, и принцип состязательности был поднят на конституционный уровень, оказалось, что единого понимания его конкретного содержания в науке уголовно-процессуального права не достигнуто. Сложность проблемы конечно не в том, что процессуалисты не могут разобраться, какие признаки характерны для инквизиционного, а какие для состязательного процесса, а в том, что в различных формах процесса, существовавших на протяжении истории, в том числе и в России, в чистом виде состязательного процесса не существует. Форма процесса всегда содержит некоторую комбинацию элементов следственного (инквизиционного) и состязательного процесса. На это обстоятельство справедливо обращал внимание И.Я. Фойницкий, указывая, что «... всякий положительный процесс есть продукт исторических наслоений, совмещающий оба порядка, и в чистом виде не известен ни розыскной, ни состязательной порядок, так как всякий положительный процесс складывается из институтов того и другого типа...».

Абсолютное большинство авторов относит состязательность к принципам уголовного процесса, основанием чего является указанное выше положение ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Другие, например 3. Макарова, считают, что состязательность - не принцип уголовного процесса, а его форма, то есть способ организации, способ осуществления уголовного процесса. Как известно, история знает четыре классические формы уголовного процесса: обвинительный, розыскной (инквизиционный), смешанный и состязательный. В задачу настоящей работы не входит детальное исследование каждой из названных форм уголовного процесса. В плане рассматриваемого нами вопроса о состязательных началах судебного разбирательства следует отметить, что это наиболее предпочтительная форма уголовного процесса, поскольку в её основе лежат как правовые, так и нравственные предпосылки для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в суде.

Введение состязательности без определенных ограничений на предварительном расследовании, когда подготовительную досудебную деятельность осуществляют равноправные стороны обвинения и защиты, означало бы полный отказ от смешанного процесса, который характерен для уголовно-процессуального законодательства России. Такое решение проблемы, как справедливо замечает Шейфер С.А. «... предоставляется невозможным не только в силу исторических традиций, но и учётом того, что континентальная форма процесса прошла проверку временем и сохраняется во многих странах мира. Да и коренная ломка традиционного российского процесса на фоне угрожающе высокой преступности чревата многими опасностями...».