Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. Федоренко Олег Иванович

Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг.
<
Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг.
>

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Федоренко Олег Иванович. Тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.02.- Москва, 2003.- 198 с.: ил. РГБ ОД, 61 03-7/680-2

Содержание к диссертации

Введение

РАЗДЕЛ I. Состояние аграрного сектора и задачи партии и советского Правительства в деревне в конце 1940-х - начале 1950-х гг 15-69

РАЗДЕЛ II. Теория и практика реформирования сельского хозяйства СССР в 1953-1964 гг 70-127

РАЗДЕЛ III. Социальные аспекты реализации советской аграрной политики в 1953-1964 гг 128-170

Заключение

Список источников и литературы 178-1

Состояние аграрного сектора и задачи партии и советского Правительства в деревне в конце 1940-х - начале 1950-х гг

Хронологические рамки исследования охватывают 1953-1964 гг.

Выбор начальной грани исследования обусловлен тем, что в первой половине 1950-х гг. отдельные представители партийно-хозяйственной элиты осознали, что проводимая государством аграрная политика не способна решить продовольственную проблему, а движение страны по прежнему пути все более усугубляет положение дел в деревне. Однако принципиальные изменения стали возможны только после смерти И.В. Сталина в марте 1953 г. Лидеры страны в этот период предприняли попытку разработать новые экономические подходы к развитию сельского хозяйства, которые должны были, по их замыслу, обеспечить создание эффективного АПК при условии сохранения принципиальных основ существующей социально-экономической системы.

Неудача реформирования советской деревни, вызванная комплексом объективных и субъективных факторов, стала одной из причин смещения Н.С. Хрущева с занимаемой должности, что послужило логическим завершением отдельной эпохи в развитии советского государства и определило верхние хронологические рамки работы. Источниковая база исследования достаточно разнообразна, ее составляют архивные материалы, документы партийного и государственного происхождения, статистические данные, воспоминания, мемуары и переодика, отразившие процесс разработки и реализации аграрной политики советского государства в 1953-1964 гг. Учитывая специфический характер темы диссертации, важнейшую группу источников составили архивные материалы, собранные автором в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ),

Российском государственном архиве экономики (РГАЭ), Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ).

Наряду с архивами центральное место среди источников диссертации занимают партийно-государственные документы. Прежде всего, это официально опубликованные стенографические отчеты съездов КПСС, материалы пленумов ЦК КПСС, постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Существенное значение имеют изданные собрания документов. Для раскрытия темы привлечена разнообразная информация, извлеченная из периодической прессы.

Более значительную пишу для размышлений и авторского анализа дали воспоминания участников событий тех лет.14 Еще одним источником исследования стали статистические материалы, опубликованные в сборниках о развитии народного хозяйства СССР в целом и сельского хозяйства в особенности. В целом, перечисленный корпус источников при его критическом анализе позволил обосновать концептуальный замысел исследования, получить разнообразную информацию о тенденциях и противоречиях государственной политики СССР в аграрном секторе в 1953-1964 гг.

Научная новизна работы заключается в следующем. Впервые в таком аспекте в отечественной историографии на основе конкретно-исторического анализа обширного круга архивных и опубликованных документов комплексно исследованы тенденции и противоречия аграрной политики советского государства в условиях хрущевской «оттепели». В научный оборот введены новые, ранее не публиковавшиеся архивные документы.

В диссертации исследован круг проблем, накопившихся в аграрном секторе еще во второй половине 1940-х - начале 1950-х годов. В частности с современных научных позиций автор анализирует содержание аграрных преобразований в СССР, связанных с восстановлением разрушенного войной народного хозяйства и переходом страны к заключительной стадии индустриальной модернизации. Исследование показало, что реализация мобилизационного варианта аграрной политики к концу сталинского правления привела к максимальному усилению роли государства в управлении сельским хозяйством.

С привлечением новых архивных материалов в работе обоснован тезис о том, что аграрный сектор в 1945-1953 гг. превратился в основного экономического донора. Экономический курс советского руководства в деревне в полной мере соответствовал задачам социальной государственной политики, основная сущность которой сводилась к новому этапу раскрестьянивания.

Исследование показало, что в 1950-1960-е годы аграрная политика СССР пришла в полное соответствие с задачами индустриальной модернизации страны. Автором проведен научный анализ ряда партийно-государственных решений по реализации программы интенсификации сельского хозяйства и решения социальных проблем, доказано, что в целом аграрная политика данной эпохи имела политическую направленность и была оторвана от экономических проблем советской деревни.

Теория и практика реформирования сельского хозяйства СССР в 1953-1964 гг

Кроме этого, как показали исследования В.П. Попова, натуроплата колхозов за работу МТС стала важнейшим каналом, по которому государство выкачивало зерно из колхозов. В 40-е годы удельный вес заготовленного зерна по обязательным поставкам и натуроплате МТС достигал в целом от 75 % до 84 % всех заготовок. Размер оплаты за работу техники зависел не от экономики хозяйства, а от группы урожайности, к которой был отнесен данный колхоз, что часто приводило к искусственному завышению натуроплаты. О значении, которое власти придавали этому, говорит тот факт, что течении 1947 года Совмин принял два постановления, направленных на ужесточение контроля за уровнем урожайности колхозов.

3 февраля 1947 года была образованна Главная Государственная Инспекция по определению урожайности сельскохозяйственных культур при Госплане СССР. В декабре 1948 года ее преобразовали в Главную инспекцию при Совете министров СССР. Строгий контроль власти за работой агропромышленного комплекса не всегда спасал от провалов плана. Информация, полученная министром сельского хозяйства И.А. Бенедиктовым о реальном положении в деревне летом 1950 года, принципиально отличалась от наполненных оптимизмом официальных сводок. Так, в сфере электрификации села объем производства был выполнен на 74,5 % от запланированного, строительно-монтажные работы выполнены на 60,1 %.

Конторы снабжения Главсельэлектро вместо накопления, предусмотренного планом, допустили убытки около 2 млн. рублей. Отставание от прогнозируемых показателей в заготовке кормов привело к снижению темпов роста общественного животноводства. Не удалось выполнить план по сбору картофеля и овощебахчевых культур. Несмотря на такие, казалось бы, обескураживающие показатели, министерство сельского хозяйство в кратком отчете за 1950 год заявило о «достижении новых успехов в деле подъема социалистического земледелия, развития общественного животноводства и организационно-хозяйственного укрепления колхозов».

В полном соответствии с господствовавшей повсеместно бюрократической показухой, упор в этом отчете был сделан на те области сельского хозяйства, где план оказался выполненным, либо перевыполненным. «Проваленные» показатели оказались в тени. Для еще большего подчеркивания достижений был представлен сравнительный анализ показателей 1949 и 1950 гг. Уже первая страница свидетельствовала о расширении посевных площадей по сравнению с 1949 годом на 9,6 млн. га, то есть на 8,6 % , хотя на 100 % план расширения посевных площадей колхозами в 1950 г. выполнен не был. Любопытно, так же, что выполнение плана по сбору зерновых и масленичных культур показано в процентах (100,4 % и 101,3 % соответственно), тогда как невыполнение плана по овощебахчевым культурам, картофелю и кормам в процентах не представлено. Выше уже была отмечена неудовлетворительная работа МТС в 1950 году, однако согласно отчету машинотракторные станции выполнили план на 100,5 %, обеспечили обработку 90 % всей пахоты тракторной тягой и уборку комбайнами 50 % зерновых культур. Вывод министерства сельского хозяйства об улучшении работы тракторного парка полностью противоречил информации, полученной министром И. Бенедиктовым от своего заместителя С. Хоштария.

Планирование сельскохозяйственных работ на 1951 год производилось с опорой на отчет министерства 1950 г., что говорит о колоссальном отрыве советской бюрократии от действительности. В этих условиях лишь энтузиазм простых тружеников выступал связующим звеном между государственными планами и самим сельским хозяйством. Эта простая истина вытекает из заключительных слов краткого отчета: «На борьбу за выполнение плана 1951 г. должна быть мобилизирована творческая активность колхозных масс, организованно широкое социалистическое соревнование за дальнейший подъем урожайности и продуктивности скота».

Однако энтузиазм простых работников, при отсутствии собственно экономических стимулов к труду, не мог быть долговременной опорой советского производства. Необходимость реформирования сельского хозяйства на рубеже 40-50-х годов остро ощущалась на всех уровнях властной вертикали, проблема заключалась лишь в том, что для руководства сущность и конечная цель любой реформы должна была заключаться в еще большем подчинении экономики партии и правительству. В этом смысле интересна инициатива Н.С. Хрущева, изложенная им на страницах «Правды» 4 марта 1951 года. Предложения сводились к мысли о нецелесообразности существования мелких колхозов, необходимости их резкого укрупнения с перспективой создания новых структур - «агрогородов».

По сути, было задумано массовое сселение крестьян в крупные колхозные поселки и создание на новых местах «колхозных агрогородов». Как представляется, инициатива Хрущева в полной мере соответствовала стилю технократического мышления государственных лидеров того времени, идее превращения крестьян в сельских рабочих-пролетариев. Лишь очевидная экономическая непродуманность и авантюристичность этих мер привела к осуждению хрущевского новаторства в закрытом письме ЦК ВКП (б).

Социальные аспекты реализации советской аграрной политики в 1953-1964 гг

Изменилась и сама система оплаты труда. Во-первых, она стала гарантированной, ежемесячной, то есть независимой от климатического фактора и от времени реализации продукции. Кроме того, в целях повышения материальной заинтересованности колхозников в увеличении производства сельскохозяйственной продукции, улучшении ее качества и снижении себестоимости, наряду с основной оплатой труда стала применяться дополнительная оплата и другие виды материального стимулирования. Во-вторых, в основу исчисления оплаты труда колхозников были положены тарифные ставки соответствующих категорий рабочих совхозов, а также нормы выработки, действовавшие на аналогичных работах в совхозах.

В-третьих, оплата труда колхозников, как и рабочих, стала в обязательном порядке осуществляться в денежной форме. Вместе с тем, для удовлетворения потребности колхозников в сельскохозяйственных продуктах предусматривалось создание натурального фонда. Зерно, корма и другие продукты из него могли выдаваться в счет оплаты труда либо продаваться колхозникам в количестве и порядке, устанавливавшемся общим собранием колхоза. Деньги должны были выплачиваться не реже одного раза в месяц, а натуральная продукция -по мере ее поступления. В-четвертых, регламентировалось, что оплата труда будет производиться в соответствии с количеством и качеством труда, вложенного колхозником в общественное хозяйство, исходя из принципа «за хороший труд, за лучшие результаты - более высокая оплата труда».

Рост оплаты труда должен был осуществляться на основе опережающего роста производительности труда. Кроме того, колхозы получили зафиксированное в Примерном Уставе право разрабатывать и пересматривать с широким участием колхозников и специалистов нормы выработки и расценки на сельскохозяйственные и другие работы, с учетом конкретных условий хозяйства.16э

Законодательное закрепление новой системы оплаты труда имело большое значение для роста материального положения колхозников. В то же время оно лишь утвердило уже существовавшую практику. Переход колхозов региона на гарантированную оплату труда был подготовлен совершенствованием оплаты труда в предыдущие годы. Например, в Вологодской области уже в 1965 г. все колхозы применяли ежемесячное авансирование, 91 % колхозов вел денежную оплату труда. Более того, многие колхозы еще до 1966 г. применяли и гарантированную оплату труда.166 Тем не менее, принятие ее в качестве законодательной нормы позволило перейти от отдельных шагов некоторых, как правило, наиболее крепких колхозов, к практике повсеместного ее применения.

Причем слабым колхозам, не имевшим достаточного объема собственных средств для гарантированной оплаты труда своих работников на уровне совхозных ставок, государство открыло специальный долгосрочный кредит и создало специальный межколхозный фонд. Так, колхозы Вологодской области за период 19 - 1969 гг. получили таких кредитов на сумму 7,5 млн. руб. В этом заключалось принципиальное новшество по сравнению с принципами сталинского управления аграрным сектором.

Мощный позитивный заряд аграрных реформ, созданный решениями сентябрьского пленума и последующими законодательными актами, был в основном исчерпан к концу 50-х гг. Здесь сказались непродуманность ряда решений и директив, медлительность по преодолению недостатков и издержек, выявившихся в ходе реформирования.

Так, крайне непоследовательно, противоречиво вводилась научно-обоснованная система земледелия на целине, затягивалось решение проблем жилья и быта целинников. Волюнтаристский лозунг Хрущева «догнать и перегнать США по производству животноводческой продукции на душу населения», ставший партийной директивой, обернулся на практике опасной погоней за «рекордами» вплоть до подтасовки реальных показателей. С большим опозданием и оговорками лидер партии отказался от кукурузы как «чудо-культуры», достойной распространения на всей территории огромной страны. Крайне непродуманной оказалась постановка Хрущевым на декабрьском пленуме ЦК 1958 г. вопроса о резком сокращении индивидуального скота работников совхозов, а в июне 1959 г., тоже на пленуме - о запрещении содержать скот жителям городов и рабочих поселков.