Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Феномен зависти: социальные и личностные основания (социально-философский анализ) Мамедова Эльмира Мамедовна

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Мамедова Эльмира Мамедовна. Феномен зависти: социальные и личностные основания (социально-философский анализ): диссертация ... кандидата Философских наук: 09.00.11 / Мамедова Эльмира Мамедовна;[Место защиты: ГОУВОМО Московский государственный областной университет], 2018

Введение к работе

Актуальность исследования. Зависть – явление социальное,

укорененное в личностных основаниях и особенностях. Степень зависти,
завистливости определяется необходимостью (в том числе коммуникативной)
ориентированности на Другого. У зависти два лика – ее положительные и
отрицательные коннотации. Положительные стороны зависти проявляются в
соревновательности, соперничестве, стремлении к успеху, превосходству. Так,
согласно различным социально-политическим, экономическим,

психологическим концепциям лидерства превосходство составляет

сущностную черту личности лидера и моделируется в процессах принятия решений. С другой стороны, зависть – такая форма социального поведения, которая исключает взаимосвязь, признание достижений Другого, дружелюбия, доверия, любви, поэтому ее «группа поддержки» – агрессия, враждебность, злонамеренность, конфликт, фрустрация, депривация. Амбивалентность и непредсказуемость проявленности зависти, скорее всего, объясняют отсутствие ее современной целостной модели и синергетического эффекта в прояснении ее сути. Пассивность, неоднородность исследовательского поля феномена зависти в какой-то мере объясняется тем, что феномен зависти окружен табу. Несмотря на это обстоятельство, социальный контекст изучения феномена зависти сегодня остается самым актуальным и проблематичным. Одна из причин – это маскировка зависти под другие явления, на что указывают такие социальные фигуры, как терроризм, гедонизм, конформизм. Современный портрет зависти отражается в современном обществе потребления. Масштабное появление преображенных социальных фигур зависти – террориста, гедониста, конформиста – свидетельство социального эволюционирования зависти, ее пиковых форм, а также поляризации ее векторов.

Зависть – та психосоциальная сила, которая инициирована социальным
неравенством и идеей социальной справедливости. Современная, взятая в
мировом контексте и в отечественных реалиях ситуация, с наличием
фундаментальной проблемы социальной справедливости указывает на

неразрешимость проблемы зависти.

Зависть – отсутствие способности или неразвитость способности наслаждаться объектом своего желания, что апеллирует к «недосамостности», несамодостаточности личности. Среди прочих причин таких состояний, как социофобия, асоциальное расстройство личности, девиантное поведение, депрессия, апатия, свидетельствующих о самоотрицании личности, сужение ее автономности и самостности, усматривают и зависть.

Результаты новейших междисциплинарных исследований, посвященных проблематике зависти, указывают на то, что самым многочисленным поведенческим фенотипом являются завистники, на долю которых приходится до трети всех людей планеты. Такую ситуацию можно рассматривать как вызов перед социально-философской рефлексией. Узнавание самого себя по осознанию завистливости – мучительный процесс. Как говорил Л. Борхес,

«судьба любого человека как бы сложна и длинна она ни была, на деле заключается в одном единственном мгновении – в том мгновении, когда человек раз и навсегда узнает, кто он»1.

Следует согласиться с тем, что мир не может и не должен принадлежит
завистникам, однако нет надежды на то, что можно искоренить социальные
причины зависти. Правомерно утверждать о способах самозащиты от
преувеличенной чувствительности к зависти. Сегодня с помощью

социологического и психодиагностического инструментария можно получить валидные и надежные сведения о мере завистливости личности и показать ее сопричастность Другим личностным качествам. Такой способ дает, может быть, и «призрачную» возможность выверить экзистенциал «заботы о себе», обнаружить в личностной матрице «нелицеприятные» комбинации зависти с другими личностными качествами.

Степень разработанности проблемы. Основные суждения диссертации
коренятся в ключевых идеях, понятиях, концептах современной философии и
научного познания, в постнеклассической научной рациональности,

междисциплинарной парадигме исследований, разрабатываемых в работах В.И. Аршинова, П.С. Гречко, В.В. Ильина, В.А. Лекторского, В.А. Лепского, И.Т. Касавина, С.С. Неретиной, А.П. Огурцова, В.М. Розина, М.А. Розова, В.М. Розина, В.С. Степина, М.Фуко и др.2.

Философские рефлексивные «прочтения» зависти представлены у таких мыслителей как Конфуций, Платон, Аристотель, Сенека, Фома Аквинский, Ф. Бэкон, Ф. де Ларошфуко, Б. Спиноза, Б. Мандевиль. Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, С. Кьеркегор, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, М. Шелер, З. Фрейд и др.3.

1 Борхес Л.Л. Проза разных лет / Пер. с исп., сост. и предисл. И. Тертерян; коммент. Б. Дубина. 2-е
изд. М.: Радуга, 1989. С. 144.

2 Антология концептов / Под Ред. В.И. Карасика. Волгоград: Парадигма, 2005. Т. 1. 352 с.; Аршинов
В. И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М.: ИФ РАН, 1999. 203 с.; Гречко П.К.
Онтометодологический дискурс современности: Историческая продвинутость и ее вызовы. М.:
ЛЕНАНД, 2015. 301 с.; Ильин В.В. Теория познания. Герменевтическая методология. Архитектура
понимания: монография. М.: Проспект, 2017. 184 с.; Касавин И.Т., Розин В.М. Типы и дискурсы
научного мышления. Изд. 3-е. М.: Либроком, 2012. 248 с.; Кемеров В.Е. Ключи к современности – в
сдвигах методологии // Вопросы философии. 2014. № 2. С. 3-13; Лекторский В. А. Эпистемология
классическая и неклассическая. М.: Эдиториал, 2001. 256 с.; Лепский В. Е. Рефлексивно-активные
среды инновационного развития. М.: Изд-во «Когито-Центр», 2010. 255 с.; Неретина С.С, Огурцов
А.П. Концепты политической культуры. М.: ИФРАН, 2011. 200 с.; Розов М. А. Философия науки в
новом видении. М.: издательство «Новый хронограф», 2012. 440 с.; Степин В. С. Теоретическое знание.
М.: Прогресс-Традиция, 2003. 744 с.; Фуко М. Археология знания. СПб.: Гуманитарная академия,
2004. 416 с.; Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М.: Издательство «Весь мир», 2003. 416
с.

3 Конфуций Л.Ю. Классическое конфуцианство: в 2 т. / Пер. А. С. Мартынов. СПб.: «Нева», М.:
«Олма-Пресс», 2000. Т. 1. 368 с.; Платон. Диалоги // Платон. Сочинения: В 4 т. Т. 2. М.: Мысль, 1984.
528 с.; Аристотель. Риторика. // Античные риторики / Под ред. А.А. Тахо-Годи. Т. 4. М.:
Издательство Московского университета, 1978. 352 с.; Сенека Л.А. Нравственные письма к
Луциллию / Пер. с латин. Н.А. Ошерова. М.: Алетейя: Новый Акрополь, 2000. 687 с.; Аквинский Ф.
Сумма теологии Часть II-II. Вопросы 1-46. / Пер. С лат. С.И. Еремеева, А.А. Юдина. Киев: Ника-
Центр, М.: Элькор МК, 2006. 560 с.; Бэкон Ф. Опыты, или наставления нравственные и политические.
Сочинения в 2-х т. М.: Мысль,1978. Т. 2. 348 с.; Гоббс Т. Сочинения. В 2 т. М.: Мысль, 1991. Т. 2. 736
с.; де Ларошфуко Ф. Максимы и моральные размышления. М.: Наука, 1993. 129 с.; Декарт Р. Страсти

Междисциплинарные, психологические и социологические исследования

проблемы зависти соотносятся с такими авторами как В.В. Ильин, М. Кляйн,

П. Куттер, К. Муздыбаев, Ю.В. Щербатых, Г. Зиммель, Г. Шёк, И.Смирнов и др.4.

В раскрытии социально-экономической природы феномена зависти, ее позитивной и негативной роли в общественном развитии сыграли труды А. Смита, К. Маркса, М. Вебера, Э. Дюркгейма, А.Ю. Согомонова5.

Философские рефлексии феномена зависти составили теоретико-методологическую основу ее изучения в теории личности (У. Джеймс, З. Фрейд, А. Адлер, К. Хорни, А. Маслоу, Г. Олпорт, Э. Фромм, К. Роджерс, Э. Эриксон, В.Франкл, С.Л. Франк, А.Н. Леонтьев, В.А. Лекторский, А.Г. Асмолов

души. Сочинения в 2 т. М.: Мысль, 1989. Т. 1. 564 с.; Декарт Р. Избранные произведения. М.: Издательство Московского университета, 1950. 712 с.; Спиноза Б. Сочинения: В 2-х Томах М.: Государственное издательство политической литературы, 1957. Т. 1. 727 с.; Мандевиль Б. Басня о пчелах, или Пороки частных лиц – блага для общества. М.: Наука, 2000. 291 с.; Руссо Ж.-Ж. Рассуждение о неравенстве и др. произвед. / Пер. с фр. М.: Пушкинская библиотека: АСТ, 2004. 884 с.; Кант И. Метафизика нравов Сочинения: В 6 т. М.: Мысль, 1965. Т. 4. Ч. 2. 478 с.; Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: Республика, 1993. 383 с.; Шопенгауэр А. Избранные произведения / Сост., авт. вступ. ст. и примеч. И.С. Нарский. М.: Просвещение,1992. 479 с.; Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. М.: Издательство Ленинградского университета, 1991. 288 с.; Ницше Ф. Так говорил Заратустра // Сочинения в двух томах. Т. 2. М.: Мысль, 1990. 829 с.; Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Сочинения в двух томах. Т. 2. М.: Мысль, 1990. 829 с.; Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. М.: Педагогика-Пресс, 1993. 144 с.; Шелер М. Рессентимент в структуре моралей. СПб.: Наука, Университетская книга, 1999. 231 с.; Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я» / пер. с нем. Я. М. Когана; пер. под ред. И. Д. Ермакова. СПб.: Азбука, 2012. С. 86.

4 Ильин В.В. Теория познания: герменевтическая методология. Архитектура понимания: монография.
М.: Проспект, 2017. 184 с.; Ильин В.В. Теория познания. Симвология. Теория символических форм.
М.: Издательство Московского университета, 2013. 384 с.; Кляйн М. Зависть и благодарность.
Исследование бессознательных источников. СПб.: Б.С.К., 1997. 100 с.; Куттер П. Любовь, ненависть,
зависть, ревность. Психоанализ страстей. СПб.: Б.С.К., 1998. 120 с.; Муздыбаев К. Психология
зависти // Психологический журнал. 1997. № 6. С. 93-110; Щербатых Ю.В. Семь смертных грехов,
или Психология порока для верующих и неверующих. М.: АСТ, 2010. 480 с.; Simmel G. Soziologie.
Untersuchungen uber die Formen der Vergesellschaftung. Mnchen, 1922. P. 210–211; Шёк Г. Зависть:
теория социального поведения. М.: ИРИСЭН, 2010. 537 с.; Смирнов И. О социальных эмоциях:
зависть и страх перед жизнью // Журнал «Звезда». 2012. №2 / URL:
Sullivan H. Stack The Interpersonal Theory of Psychiatry.
New York: W. W. Norton, 1953. 416 p.; Farber L. Face of Envy //Review of Existential Psychology and
Psychiatry. Vol. 1. 1961. P. 134-135; Бондаренко О.Р., Лукан У. Психологическое консультирование:
зависть и психическое здоровье // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского
«Социология. Психология. Философия». 2008. № 2. С. 265–273; Бескова Т.В. Функции зависти //
Известия Саратовского университета. Серия: Философия. Психология. Педагогика. 2012. Т. 12. Вып.
3. С. 62-66.

5 Смит А. Теория нравственных чувств / Вступ. cт. Б.В. Мееровского; Подгот. текста, коммент. А. Ф.
Грязнова. М.: Республика, 1997. 351 с.; Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание второе. Т. 1. М.:
Государственное издательство политической литературы, 1955. 698 с.; Вебер М. Избранное. Образ
общества / Пер. с нем. М.: Юрист, 1994. 704 с. ; Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс,
1990. 804 с.; Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд / Пер. с фр. с сокр.; Под ред. В.А.
Базарова. М.: Мысль, 1994. 399 с.; Согомонов А.Ю. Феноменология зависти в Древней Греции //
Социодинамика культуры. М., 1991. Вып. 1. С. 168–190; Согомонов А.Ю. Феноменология зависти в
Древней Греции // Этическая мысль: науч.-публицист. чтения / Ред. А.А. Гусейнов. М.: Политиздат,
1990. С. 109–110; Согомонов Ю.В. Добро и зло. М.: Политиздат, 1965. 96 с.

и др.), 6 теории идентичности личности (У. Джеймс, З. Фрейд, А. Фрейд, К. Хорни, А. Адлер, К. Юнг, Дж. Мид, А. Маслоу, Э. Эриксон, Ж. Пиаже, В. Хесле, П. Рикер, Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.)7.

Одно из ключевых умозаключений диссертации о том, что зависть – это интроверсия желания, фундировано в философские, психологические, психоаналитические размышления таких авторов, как Ф. Гваттари, Ж. Делез,

Е.П. Ильин, Ж. Лакан, А.П. Мальцева, Р. Мэй, С. Жижек, Э. Фромм, И. Ялом и др.8.

6 Адлер А. О нервическом характере. СПб.: Университетская книга, 1997. 385 с.; Асмолов А.Г.
Психология личности: принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, 2001. 416 с.; Джеймс У.
Личность // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. М.: Изд-во
Моск. ун-та, 1982. С. 36-41; Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. М.: Наука, 1993. 432 с.;
Конструктивистский подход в эпистемологии и науках о человеке / Отв. ред. акад. РАН В.А.
Лекторский. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация», 2009. 368 с.; Леонтьев А.Н. Деятельность.
Сознание. Личность. М.: Смысл, ИЦ Академия, 1975. 352 с.; 478 с.; Олпорт Г. Становление личности: Избр. труды. М.: Смысл, 2002. 461с.;
Роджерс К. Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Издательская группа «Прогресс»,
«Универс», 1994. 480 с.; Франк С.Л. Реальность и человек. СПб.: изд-во Рус. Христиан. Гуманитар.
Ин-та, 1997. 440 с.; Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 372 с.; Фрейд 3.
Основы психологической теории в психоанализе. Очерк исторического психоанализа. СПб.: Алетейя,

1998. 254 с.; Фрейджер Р., Фейдимен Д. Теории личности и личностный рост. М. : Изд. «Мир», 2004.
2095 с.; Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. 157 с.;
Фромм Э. Иметь или быть. М.: АСТ Москва, 2008. 314 с.; Хорни К. Невротическая личность нашего
времени. М.: Академический проект, 2006. 486 с.; Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер
Пресс, 1997. 608 с.

478 с.; Mead G. H. Mind, Self and Society. Chicago, 1976. 349 p.; Пиаже Ж. Генетическая
эпистемология. СПб.: Питер, 2004. 160 с.; Рикёр П. Я-сам как другой. М.: Издательство
гуманитарной литературы, 2008. 416 с.; Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР,
1957. 328 с.; Фрейд А. Введение в детский психоанализ. Норма и патология детского развития. «Я» и
механизмы защиты. Мн.: Попурри, 2004. 448 с.; Фрейд 3. Основы психологической теории в
психоанализе. Очерк исторического психоанализа. СПб.: Алетейя, 1998. 254 с.; Фрейд З. Толкование
сновидений. Мн.: Попурри, 2000. 576 с.; Фрейд З. Лекции по введению в психоанализ. М.: Апрель
Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2001. 528 с.; Хорни К. Невротическая личность нашего времени. СПб, 2002.
М.: Академический проект, 2006. 486 с.; Хорни К. Невроз и личностный рост. Борьба за
самореализацию. СПб.: совместное издание Восточно-Европейского института психоанализа и БСК,
1997. 316 с.; Эльконин Д. Б. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1989. 560 с.;
Эльконин Д. Б. Психология развития. М.: Издательский центр «Академия», 2001. 144с.; Эриксон Э.
Детство и общество. СПб.: Ленато, ACT, Фонд «Университетская книга», 1996. 241с.; Эриксон Э.
Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. 344 с.; Юнг К. Психологические типы. СПб.:
Ювента, М.: Прогресс-Универс, 1995. 716 с.; Хёсле В. Кризис индивидуальной и коллективной
идентичности // Вопросы философии. 1994. № 10. С. 112-123.

8Делез Ж., Гваттари Ф. Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения. Екатеринбург: У-Фактория, 1997. 672 с.; Ильин Е.П. Психология зависти, враждебности, тщеславия. СПб.: Питер, 2014. 208 с.; Lacan J. crits: A Selection. London: Tavistock, 1977. 372 p.; Lacan J. Reading Seminar XX: Lacan's Major Work on Love, Knowledge, and Feminine Sexuality / Ed. by New-York: State University of New York Press, 2002. 192 p.; Lacan J. On Feminine Sexuality: The Limits of Love and

Интерпретация феномена зависти в призме личностного уровня анализа,

как явления личности, как личностного модуса бытия, относится к

исследованиям И. Канта, У. Джеймса, Э. Гуссерля К. Кохута, Р.Д. Лэнга, М.

Хайдеггера, Ж.-П. Сартра, С. Жижека, М.М. Бахтина, П. Рикера, Ю.

Хабермаса, О.Е. Дергачевой, Д.А. Леонтьева, В.А. Гусовой, Э.Ю. Майковой и др.9.

В основе раскрытия констелляции и конфигурации зависти,

рессентимента и социальной справедливости лежит анализ следующих работ философов, социологов, психологов Р. Апресян, О.А. Гулевич, Ф. Ницше, И.О. Чугуновой, М. Шелера Т.Ф. Гусаковой, Ж.Т. Тощенко, Н.Б. Астаниной, М. Лернера, С.К. Нартовой-Бочавер, Л.М. Сосниной и др.10.

Knowledge. New York: W.W. Norton, 1998. 150 p.; Мальцева А.П. Желание как философско-методологическая проблема // Вопросы философии. 2006. № 5. С. 61-78; Мальцева А.П. Философия желания. Ульяновск: УлГПУ, 2003. 255 с.; Мэй Р. Любовь и воля. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 1997. 384 с.; Жижек С. О насилии. М.: Издательство «Европа», 2010. 184 с.; Фромм Э. Иметь или быть? // Величие и ограниченность теории Фрейда. М.: ООО Фирма: «Издательство АСТ», 2000. С. 185-437; Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Независимая фирма «Класс», 1999. 576 с.; Hassoun-Lestienne P. Malade d’envie // L’envie et le dsir. Les faux-frres / ed. P. Hassoun-Lestienne. Paris: Autrement, 1998. 181 p.

9 Адорно Т. Авторитарная личность. // Психология и психоанализ власти: в двух томах. Хрестоматия
/ Д. Я. Райгородский. Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 1999. Т. 2. С. 239-244.; Бек У.
Конформность // Психологическая энциклопедия 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб.:
Питер, 2006. 1876 с.; Кохут Х. Восстановление самости / пер с англ. М.: «Когито-Центр», 2002. 316 с.;
Лэнг Р.Д. Расколотое «Я» / пер с англ. М.: Академия, СПб.: Белый кролик, 1995. 352 с.; Бахтин М.М.
К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник 1984-1985. М.:
Наука, 1986. 256 с.; Дергачева О.Е., Леонтьев Д.А. Личностная автономия как составляющая
личностного потенциала // Личностный потенциал: структура и диагностика. М.: Смысл, 2011. С.
210-240; Ильин В.В. Теория познания. Симвология. Теория символических форм. М.: Издательство
Московского университета, 2013. 384 с.; Кант И. Основы метафизики нравственности // Кант И.
Критика практического разума. М., Мысль, 1995. 478 с.; Гусова В.А. Зависть как социальный
феномен: дисс. … канд. филос. наук: 09.00.11 М., 2006. 130 с.; Майкова Э.Ю. Социально-
философская концепция автономии личности: автореф. дисс. … докт. филос. наук. М., 2015. 40 с.;
Жижек С. О насилии. М.: Издательство «Европа», 2010. 184 с.; Касториадис К. Воображаемое
установление общества / Пер. с фр. / Пер Г. Волковой, С. Офертаса. М.: Логос: ГНОЗИС, 2003. 479 с.

10 Апресян Р.Г. Рессентимент и историческая динамика морали // Этическая мысль. Вып. 2. М.: ИФ
РАН, 2001. С. 27-37; Гулевич О.А. Социальная психология справедливости. М.: Изд-во «Институт
Психологии РАН», 2011. 284 с.; Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Сочинения в двух томах. Т. 2.
М.: Мысль, 1990. 829 с.; Ницше Ф. К генеалогии морали: Полемическое сочинение / пер. К. А.
Свасьян // Соч. в 2 т. Т. 2. М.: Мысль,1996. 829 с.; Чугунова И.О. Концепт рессентимента как
инструмент философско-антропологического познания // Философская мысль. 2016. № 2. С. 135-170;
Шелер М. Рессентимент в структуре моралей / Перевод с нем. А.Н. Малинкина. СПб.: Наука,
Университетская книга, 1999. 231 с.; Гусакова Т.Ф. Современный социум: искушение гедонизмом //
2009. № 5. С. 221-224; Тощенко Ж. Т. Фантомы российского общества. М.: Центр
социального прогнозирования и маркетинга, 2015. 668 с.; Нартова-Бочавер С.К., Астанина Н.Б.
Психологические проблемы справедливости в зарубежной персонологии: теории и эмпирические
исследования // Психологический журнал. 2014. Том 34. № 1. С. 16-32; Lerner M.J. The belief in a just
word: A fundamental delusions. N.Y.: Springer Science + Business Media, 1980. 209 p.; Lerner M.J. The
Justice motive: Some hypotheses as to its origins and forms // Journal of Personality. 1977. Vol. 45. P. 1-52;
Соснина Л.М. Тенденции исследования справедливости в зарубежной социальной психологии //
Психологический журнал. 2006. Т. 27. С. 40-49; M J., Y.-A.,
M., Gross J.J. Hedonism and the choice of everyday activities // Proceedings of the National

Понимание диалектики сущностных значений феномена зависти, представленных такими социальными фигурами как терроризм, гедонизм, конформизм, а также релевантных им понятий опирается на работы таких авторов как Сократ, Т. Адорно, З. Бауман, У. Бек, Ж. Бодрийяр, Т. Ф. Гусакова, Ж. Липовецки, А.В. Серегин и др.11.

Теоретические выводы современных социальных философов, социологов,
психологов о трансформациях социального и личностного бытия, о
противоречиях личного и социального начал, об эпохе тотальной

вовлеченности, о деструкциях личностного становления, представленных в работах З. Баумана, У. Бека, Ж. Бодрийяра, Э. Гидденса, М. Фуко, Ю. Хабермаса и др.12, повлияли на авторское видение способов самозащиты личности от зависти.

Способы защиты и самозащиты от чрезмерного влияния завистливости,
представления о личностных и когнитивных качествах, благоприятствующих и
противостоящих зависти, раскрыты в работах таких авторов как О.В.

Артемьева, В.И. Пржиленский, М. Хайдеггер13.

Проблема. До настоящего времени человеческая зависть демонстрирует свою долговечность и неразрушительность. Несмотря на то, что завистливый человек является сам себе врагом, поскольку его терзает зло, порождаемое им самим (Ш. Монтескье), у зависти появляются новые личностные основания и мотиваторы, чтобы вписаться в изменяющийся социально-исторический контекст бытия. В обществе потребления, в эпоху вовлеченности, глобализма, терроризма, коммуникационного беспредела у зависти появляются новые возможности для «процветания», новые ментальные и социальные одежды.

Academy of Science of the United States of America. Vol. 13. No. 35 / Schmitt M., Gollwitzer M., Maes J., Arbach D. Justice sensitivity: Assessment and location in the personality space // European Journal of Psychological Assessment. 2005. Vol. 21. P. 202-211.

11 Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2005. 390 с.; Бодрийяр Ж. Соблазн. М.:
Ad Marginem, 2000. 319 с.; Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М.: АСТ, 2003. 444 с.; Джеймс У.
Психология. М.: Смысл, 1991. С. 210-240; Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном
индивидуализме. СПб.: Владимир Даль, 2001. 336 с.; Гусакова Т.Ф. Современный социум: искушение
гедонизмом // 2009. № 5. С. 221-224; Серёгин А.В. Два аргумента против гедонизма в
платоновском «Горгии» // Этическая мысль. 2015. Том 15. № 1. С. 51-67; Емелин В.А., Тхостов А.Ш.
Соблазны и ловушки темпоральной идентичности // Вопросы философии. 2016. № 8. С. 115-125.

12 Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2005. 390 с.; Бауман З. Текучая
современность. СПБ.: Питер, 2008. 240 с.; Бек У. Власть и ее оппоненты в эпоху глобализма. Новая
всемирно-политическая экономия. М.: Прогресс-Традиция, 2007. 464 с.; Бодрийяр Ж. Соблазн. М.:
Ad Marginem, 2000. 319 с.; Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. М.: Добросвет, 2000. 458 с.; Гидденс Э.
Последствия современности. М.: «Праксис», 2011. 352 с.; Фуко М. Герменевтика субъекта. СПб.:
Наука, 2007. 677 с.

13 Хайдеггер М. Бытие и время. М.: Ad Marginem, 1997. 452 с.; Артемьева О.В. Этика заботы:
феминистская альтернатива классической философии // Этическая мысль. Вып.1. М.: Институт
философии РАН, 2000. С. 195-212; Noddings N. Caring: A Feminine Approach to Ethics and Moral
Education. Berkley, 1984. 216 p.; Tronto J.C. Moral Boundaries. A Political Argument for an Ethic of Care.
N. Y.–L., 1993. 242 p.; Пржиленский В.И. Концептуальные и социальные предпосылки философии
подозрения // Философские науки. 2013. № 6. С. 8-22.

Глобализм до максимума усложняет процессы личностного выживания и
самоконструирования на основе свободы, ответственности, диалога, доверия,
человеческого капитала, самоидентичности. Обострение зависти в периоды
условий несправедливого социального устройства, социальных революций,
лозунгов эгалитаризма, социальной поляризации всегда требует социально-
этических личностных сил для противостояния. Как нам представляется, роль
социальных детерминант живучести и множественности реалий зависти

усиливается, что превращает ее в вызов современности. Перед личностью
возникает задача не допустить поражающего, патологического проникновения
зависти в сознание и самосознание человека и общества. Поскольку зависть
латентна и с трудом поддается феноменологической редукции, в настоящее
время разрабатывается лишь валидная и надежная социально-психологическая
диагностика по моделированию зависти. С учетом того, что в современном
научном познании отсутствует систематизированное, интегральное познание
феномена зависти, нами предлагается исследовательский путь по

нейтрализации завистливых состояний личности, через заботу о себе и защиту
своего «Я» от утраты адекватной самоидентификации, от недоверия и

рессентимента.

В фокусе диссертационного исследования – философские и

междисциплинарные подходы к анализу феномена зависти. Учет его
многопланового содержания, социального опосредования, релятивности,
концептуальной наполняемости, а также личностной и социально-

практической значимости в современных социальных практиках, в том числе в системе образования, предопределили выбор проблематики диссертационной работы.

Объектом исследования является социальный феномен зависти, а предметом – социальные и личностные основания феномена зависти.

Цель исследования – социально-философский анализ социальных и
личностных оснований феномена зависти, современных социальных

контекстов ее бытия, а также осмысление личностных способов самозащиты
от зависти. В призме поставленной цели определены следующие

взаимосвязанные задачи:

- эксплицировать философское содержание понятия зависти;

- с помощью дискурсивного анализа раскрыть многоплановую семантику
феномена зависти и выделить социальные функции зависти;

дать интерпретацию зависти как личностного феномена;

выявить конфигурацию социальной справедливости, рессентимента и зависти в современном социальном контексте;

обозначить социальные фигуры зависти;

раскрыть личностные способы самозащиты от зависти.

Научная новизна исследования заключается в социально-философской разработке проблемы зависти как социального и личностного явления и конкретизируется в следующем:

раскрыто множественное содержание понятия зависти, расширены теоретические представления о его онтологическом, гносеологическом, аксиологическом и праксиологическом измерениях;

показана многозначная семантика феномена зависти и определены основные социальные функции зависти;

дана интерпретация зависти как личностного феномена;

выявлены социальные интеракции зависти, социальной справедливости и рессентимента в современном социальном контексте;

проанализированы такие социальные фигуры зависти как террорист, гедонист, конформист;

раскрыты личностные способы защиты от зависти.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Зависть – это интегральное понятие, отражающее специфический
социально-этический регистр жизни личности. Она представляет собой акт
признания самонедостаточности в области недостижимости желаний. Зависть –
это осознанный и неосознанный, рефлексивный и арефлексивный акты
(чувство, страсть, аффект, эмоция, мысль и т.д.), амбивалентное переживание в
признании несостоятельности «Я» в отношении своих желаний и попытка
трансляции их в желаниях Другого. Она сопрягается с чувством раздражения и
недоброжелательности по отношению к превосходству и благополучию
Другого, характеризуется доминированием как позитивных, так и негативных
коннотаций в социальных отношениях. Онтологический план исследования
зависти позволяет выявить ее множественную природу и сущностные
признаки: амбивалентность (катализатор развития и деструктивная
саморазрушающая сила), идентификатор недосамостности (дефицитарности
самости, нецелостности модальности «Я»), интроверсия желания (приговор в
неосуществимости желания обладать «объектом», который есть у Другого).
Зависть инициирована неполнотой и нарушенной целостностью субъективной
реальности, разрывами в структуре или в модальности «Я». Коннотации
зависти предстают как положительные, так и отрицательные. В
гносеологическом измерении зависть предстает в актах осознания себя
субъектом зависти, как носителя «негативного влечения» к Другому (объекту
зависти), своей дефицитарности (неполноценности, несамодостаточности),
своего низкого социального положения. В аксиологическом плане феномен
зависти предстает как ценностно-смысловое поле недоброжелательности. Как
морально-этический концепт «зависть» демонстрирует свой разрушительный
смысл через такие коннотации как деструктивность, агрессивность, ненависть,
враждебность. В праксиологическом плане зависть демонстрирует следующие
функции: активирующую (побуждает к волевой активности); властную по
отношению к самоуправлению и проявлению гиперактивной
интенциональности по отношению к Другому (в случае «черной» зависти
предстает как очернительство, донос, клевета, предательство и т.д.).

2. В семантическом поле зависти этико-нравственный, социологический,
психологический дискурсы выявляют следующие ее характеристики и

функции. Как морально-этический концепт зависть – худший порок,
порожденный эгоизмом, тщеславием, гордыней, жадностью,

недоброжелательностью. Зависть сопряжена с такими личностно-

нравственными качествами, как тщеславие, эгоизм, цинизм, злорадство,
нетерпимость (интолерантность), хитрость, лживость, поведенческая месть,
цинизм. Ее сопровождают такие психологические состояния, переживания,
мотивы как досада, ревность, неискренность, печаль, подавленность,

терзания, депрессия, апатия, враждебность, конфликтность, подозрительность,
недоверие. Будучи антропологической категорией, зависть инициируется
чувством социального неравенства и несправедливости, тотально пронизывает
социальные и межличностные отношения. Среди социальных (или социально
«опредмеченных») функций зависти различаются: регулирующая

(стремящаяся выверить личностный статус и выстроить симметричные
конфигурации между человеком и социальными группами); контролирующая
(обеспечивающая коррекцию социального неравенства и ассиметричного

социального положения); коммуникативная (будучи камуфляжем в социальных реалиях, зависть подрывает устойчивость социального взаимодействия).

3. Как явление личностного уровня, зависть транслирует неразвитость
имманентных личности качеств: свободы (автономии, самости),
ответственности, поступка, что влечет общее экзистенциальное и
психологическое состояния неудовлетворенности внешним окружением и
своим внутренним состоянием. Зависть, порожденная автодеструктивностью,
недосоциализованностью, субъектной дефицитарностью,
интроверсированностью желаний, стремлением к самоинаковости, становится
«токсичной» для человека. Как чрезмерное подражательство,
детерминированное недоверием к себе и Другому, влекущее тотальную
подозрительность, зависть разрушает механизм социальной идентификации и
личностную идентичность, депривирует «Я».

4. Зависть представляет собой психосоциальную силу, которая
инициирована социальным неравенством. Социальной почвой «всходов»
зависти является справедливость, укорененная в установку сравнения и идею
подобия. Будучи фундаментом социального порядка, справедливость –
неопровергаемый принцип социальной жизни, касающийся регуляции
социальных взаимоотношений по критериям распределения благ, обязанностей
и реабилитации нарушенных прав человека. Наличный социальный порядок
демонстрирует ориентацию либо к усилению рессентиментной тенденции
(социально-экономическое неравенство, неравенство возможностей,
неравенство перед законом), либо к нейтрализации рессентимента. Зависть,
составляющей которой является социальное сравнение, будучи внешней,
наблюдаемой формой рессентимента, предстает как реакция на неравенство,
желание справедливости только по отношению к себе.

5. Продуктом социального эволюционирования зависти, ее
рессентиментных форм предстает фигура современного террориста, являющая
ярость разрушения, пароксизм насилия. Миссия терроризма – однократное

решение фундаментальных проблем: смерти Бога, банкротство социального
порядка, смерти человека и способов его бытия. Перверсия желания, обман и
самообман, чрезмерное подражательство, установки подозрения и недоверия –
способы конструирования призрачной идентичности, самоидентичности как
разрыва ценностей наступающей глобальной потребительской цивилизации с
культом гедонизма и культурно-религиозной идентичности. Гедонизм, как
бесконечность потребления, императив удовольствий, жизнь для себя,
стремление к максимальному комфорту, эгоизм – свидетельство интроверсии
желаний, т.е. зависти и, следовательно, личностного бессилия. Фигура
конформиста, как продукт «избегания зависти», репродукция с картины
«потребительской цивилизации», гедонистических ценностей, демонстрирует
поведенческий страх перед завистью. Зависть видится «духовной скрепой»
фигур терроризма, гедонизма, конформизма, которые предстают как

социально «видимые» антиподы, однако в действительности являются сторонами одного деструктивного процесса – деформации самоидентичности личности.

6. Среди личностных способов самозащиты от зависти выступает сущее
и должное «заботы о себе». Акты личностного становления, развития,
самотрансцендирования в выборе иных смысложизненных ориентаций

предстают как практически ориентированная забота о себе по отношению к
негативным коннотациям зависти. К личностным антиципациям зависти,
когнитивно-личностными ресурсам ее преодоления правомерно отнести

рефлексивность, доверие к себе, ответственность. С целью их теоретической аргументации и эмпирической верификации было проведено социально-психологическое исследование в образовательных практиках.

Теоретико-методологическая база исследования. Выводы и

заключения диссертации фундированы в философские и общенаучные
принципы познания, социально-философский анализ, основываются на идеях
феноменологии, конструктивистской, герменевтической методологии, а также
на междисциплинарном подходе как методологическом инструменте

исследования современной социальной реальности и ее феноменов. В качестве исследовательского метода в диссертации применялся дискурсивный анализ.

Методология диссертационного исследования опиралась на взаимосвязь
теоретического и эмпирического уровней анализа. Исходя из этого, в 2016-2017
гг. автором было проведено социально-психологического исследование, цель
которого состояла в анализе взаимосвязи завистливости и ее личностных
предикторов. Предметом исследования явилось рассмотрение влияния
ценностных ориентаций и базовых убеждений, уровня рефлексивности и
доверия на степень выраженности завистливости и ее осознание у обучающейся
молодежи. Пилотажное исследование опиралось на репрезентативную выборку
представителей студенческой молодежи тверских вузов (Тверской

государственный медицинский университет, Тверской государственный технический университет, Тверская государственная сельскохозяйственная академия) в возрасте от 17 до 24 лет, в том числе 180 девушек и 120 юношей.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Полученные
в диссертационном исследовании выводы и обобщения могут быть полезны:
для разработки проблематики зависти как личностного и социального

феномена в контексте глобальных социальных трансформаций и

коммуникационных изменений; для социогуманитарного и

междисциплинарного дискурсов по теоретическим и прикладным вопросам социального и личностного этоса; для диагностики личностных диспозиций завистливости. Выводы и обобщения работы дают возможность определить те социальные проблемы, которые порождают негативные коннотации зависти. Диссертация является опытом применения междисциплинарного подхода к анализу проблемы социального профиля зависти в плане эмпирической ее верификации. Выводы представленной работы могут быть использованы при подготовке курсов по философии, социальной философии, этике, социологии, психологии, антропологии, а также применяться в области социально-педагогических исследований. Материалы диссертации, включая результаты проведенного социально-психологического исследования зависти, могут быть применены в образовательных практиках для разработки социальных технологий развития личностных ресурсов по преодолению завистливых состояний.

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы
были представлены в докладах на межвузовских, региональных и
международных конференциях, в том числе на: Всероссийской научно-
практической конференции «IX Ковалевские чтения» (Санкт-Петербург, 14-15
ноября 2014 г.); XV Всероссийской научно-практической конференции
«Образование в XXI веке» (Тверь, 2015 г.); I международной научно-
практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов:
«Информационные тренды и безопасность личности: взгляд молодых
исследователей» (Тверь, 18-19 апреля 2016 г.); Всероссийской (заочной)
научно-практической конференции «Саморазвивающаяся среда технического
университета» (10 февраля 2017 г.); II Международной научно-практической
конференции «Качество жизни: современные риски и технологии
безопасности» (18-19 апреля 2017 г.).

Диссертация обсуждалась на кафедре психологии и философии Тверского
государственного технического университета. Основные результаты

диссертационного исследования нашли отражение в 8 публикациях общим объемом 4,25 п. л., в том числе в 3 статьях в периодических научных журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации – 151 страница.