Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль
Подписки на рассылки



расширенный поиск

Антропология социального управления и власть Туголуков Олег Владимирович

Антропология социального управления и власть
<
Антропология социального управления и власть Антропология социального управления и власть Антропология социального управления и власть Антропология социального управления и власть Антропология социального управления и власть
>

Диссертация, - 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Автореферат - бесплатно, доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Туголуков Олег Владимирович. Антропология социального управления и власть : Дис. ... канд. филос. наук : 09.00.11 СПб., 2006 155 с. РГБ ОД, 61:06-9/349

Введение к работе

Актуальность темы. Обращение к исследованию вопросов антропология социального управления и власти объясняется назревшей потребностью изучения взаимосвязей между стратегиями познания, организации, ценностных ориентации и устойчивого развития современной социальной реальности. Важным этапом на пути выявления тенденций эволюции современности является раскрытие антропологического смысла организационно-управленческой деятельности в контексте социально-философского анализа исторически сложившихся и преемственно связанных форм и институций власти. Сосредоточение внимания на антропологическом содержании управления и власти - на проблемах антропологического смысла отражающих их социально-политических и фило-софско-мировоззренческих доктрин - согласуется с достигнутым уровнем «атомизации» общества под влиянием факторов глобализации и неолиберальной модернизации.

Выдвижение на передний план современности принципов демократии, плюрализма и толерантности свидетельствует не только о признании приоритетности частных (индивидуальных или узкогрупповых) интересов, но говорит о реальности процессов радикальной антропологизации всех видов социальной активности. Поэтому антропологический подход дает возможность обратиться к творческому компоненту управления, без которого оно превращается из формы совершенствования организационных условий человеческого существования в главную причину их деградации и распада под влиянием неадекватных («механических») усилий власти, которая действует, несмотря на активное сопротивление антропологического и социального «материала». Чрезвычайно значима тема соотношения антропологии управления и власти в современном глобальном, национально-культурном и региональном контекстах.

Особая актуальность темы диссертации определяется необходимостью понимания антропологических условий (возможностей и границ) и прогнозирования социальных последствий двадцатилетнего опыта современных российских реформ управления и власти. Не менее значимой является задача изучения их социально-антропологических аспектов в связи с нарастающей конфликтностью межэтнических, межнациональных и межконфессиональных отношений.

В отношении к управлению вопросы социальной организации, практика и познание, идеалы и ценности рассматриваются чаще всего в обособленных дисциплинарных зонах. Связующим моментом выступает именно антропология управления - она оказывается предельной концентрацией социума и существования. В силу этого антропологический анализ представляет возможность понять единство и целостность социально-регулятивных процедур и послужить основой разработки гуманистически ориентированных программ социальной организации и управления.

В этой связи остро формулируются малоизученные вопросы о соотношении социально-философской темы управления со специфическими стратегиями управленческой деятельности в современном социуме. При анализе конкретной стратегии {государственная деятельна^ПЧи-ЩЮШвааство, экономика, образо-

РОС. НАЦИОНАЛЬНА,4 і БИБЛИОТЕКА [

&3I.

вание, таможенное дело) требуется диалектическое совмещение позиций, что остается задачей, далекой от разрешения.

Эта задача предполагает, с одной стороны, формирование единых теоретически осмысленных воззрений об организации и управления как специфической форме деятельности, а с другой - понимание особенностей конкретной организационно-управленческой сферы в соотношении с институциями власти. Предметные и структурно-функциональные факторы специфических областей организации и управления включаются в поле объяснения и понимания, показывая значимость конкретной социально-управленческой сферы в контексте проблемы человека как сознательного и деятельного существа.

Объект исследования - антропологическое содержание социального управления и власти.

Предмет исследования - виды взаимосвязей между стратегиями познания, организации, ценностных ориентации и устойчивого развития современной социальной реальности.

Цель и задачи исследования. Цель данного исследования состоит в определении антропологических предпосылок и условий управления, а также в анализе антропологического компонента организационно-управленческой деятельности в ее соотнесенности с системой властных отношений и институций.

В связи с этим выдвигаются следующие задачи:

определение социально-философских оснований управления в его соотнесенности с главными подходами к пониманию социальной организации и власти;

выявление основных типологических ориентации отечественной и зарубежной социальной философии в подходе к феномену управления;

уяснение характера антропологических предпосылок и особенностей социально-антропологической детерминации отношений власти;

анализ соотнесенности антропологии управления и социокультурных образов мира;

изучение истории антропологических исследований и власти в связи с усилением современных тенденций глобализации;

определение основных функций и типологических позиций антропологии управления в системах социализации, творчества и образования;

анализ связи антропологических факторов и власти с глубинной архитектоникой мифологического сознания, воздействующей на этнопсихологические и социокультурные стороны организации человеческого существования;

выявление антропологической роли социального управления для сравнительного анализа антропологических факторов управления и власти в культурных контекстах России и Европы;

исследование организационно-управленческих традиций социума в контексте анализа исторических и современных форм политической власти;

изучение многообразных видов властных отношений и оценка значения отношений господства и подчинения в структуре социального управления;

- исследование конструктивного взаимодействия между отечественной и
зарубежной социально-философской мыслью в области антропологии управле
ния и власти;

уточнение роли антропологии управления как конструктивной стратегии стабилизирующего социального действия в эпоху нестабильности и перемен;

анализ реальных и возможных стратегий взаимодействия антропологии управления, власти и конкретных форм социальной практики.

Степень разработанности проблемы и теоретические предпосылки исследования. В сферу исследовательских интересов проблема антропологии управления входит в связи с актуализацией междисциплинарных разработок и вопросов соотнесенности различных сфер деятельности, организации и власти. Вопросы управления и власти, человеческого фактора в управлении государством, антропологических последствий организационно-управленческой деятельности всегда были и остаются предметом пристального внимания и заинтересованного изучения.

Уже в эпоху античности успешно разрабатывались эстетико-космологические (досократики), социально-политические (Платон, Аристотель), нравственно-этические (софисты, Сократ, стоики), политико-правовые (греко-римская философия), образовательно-просветительские (античная пай-дейя) аспекты проблемы управления и власти в их соотнесенности с интересами и идеалами человеческого существования.

В эпоху Средневековья человеческое измерение организационно-управленческой деятельности предстает как характеристика духовного опыта в реализации Божественного промысла в упорядоченной иерархии отношений управления и власти в общественной жизни людей (Василий Великий, Григорий Нисский, Аврелий Августин, Иоанн Дамаскин, Фома Аквинский, Иларион Киевский). Мировоззренческий антропоцентризм Возрождения мотивировал концентрацию усилий на разработке проблемы соотношения общества, человека и власти, границ социально-политической обусловленности поведения и свободы личности. Этот опыт послужил основой абсолютизации индивидуалистических ценностей - распространяются убеждения в несовместимости этики и политической власти. Это эпоха формирования этики протестантизма и идеологии первых буржуазных революций (Н. Макиавелли, Т.Мор, Г.Кампанелла, МЛютер).

В философии Нового времени и немецкой классической философии на передний план выдвигаются задачи изучения политической организации и государственной власти. Исходя из концепции естественного права и договорной теории общества, вопросы антропологии управления и власти формулируются как часть более общей проблемы соотношения частного интереса и общей пользы (Д.Локк, Т.Гоббс, Ж.Ж.Руссо, И. Кант, И.Фихте, Г.В.Ф. Гегель, Л.Фейербах).

Позитивистски ориентированные программы понимания социальной жизни актуализировали тему функциональности управления, а в марксистской философии она была принципиально скоординировано с идеологической программой классовой борьбы, что вытекало из материалистического понимания истории (К.Маркс, Ф.Энгельс). Отсюда примеры тотальной деантропологиза-ции управлениия и власти, представленные в общей организационной теории эмпириокритицизма (А.Богданов) и теории социального управления и власти (В.ИЛении).

Конец XIX - первая треть XX в. знаменуются радикальным «антропологическим поворотом» в исследовании природы и институций управления и власти. В контексте критики воззрений идеалистической метафизики и марксизма оформляются гуманистически ориентированные программы исследований, совмещающие деятелыюстный, персонологический, экзистенциальный и логико-дискурсивный аспекты проблемы управления (Ф.Ницше, Дж. Дьюи, М.Хайдеггер, Т.де Шарден). В русской социальной философии большое значение было придано именно вопросам антропологии управления и власти (Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, Н.Ф.Федоров, В.И.Вернадский). В частности, управленческие задачи философии хозяйства определяются С.Н.Булгаковым как задачи уяснения места человека в природе и природы в человеке.

Вместе с тем обстоятельства сложились так, что организационно-управленческая деятельность, будучи инструментом политической власти, оказалась отождествленной с ней до уровня неразличенности. Поэтому современное понимание управления в соотношении с властью сформировалось отнюдь не в политической и философской сфере, казалось бы изобилующих концептуальным и практическим опытом освоения социальной реальности. Дифференциация структур управления и власти, деполитизация и превращение организационно-управленческой деятельности в предмет вполне самостоятельного исследования оказались обусловленными становлением гражданского общества, развитием производственно-экономической сферы, во многом недосягаемой для контроля политической власти.

Начало осознания управления как специфического социального феномена относится к рубежу XIX-XX века и связано с изучением вопросов научной организации труда и управления (Ф.Тейлор, Т.Эмерсон), что послужило исходным пунктом универсализации проблемы и ее истолкования в терминах общей организационной науки (А.Богданов), теории систем (Л. фон Берталанфи), кибернетики и теории информации (Н.Винер, К.Шеннон), синергетики (Г.Хакен), теории самоорганизации и «диссипативных процессов» (И.Пригожин).

Чрезвычайно важны для понимания неклассических стратегий антропологии управления и власти работы современных зарубежных авторов - Г. Дебора, Ж. Делеза, Э. Гидденса, М. Кастельса, П. Слотердайка, А. Тоффлера, М. Фуко, Ф. Фукуямы.

В настоящее время наряду с разработкой общей теории организации и управления наблюдается систематическая концентрация усилий на изучении различных аспектов проблемы управления и власти - политико-правовых (К.С.Гаджиев, В.Г.Федотова), социологических и социально-политических (А.В.Тихонов, С.В.Мысин, О.Я. Гелих), производственно-экономических (Л.А.Баев, С.А.Варапута, ВЛ.Иноземцев, Л.Мизес, В.М.Немчинов, К.М.Чистов, Ф.Хайек), конфликтологических (Л.Коузер, А.К.Зайцев, В.А.Светлов), этнокультурологических (Ю.И.Семенов, В.А.Тишков).

Л.Мамфорд, М.Мосс, М.Элиаде анализируют прафеномены управления, власти, сакрального и профанного, показывая, что в «архаических» или «традиционных» обществах управление институционально неспецифицировано -оно представляет собой синкретическое образование, локализация которого

проблематична. Архаические нормы права и формы управления неотделимы от религии и экономики традиционных обществ, а также от производимого культурой «типа солидарности» или «характера социальной связи». Выражая определенные общественные потребности, религия и весь синкретический ценностный комплекс вьтолняют необходимые общественные функции «первичного управления». Таким образом, социально-онтологические основания всегда предшествуют идеологии и ценностным истолкованиям управления.

Все это дает возможность понять архаическое единство коллективных действий и коллективных представлений в терминах организации - то есть в терминах операций самоуправления, обеспечивающего выживание социальной единицы. Тут возможно первичное зарождение онтологии управления.

Предметом особо пристального внимания стали проблемы менеджмента или принципов рациональной организации и координации многообразных видов деятельности (О.Я.Гелих, Л.Ф.Друккер, Л.Мизес, К.С.Пигров, Р.Фарсон). Менеджмент рассматривается как форма рациональной оптимизации практической деятельности способных к самоопределению индивидов как главных элементов стратегии неолиберализма в экономике, социальной и политической сферах жизни общества. В доктрине менеджмента управление отождествляется с процессом рациональной организации труда коллективов, состоящих из личностей - свободных, независимых, атомизированных - преследующих собственные цели индивидов. Ответы на вопросы о природе интегрирующих их социальных связей могут быть даны лишь в контексте анализа антропологических аспектов организационно-управленческой деятельности, соотнесенной с проблемами власти как фактора социодинамики культуры.

Однозначное стремление следовать за монологическим пониманием управления представляется бесперспективным. Но вряд ли плодотворно и противоположное стремление к исключительной плюралистичности управленческих позиций, когда управление растворяется в ситуационных предпочтениях и утрачивает социальный статус. Поэтому рассмотрение антропологии управления и власти в контексте истории и культурной традиции создает возможности для понимания управления как особого рода диалога социальных субъектов. Управление является именно целесообразной стратегий в отличие от деструктивных акций и действий.

Поэтому важно понять, что управление всегда активно эмоционально и психологически «наполнено». Более того, является средоточием жизненной напряженности социума в силу того, что управление теснейшим образом связано с властью. Но если власть всегда институционально представлена, то управление может быть предельно скрытым и даже законспирированным. В антропологии управления встречаются «социальная память» и актуальные смыслы социальной организации и власти, ценностные ориентации и предпочтения поколений, государственные и партийные интересы. И речь идет не о дурной бесконечности подчинения или планирования. Напротив, управление в антропологическом измерении предстает как гуманистически ориентированный процесс.

Методы исследования: В диссертации применена комплексная социально-философская методология, сочетающая диалектические, диалогические и

герменевтические принципы организации культурной реальности. Применены типологический и структурно-функциональный подходы к изучению социальной организации и управления. Историко-генетическое понимание антропологии управления соотнесено со структурно-функциональным анализом социально-управленческой теории и практики.

Научная новизна исследования состоит в комплексном социально-философском исследовании проблемы социально-онтологических, гносеологических, функционально-прагматических и ценностных оснований социального управления в горизонте антропологических установок в соотношении с институциями власти. Управление рассмотрено в целостном пространстве и времени жизненного мира.

1. Показано, что антропология управления представляет целостную форму
взаимодействия жизненного мира управления и вместе с тем может
быть рассмотрена как предметная область гуманистически ориентиро
ванной социальной философии.

2. Обосновано положение, согласно которому функционирование управ
ления и власти может быть эффективным только при учете особенно
стей его антропологической детерминации.

  1. Установлено, что антропологические традиции культуры являются факторами дифференциации исторических и современных типов социального управления и власти. Показано, что взаимодействие знания, ценностей, организации, управления и власти непосредственно соотнесены с фундаментальным вопросом о жизненном мире. Такой подход к пониманию культуры дает возможность представить стабилизирующие структуры социально-культурной практики в ее антропологическом измерении и гуманистической перспективе.

  2. Показано, что пространственно-временная дифференцированность «антропологического континуума» управления и власти образует структурную основу жизни социума как сложного и противоречивого, а вместе с тем целостного «живого и трепетного» (А.Ф.Лосев) социального организма.

  3. Показано, что формы антропологической осмысленности управления и власти выступают как стратегии социального существования и творчества.

  4. Выявлена зависимость между функциональными изменениями антропологической структуры «управление-власть» и развитием тенденций глобализации и глобализма.

  5. Установлено, что «сбои» в системах управления не сводимы к оппозициям интеракций и непосредственно не выводимы из них - они представляют собой сложно опосредованное выражение антропологических и образовательных интересов доминирующих общественных классов и групп.

  6. Обосновано положение о том, что опыт традиции, культуры и духовности («жизненный мир») определяют меру инновационной управленческой активности и возможности инновационных стратегий в управлении.

Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования. Результаты и материалы проведенного исследования антропологии управления могут быть использованы при разработке теории и практики планирования социальных процессов. Взаимообразное отношение социальной онтологии и социальной антропологии способно внести новые конструктивные положения в социальную философию и практику построения стабильного социального существования.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в возможности их использования для разработки программ эффективного совершенствования социального управления в ситуации интенсивных изменений в глобальном пространстве современности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Антропология управления - это теория межсубъектных отношений в
сфере социального управления, фундирующая возможности эффективной со
циальной организации посредством целенаправленных индивидуальных воз
действий.

2. Формы антропологической осмысленности проблематики социального
управления и власти выступают в качестве необходимой основы формирования
их целей и средств реализации.

  1. Важнейшим компонентом антропологического содержания социального управления выступает социально-психологическое переживание, формирующее характер соотнесенности предметного мира и субъекта.

  2. Элементарная структурная основа антропологии управления и власти складывается из совокупности межсубъектных взаимодействий. При этом допускается наличие неограниченного количества субъектов - антропология управления «программирует» отношения между социальными субъектами, ориентированными на создание целенаправленных действий в социуме.

  3. Конструктивны, гуманистически ориентированы и обладают способностью к устойчивому развитию лишь антропологически «адекватные» типы социального управления и власти.

  1. Антропологическая агрессивность или индифферентность социального управления и власти могут становиться причиной антропологических катастроф и социальных конфликтов.

  2. Различия антропологических традиций России и Европы исключают возможности прямой экстраполяции и непосредственного переноса принципов управления и власти из одного социального контекста в другой.

9. Целостное понимание антропологии дает возможность соотнести соци
ально-онтологические, гносеологические, ценностные и прагматико-
функциональные параметры управления с организацией и действиями власти.

10. Понимание противоречивости отношений антропологии управления
позволяет конструктивно соотнести институции организации, управления и
власти в глобальном мире.

Апробация исследования. Основные положения диссертации отражены в шести публикациях по теме исследования.

В виде научных сообщений материал диссертации был представлен на IV Российском философском конгрессе (Москва, 2005), двух международных и трех российских конференциях (Санкт-Петербург, 2004,2005 г.).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии РГПУ им. А.И.Герцена 2 декабря 2005 г.

Внедрение материалов и результатов исследования осуществилось в публикациях учебно-методических и учебных пособий по философии для студентов и аспирантов.

Структура диссертации. Структура диссертации и последовательность изложения материала определяются основной целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка используемой литературы. Объем работы составляет 151 страницу.

Похожие диссертации на Антропология социального управления и власть