Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль



расширенный поиск

Частно-правовое регулирование Шарифуллин Вадим Рифович

Частно-правовое регулирование

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 192 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Шарифуллин Вадим Рифович. Частно-правовое регулирование : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 Казань, 2006 192 с. РГБ ОД, 61:07-12/185

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Понятие и специфика частно-правового регулирования 14

1. Понятие правового регулирования и его соотношение со смежными категориями 14

2. Дифференциация правового регулирования 32

3.Характерные черты и признаки частно-правового регулирования.. 56

Глава 2. Уровни частно-правового регулирования 89

1. Нормативно-правовое регулирование в системе частного права ... 89

2. Локальное (корпоративное) правовое регулирование как особый уровень частно-правового регулирования 114

3. Индивидуально-правовое регулирование в частном праве 131

4. Договор как средство частно-правового регулирования 153

Заключение 165

Список использованной литературы

Введение к работе

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью всестороннего системного изучения частно-правового регулирования на современном этапе развития Российской Федерации. Совершенствование правового регулирования невозможно без глубокого теоретического осмысления происходящих в обществе процессов, применения результатов научных исследований в процессе правотворчества. Правовое регулирование отношений в частной сфере должно строиться с учетом достижений дореволюционной, советской и постсоветской отечественной теории права и цивилистики, зарубежных авторов; основываться на применении положений и принципов частного права к современным общественным отношениям.

Появление в обществе принципиально новых экономических отношений, базирующихся на частной собственности, формирование слоя предпринимателей заставляют по-новому взглянуть на проблему дуализма права. В связи с выделением частно-правовой сферы, в последние полтора десятилетия вновь возникла необходимость её анализа как с позиций общей теории права, так и отраслей юридической науки.

Категория «частно-правовое регулирование» стала часто использоваться и в теории права, и в отраслевых юридических науках (особенно в цивилистике). Являясь относительно новой в отечественном правоведении, эта юридическая категория соприкасается с различными элементами правовой действительности, такими как: правотворчество, правореализация, уровни правового регулирования, нормы частного права и др. Анализ частно-правового регулирования позволяет рассмотреть характер и динамику воздействия норм частного права и предусмотренных ими правовых средств на общественные отношения, вскрыть элементы механизма правового регулирования в их взаимодействии и взаимовлиянии.

Научное исследование частно-правового регулирования продиктовано объективными потребностями правового опосредования отношений в частной сфере: четко обозначилась потребность в формировании концепции правового регулирования экономических отношений, исходящей из сочетания диспозитивного и императивного способов воздействия на участников этих отношений; существует необходимость решения проблемы устранения противоречий между публично-правовым и частно-правовым регулированием имущественных отношений. При этом можно говорить, по крайней мере, о задаче установления оптимального соотношения и взаимодействия публично-правового и частно-правового регулирования экономических отношений в целом1. Определение разумного соотношения публичного и частного правового регулирования является одной из основных и еще окончательно не решенных задач правовых преобразований в России.

Другой, не менее важной, задачей является продолжение развития демократических тенденций в отечественном праве, в котором должны отражаться и согласовываться интересы общества с интересами отдельных индивидов, в том числе под влиянием идеи различия норм частного и публичного права в целях их адресной и эффективной реализации. Для этого необходимо, чтобы на законодательном уровне были четко определены направления общественной жизни, в рамках которых группируются и реализуются частные интересы индивидов, а также создается механизм «переключения» частных интересов в сферу публичных интересов.

Это вызывает необходимость направить все возможные усилия на обеспечение процесса правореализации в частноправовой сфере, в особенности на создание условий и гарантий реализации субъективных прав и законных интересов.

См.: Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. -1997.- № 6. -С.136-138.

Все вышесказанное приводит к выводу о необходимости теоретического и практического решения вопросов, связанных с частноправовым регулированием, так как необоснованное соотношение между методами публично-правового и частно-правового регулирования негативно отражается на эффективности реализации права, затрудняет правильный выбор средств воздействия на актуальные общественные отношения. В конечном счете, развитие частно-правового регулирования является стимулом для развития рыночных отношений, более эффективной охраны и защиты прав лиц в неимущественных отношениях, ограждения их от любого незаконного вмешательства.

Степень разработанности темы. Исследования отдельных вопросов частно-правового регулирования в России широко проводились со второй половины XIX в. и связаны с именами выдающихся отечественных правоведов: М.М. Агарковым, Д.И. Мейером, К.П. Победоносцевым, И.А. Покровским, Б.Б. Черепахиным, Г.Ф. Шершеневичем. Отдельные аспекты частного права в дореволюционной литературе освещены в работах известных русских ученых-юристов: Н.Н. Алексеева, Ю.С. Гамбарова, A.M. Гуляева, Е.Н. Трубецкого и др. Вполне очевидно, что современная отечественная юридическая наука испытывает острую потребность в понимании истоков частно-правового регулирования.

В советский период, несмотря на идеологически обоснованное непринятие в исследованиях идей «частного» в целом и государственно-правовой сфере в особенности, объявление последних классово чуждыми, вопросы правового регулирования и реализации норм права, соотношения частного права с публичным, методологии частного права, уровней правового регулирования, субъективных прав и законных интересов становились объектом изучения в трудах М.М. Агаркова, Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, С.Н. Братуся, A.M. Витченко, В.М. Горшенева, Ю.И. Гревцова, В.П. Грибанова, Л.Н. Завадской, Ю.Х. Калмыкова, В.В. Лазарева, Н.И. Матузова, B.C. Нерсесянца, В.И. Нижечек,

В.Ф. Попондопуло, Ю.С. Решетова, Е.А. Суханова, Ю.А. Тихомирова, Ф.Н. Фаткуллина, А.Ф. Черданцева, Б.Б. Черепахина, В.А. Шабалина, Н.В. Щербаковой, Л.С. Явича, В.Ф. Яковлева и других авторов.

Отечественные исследователи вновь обратились в полной мере к изучению частно-правового регулирования в конце 1980 - начале 1990-х годов, на которые приходится расширение сферы исследований в области частного права, поиск новых критериев разграничения частной и публичной сфер правового регулирования, методов, способов и приемов правового воздействия на отношения в сфере экономики. Указанные проблемы получают отражение на страницах научных работ и учебной литературы. Среди них отдельно следует назвать труды В.А. Бублика, В.М. Ведяхина, В.И. Гоймана, Т.В. Кашаниной, А.Я. Курбатова, А.В. Малько, Г.В. Мальцева, М.Н. Марченко, К.А. Мокичева, В.В. Ровного и К.В.Шундикова.

Следует отметить, что специального общетеоретического

* исследования частно-правового регулирования до сих пор не проводилось,

хотя его отдельные элементы исследовались, в основном, в

цивилистистике И.Б. Новицким, О.Н. Садиковым, А.П. Сергеевым, Е.А.

Сухановым, Ю.К. Толстым, В.Ф. Яковлевым и др.

Отдельные вопросы, посвященные проблемам частного права, нашли отражение в диссертационных исследованиях Д.Н. Горшунова, А.Р. Дарвиной, В.А. Кирилова, СВ. Михайлова, Л.Л. Сабировой, А.Б. Степина и др. Между тем, современные условия требуют комплексного исследования данной проблемы, направленного на построение концепции и структуры частно-правового регулирования.

Объектом диссертационного исследования является частно-

t правовое регулирование как явление правовой жизни: его отличительные

особенности, характерные методы, сфера общественных отношений,

составляющих его предмет, соотношение со смежными категориями

7 правоведения, а также структура и уровни в условиях проведения экономических и социально-политических преобразований.

Предметом диссертационного исследования выступают нормы частного права и другие правовые средства, опосредующие относительно самостоятельный круг общественных отношений с участием частных лиц как свободных и равноправных субъектов.

Цель и задачи диссертационного исследования. Основная цель работы заключается во всестороннем рассмотрении и анализе системы частно-правового регулирования на основе как общетеоретических взглядов на правовое регулирование и частное право, так и выводов отраслевых юридических наук об отдельных их аспектах, специфику воздействия норм частного права и индивидуальных правовых средств на отношения в частной сфере.

Исходя из цели исследования, предполагается решить следующие теоретические и научно-практические задачи:

- раскрыть понятие «правовое регулирование», проанализировав
многообразие подходов к его пониманию, представленных в
отечественной юридической науке, выяснить соотношение со смежными
категориями юриспруденции;

рассмотреть предпосылки и различные основания дифференциации правового регулирования;

предложить определение понятия «частно-правовое регулирование» и раскрыть его содержание;

- изучить характерные черты и признаки частно-правового
регулирования;

проанализировать уровни, на которых осуществляется правовое воздействие на частные отношения;

установить особенности частно-правовых норм и специфику нормативного регулирования в системе частного права;

8 провести исследование соотношения процесса правового саморегулирования с централизованным правовым регулированием;

охарактеризовать локальное (корпоративное) правовое регулирование как особый уровень частно-правового регулирования;

показать специфику индивидуальных правовых средств в механизме правового регулирования частных отношений;

обозначить приоритетные направления развития законодательства, регулирующего отношения в частной сфере с учетом динамично меняющейся социально-экономической и политической обстановки в стране.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили работы видных отечественных правоведов (в том числе дореволюционных), посвященных общей теории права: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, СИ. Братуся, В.А. Бублика, В.М. Ведяхина, В.И. Гоймана, В.М. Горшенева, Ю.И. Гревцова, И.Я. Дюрягина, Л.Н. Завадской, О.С. Иоффе, Ю.Х. Калмыкова, Д.А. Керимова, А.Я. Курбатова, В.В. Лазарева, А.В. Малько, Н.С. Малеина, Г.В. Мальцева, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, К.А. Мокичева, П.Е. Недбайло, B.C. Нерсесянца, В.И. Нижечка, А.С. Пиголкина, СВ. Полениой, Ю.С Решетова, В.В. Ровного, В.А. Сапуна, П.И. Стучки, Ю.А. Тихомирова, Ю.Г. Ткаченко, Ф.Н. Фаткуллина, О.Е. Финогентовой, P.O. Халфиной, А.Ф. Черданцева, Б.Б. Черепахина, Г.Ф. Шершеневича, К.В. Шундикова, А.Ф. Щебанова, Н.В. Щербаковой, Л.С Явича и др.

Специфика диссертационной работы обусловила необходимость обращения к научным работам известных специалистов в области гражданского, предпринимательского, семейного, трудового и уголовного права, гражданского и арбитражного процессов, М.В.Антокольской, Л.И. Антоновой, Н.П. Асланян, А.К. Безиной, Е.А. Богатых, В.П. Божьева, М.И. Брагинского, М.А. Викут, В.В. Витрянского, А.Д. Гаджиевой, В.П. Грибанова, Л.Н. Гурвича, Т.В. Кашаниной, А.В. Костина, А. Л.

9 Маковского, В.К. Мамутова, Д.И. Мейера, И.Б. Новицкого, И.А. Покровского, В.И. Радченко, А.П. Рыжакова, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, Е.А. Суханова, В.А. Тарасовой, Ю.К. Толстого, И.С. Шиткиной, В.Ф. Яковлева, а также были использованы труды зарубежных исследователей Я.Шаппа и У.Маттеи.

Методологическая основа исследования. При решении поставленных задач автор опирался на современные методы познания, выявленные и разработанные современной наукой и апробированные практикой. Из специальных методов в ходе исследования применялись системный, структурно-функциональный, исторический, сравнительно-правовой и другие методы, а также законы и категории диалектики (единства исторического и логического, абстрактного и конкретного, общего и особенного, единичного и уникального) и методологические приемы (анализ и синтез, сравнение и обобщение, индукция и дедукция).

Эмпирическую базу диссертации составили нормы международного и внутригосударственного частного права, практика их реализации, в том числе судебная деятельность.

Научная новизна диссертационного исследования. Настоящая работа представляет собой одно из первых комплексных научных исследований частно-правового регулирования с позиции общей теории права и государства. На основе достижений отечественной юриспруденции дается определение понятия «частно-правовое регулирование», подвергается всестороннему анализу праворегулирующая деятельность в частной сфере. В ходе и по результатам исследования выдвинуты предложения общетеоретического и практического характера по решению насущных вопросов часно-правового регулирования.

В работе на материалах новейшего законодательства исследовано взаимное влияние частно-правовой и публично-правовой сфер. Диссертантом установлены предпосылки и выявлены конкретные случаи взаимодействия частно- и публичо-правового регулирования.

10 Установленные закономерности развития частно-правового регулирования в России могут способствовать более эффективному устранению имеющихся и предупреждению будущих недостатков в российской правовой жизни.

Основные положения, выносимые на защиту. Результатом научного анализа данной проблемы являются выносимые на защиту выводы и положения:

  1. Развитие теории права требует своевременного переосмысления ряда категорий, выхода на новый уровень исследований. Речь идет, в частности, о проблеме сущности, основных начал и принципов частноправового регулирования и их взаимообусловленности и связи с иными правовыми явлениями, которые рассматриваются не только в историческом разрезе, но и с позиций требований современных условий общественной жизни.

  2. Диалектическое рассмотрение частно-правового регулирования предполагает разграничение сфер частного и публичного права. Выявление критериев разграничения права на частное и публичное проводится на основе анализа традиционных подходов, отраженных в отечественной и зарубежной литературе. При этом предпринимаются попытки актуализировать и обосновать причины существования дифференциации правового регулирования не только традицией, но и как объективную тенденцию развития системы российского права.

  3. В связи с тем, что основной тенденцией развития российского законодательства является комплексный характер правового регулирования общественных отношений, сочетающий в себе элементы как публично-, так и частно-правового регулирования, происходит сближение частноправовых и публично-правовых сфер регулирования. Расширение свободы действий частных лиц в публично-правовых отношениях обусловило расширение частных начал в публичном праве. На практике возникает немало трудностей и недостатков в использовании

средств правового регулирования экономических отношений. В связи с этим, в механизме частно-правового регулирования предлагается учитывать динамику соотношения публично-правовых и частно-правовых средств правового регулирования, когда они дополняют друг друга и заимствуются.

  1. В отличие от публично-правового, частно-правовое регулирование состоит из двух взаимопроникающих сфер: сферы государственного регулирования (деятельности государства в лице его органов и должностных лиц, носящей нормативный или индивидуально-правовой властный характер, рассчитанной на внешнее поведение индивида) и сферы правовой саморегуляции (где ключевую роль в правовой регламентации частных отношений играют сами субъекты). Для квалификации частно-правового регулирования необходимо установить соотношение в нем односторонне-властного, вертикального правового регулирования и правовой саморегуляции.

  2. Главным отличием публично-правового регулирования от частноправового является то, что публично-правовое регулирование - это всегда государственно-властное императивное юридическое воздействие. В публично-правовой сфере отношений государство, в лице его компетентных органов и должностных лиц, предписывает правила поведения остальным участникам данных отношений, в них нет места правовой саморегуляции. Напротив, частно-правовое регулирование охватывает правовую активность самих участников регулируемых отношений, предоставляя им возможность выбора правовых средств и способов удовлетворения их частных интересов.

  3. Предлагается дефиниция понятия «правовое саморегулирование», которое можно определить как санкционированную государством и в установленных им пределах деятельность субъектов частного права по принятию нормативных или индивидуальных правовых решений с целью регламентации собственного поведения, установления взаимных прав и

12 обязанностей. Термины «правовая саморегуляция» и «правовое саморегулирование», которые используются в настоящей работе как равнозначные, с одной стороны, сочетают в себе указание на правовой характер данной деятельности, выражающейся в правовой сущности актов, принимаемых в ходе ее, а с другой - подчеркивают автономный характер по отношению к государству субъектов этой деятельности.

  1. Предлагается частно-правовое регулирование определять как осуществляемое нормами частного права и предусмотренными ими индивидуально-правовыми средствами, основанное на признании свободы волеизъявления, специально-юридическое воздействие, в результате которого субъекты, находящиеся по отношению друг к другу в равном и независимом положении, реализуют личные (частные) интересы, приобретают субъективные права и принимают юридические обязанности.

  2. Диспозитивная направленность частно-правового регулирования создает для субъектов права такие условия, при которых они вправе, руководствуясь конкретными обстоятельствами, изменить правила, закрепленные в диспозитивных нормах права, принять собственное нормативно-правовое решение. Являющиеся результатом локального правотворчества, локальные (корпоративные) нормы права действуют не изолированно, а в системе частного права, органично входят в его институты и отрасли, во многом определяют правовой статус участников частных правоотношений. Значение локальных (корпоративных) норм в частном праве сегодня существенно возрастает.

9. Индивидуально-договорное регулирование является специфическим
уровнем частно-правового регулирования, поскольку практически
полностью определяется волеизъявлением субъектов и в большей степени
по сравнению с другими видами правового регулирования связано с
правовой саморегуляцией, выражающей диспозитивную направленность
частного права. Договор, будучи сложным юридическим явлением, носит
комплексный характер. Основная юридическая черта индивидуального

13 договора как средства частно-правового регулирования, выделяющего его среди иных юридических средств, заключается в том, что договор устанавливает меру возможного и должного поведения сторон по их соглашению. Использование договорной формы регулирования в частном праве позволяет реализовать многочисленные интересы участников частно-правовых отношений, учесть конкретные жизненные обстоятельства, предоставляя при этом каждой из сторон правовые гарантии.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования
заключается в возможности использования выводов,
положений и предложений в правотворческой, правоприменительной,
научно-исследовательской, а также в учебно-преподавательской
деятельности, в частности при проведении лекций, семинарских занятий,
подготовке учебных и методических материалов по курсам теории права и
государства, гражданскому, семейному, трудовому праву,

сравнительному правоведению.

Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре теории и истории государства и права Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.

Материалы диссертации были использованы при проведении семинарских и лекционных занятий по курсу «История отечественного государства и права» со студентами очного, очно-заочного и заочного отделений юридического факультета КГУ. Основные положения и выводы, изложенные в работе, содержатся в опубликованных научных статьях, докладывались на международных, всероссийских и региональных конференциях.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Понятие правового регулирования и его соотношение со смежными категориями

Стремительное увеличение системы правовых актов и модернизация механизма регулирования в разных сферах экономической, социальной и политической жизни нашего государства сопровождается возрастанием интереса к теоретическим вопросам правового регулирования. В последнее время проводятся глубокие исследования отдельных аспектов правового регулирования как в теории права1, так и в отраслях правоведения2.

Интерес к данной проблеме вызван, прежде всего, тем, что категория «правовое регулирование» соприкасается с иными юридическими конструкциями и дает возможность глубже понять включенные в его содержание относительно самостоятельные правовые явления: предмет правового регулирования, метод правового регулирования, механизм правового регулирования, правовые средства и др. Научная значимость категории «правовое регулирование» заключается еще и в том, что, реализуя в себе системный подход, она позволяет рассматривать многие элементы правовой действительности в их движении и диалектической взаимосвязи. Одним из первых в науке на данное обстоятельство указал Алексеев С.С., отметивший, что правовое регулирование - принципиально важная составная часть предмета марксистско-ленинской общей теории права, выявляющая динамическую, активно-действенную сторону правовой действительности . Подчеркивает общетеоретическое значение рассматриваемой категории также и В.М. Горшенев, характеризуя ее как системообразующую, позволяющую глубже познать юридическую часть политической надстройки, раскрыть органическое единство всех правовых явлений и одновременно определить место каждого из них в системе юридического воздействия4. Сложность правового регулирования обусловила разнообразие взглядов исследователей на данное явление и, несмотря на то, что категория «правовое регулирование» является устоявшейся в юридической науке, она не перестает быть предметом научных дискуссий.

Позитивная разработка понятия правового регулирования достаточно основательно представлена сегодня в юридической литературе. Его исследованию посвящены работы видных отечественных правоведов, таких как: С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, В.В. Лазарев, А.В. Малько, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, В.И. Нижечек, А.С.Пиголкин, Ю.С. Решетов, Ю.А. Тихомиров, Ф.Н. Фаткуллин, P.O. Халфина, Л.С. Явич и многих др. В настоящее время мнения большинства юристов о природе этого явления правовой жизни по существу совпадают. Однако полного единства в понимании правового регулирования и его содержания в отечественной юридической науке не было достигнуто.

Впервые о правовом регулировании как о правовой конструкции, заслуживающей самостоятельного исследования, заговорили в начале 30-х годов XX века. Именно в это время П.И. Стучка выдвинул положение о том, что правовое регулирование представляет собой воздействие на общественные отношения посредством закона путем издания норм права. «Мы, - писал он, - принципиально не были противниками правового регулирования, т.е. организованного государственного воздействия на общественные отношения путем закона»5. Это принципиальное положение было встречено правоведами неоднозначно. Некоторые считали, что термин «правовое регулирование» носит якобы идеалистический характер и должен быть заменен термином «правовое обеспечение»6. Теоретическая научная значимость рассматриваемого понятия в данный период еще не была осознана. Так, М.А. Аржанов писал, что «содержание отдельных отраслей права это и есть правовое регулирование отдельных групп общественных отношений» . Следует отметить, что первые попытки специального анализа проблемы правового регулирования связывались с уточнением элементов общественного отношения, изучением вопросов материальной обусловленности правового регулирования. Было показано, что именно базис в конечном счете вызывает необходимость юридической регламентации, определяя ее пределы и конкретно-исторические возможности8.

Масштабные исследования содержания и сущности правового регулирования были проведены в 50-70-х годах XX века. Безусловной заслугой советской юридической науки в этот период можно считать детальную разработку многих категорий правоведения, включая «предмет правового регулирования», «методы правового регулирования», «механизм правового регулирования», «правовые средства».

Вместе с тем широта охвата категорией «правовое регулирование» различных по своему составу явлений правовой действительности привела исследователей к различиям в ее толковании.

Как следствие, параллельно с рассматриваемой категорией в науке используются смежные понятия. В частности, в юридической литературе можно встретить такие термины как «правовая регламентация»9, «правовое обеспечение»10, «юридическое (правовое, нормативное) воздействие»11, «законодательное регулирование»12, «правовое нормирование»13, «государственно-правовое регулирование»14, «функционирование права»15 и др. Безусловно, каждый из приведенных терминов имеет свое значение, однако зачастую в литературе они употребляются для обозначения правового регулирования. Такое положение отнюдь не способствует стройности понятийного аппарата, а, наоборот, запутывает исследователя, приводя к тому, что некоторые авторы не учитывают очевидных различий между данными понятиями (например правовым воздействием и правовым регулированием16). Отсюда научные взгляды на сущность правового регулирования можно условно разделить на две основные группы: «широкий» и «узкий» подходы.

Сторонниками так называемого «широкого» подхода к пониманию правового регулирования являются, прежде всего, те из ученых-правоведов, кто относит к правовому регулированию все формы воздействия права на сознание и поведение людей. Соответственно и компонентный состав правового регулирования они видят также «широко», выделяя в нем различные факторы, в том числе такие, как: правовые принципы, нормотворческий процесс, правовой статус граждан, охватывающий их личные, политические, экономические и культурные права, избирательную систему, правосознание и т.п. Например, В.Г. Смирнов предлагает различать правовое регулирование в «широком» смысле, куда относит все способы воздействия права на общественные отношения17.

Отдельные исследователи идут еще дальше, включая в правовое регулирование не только средства воздействия права, но также и поведение субъектов. Так, А.С. Пиголкин характеризует правовое регулирование как «все формы воздействия права, осуществление правовых предписаний в конкретных действиях субъектов права, обеспечение исполнения этих предписаний, то есть само правомерное поведение, а также все то, что создает основу и предпосылку для такого поведения, обеспечивает его»18. Однако в отличие от подхода В.Г.Смирнова А.С.Пиголкин затрагивает вопрос о содержании, компонентном составе процесса правового регулирования, делает акцент на том, что в правовое регулирование входит в качестве стадии реализация норм права. С мнением А.С. Пиголкина не согласен Е.И. Нижечек, который само правомерное поведение называет лишь результатом осуществляемого или осуществленного правового регулирования19. Однако автор не проводит существенного различия между правовым регулированием и правовым воздействием.

Дифференциация правового регулирования

Одной из основных тенденций развития системы российского права и системы законодательства, особенно четко прослеживаемой в последние десятилетия, является дифференциация правового регулирования. Она охватывает как его систему в целом, так и отдельные ее элементы: отрасли, подотрасли и институты. Дифференциация возможна и на самом низшем уровне системы права - уровне правовой нормы. Вообще говоря, само появление в правовой системе частного права есть результат функциональной дифференциации правового регулирования.

Правовое регулирование может осуществляться различными субъектами, в разных сферах общественных отношений, с помощью неодинаковых методов и отличающихся друг от друга правовых средств. Разделение правового регулирования на виды отражает его социально-юридическую специфику, порядок воздействия права и его направленность.

Дифференциация правового регулирования вызвана, с одной стороны, объективными причинами, коренящимися в различиях общественных отношений, регулируемых правом. Следует, на наш взгляд, согласиться с Е.Г. Лукьяновой, констатировавшей, что тенденция дифференциации правового регулирования рассматривается как нормальный, естественный процесс развития законодательства, причиной которого является развитие общественных отношений . Как писал В.Ф. Попондуполо, основой отрасли права может быть не любая группа общественных отношений, а такая, которая обусловливает специфику правового воздействия54. Сочетание предмета правового регулирования с сложными юридическими формами упорядочения общественных отношений создает предпосылки для дифференциации правового регулирования, что является объективным итогом воздействия норм права и иных правовых средств на его предмет. В зависимости от этого, правовое регулирование приобретает различную степень централизованное и другие юридические особенности.

С другой же стороны, можно с полной уверенностью утверждать, что разделение правового регулирования имеет и субъективные причины. Поэтому предметный признак дифференциации правового регулирования не рассматривается как исключительный. А.В. Дозорцев приводит пример того, что «имущественные отношения даже в сфере оборота... могут быть предметом регулирования и других отраслей права, в частности административного права». Таким образом, имущественные отношения могут иметь разноотраслевую природу. Выбор той или иной модели правового регулирования, в конечном счете, зависит от воли законодателя. В процессе исторического развития сферы правового регулирования беспрестанно изменяются, поэтому многие отношения, являющиеся в данную эпоху отношениями частно-правовыми, могут впоследствии приобрести публично-правовой характер, и наоборот.

Одним из проявлений качественного своеобразия правового регулирования является, по мысли С.С. Алексеева, деление всех отраслей на публично-правовые и частноправовые. И далее, в другом месте своей работы, ученый высказывает чрезвычайно глубокое и исключительное по своей значимости соображение о том, что такое деление определяется свойствами права как явления правовой культуры, как феномена духовной активности людей. Таким образом, именно культурная принадлежность права делает не только возможным, но даже необходимым выделение в его рамках частноправовой и публично-правовой сфер. Непосредственной предпосылкой этого служит внутренняя дифференциация самой правовой культуры. Как справедливо замечает в этой связи С.С. Алексеев, «при известной общности культуры и прогрессе в сферах публичного и частного права, все же основные тенденции и ценности, важные для общества и права, их развития и будущего, изначально складываются и реализуются отдельно, по указанным фундаментальным сферам (т. е. частноправовой и публично-правовой. — прим. автора) ».

В юридической литературе существуют различные точки зрения на критерии дифференциации правового регулирования. Общепризнанным основанием для деления правового регулирования на виды является отраслевой признак. Большое значение приобретает в связи с этим вопрос о критериях отраслевой дифференциации права. Не случайно он привлекает пристальное внимание исследователей. Вместе с тем приходится констатировать, что все шаги, предпринятые в данном направлении, до сих пор не привели к приемлемым результатам. Но хотя споры об отраслевом делении права в последние годы и утратили во многом свою остроту, значимость предмета настолько велика, что заставляет обращаться к нему снова и снова.

При самом общем взгляде дифференциация правового регулирования, основанная на отраслевом делении права, заключается в том, что каждой отрасли права свойственны особые предмет и метод, которые определяют особенности правового регулирования. Не вызывает сомнения целесообразность использования таких понятий как «гражданско-правовое регулирование»56, «семейно-правовое»57, «административно-правовое»58, «финансово-правовое»59 и т.д.

Некоторые ученые считают, что единственным критерием, разграничивающим между собой различные отрасли, является предмет правового регулирования, т. е. совокупность однородных общественных отношений, на которые оказывает регулирующее воздействие та или иная отрасль права. Наиболее последовательным и бескомпромиссным выразителем данной концепции был Н.Г. Александров, утверждавший, что «именно предмет регулирования, т. е. определенный вид регулируемых правом общественных отношений, служит основным (если не единственным) признаком, отличающим одну отрасль от другой»60. Указанное мнение разделяли также Агарков М.М., Венедиктов А.В., Генкин Д.М. и др. ученые-юристы61.

Иной подход выдвинут в работах тех авторов, которые, не отрицая в принципе значения предмета для отраслевой дифференциации права, на первый план выводят метод регулирования, т. е. определенный набор приемов и способов, с помощью которых осуществляется правовое воздействие на общественные отношения62. Наконец, еще одна группа исследователей занимает в данном вопросе компромиссную позицию, считая предмет и метод взаимосвязанными и взаимообусловленными критериями деления права на отрасли63.

Нормативно-правовое регулирование в системе частного права

В зависимости от того, какими правовыми средствами осуществляется регулирование общественных отношений - нормативными или индивидуальными актами, различают два основных уровня правового регулирования: уровень нормативного (общего) и уровеньиндивидуального правового регулирования. В юридической литературе достаточно давно вошли в оборот такие понятия: «нормативно-правовое регулирование», «нормативно-правовая регламентация общественных отношений», «общее правовое регулирование» и пр.1

В.М. Горшенев предлагает различать сферу общенормативного регулирования и сферу индивидуального регулирования. Первая, с его точки зрения, обеспечивается правотворческой деятельностью и выражается в установлении общих нормативных предписаний, адресованных к индивидуально неопределенному кругу лиц и рассчитанных на исполнение при определенных жизненных обстоятельствах. Вторая - обеспечивается правоприменительной деятельностью и выражается в установлении индивидуальных предписаний, обращенных к конкретным субъектам, рассчитанных на уточнение полномочий и обязанностей сторон в правоотношениях2.

Норма права - это волевое, общеобязательное, формально определённое правило поведения, регулирующее общественные отношения путём предоставления прав и возложения обязанностей, соблюдение которого обеспечено возможностью государственного принуждения3. Уровень правового регулирования, характеризующийся специальным юридическим воздействием на общественные отношения системы норм права, получил название «нормативно-правовое регулирование». Однако в науке высказывалась и критика в адрес данного термина, в частности, В.И. Нижечек понимает правовое регулирование как важнейший вид нормативного регулирования, что понятие «нормативное регулирование» «полностью охватывает собой плоскость правового регулирования, точно так же, как социальные нормы включают в себя нормы права».4

На наш взгляд, вышеуказанное суждение автора, не вполне обосновано. Причина этого состоит в том, что в теории права фактически сложилось мнение о правовом регулировании только как о регулировании посредством правовых норм, нормативных юридических актов. Отсюда самостоятельное воздействие на общественные отношения всех других правовых средств, закрепленных нормами права, существенно принижается. Используя понятия «общенормативное» или «общее» правовое регулирование исследователи косвенно указывают на доминирующее и всеобъемлющее положение данного уровня в правовом регулировании.

Важнейшим свойством правового регулирования является его нормативность. Нормы права представляют собой основу, исходную базу регулирования. При их помощи вводится тот или иной правовой режим5. На уровне нормативно-правового регулирования задаются единые общие масштабы поведения, предусматриваются все те последующие юридические средства, которые будут задействованы в механизме правового регулирования.

Уровень нормативно-правового регулирования заключается не только в закреплении (охране) существующих отношений, но и в известном направлении их развития, в создании условий для возникновения новых общественных отношений, которые соответствуют потребностям общества. Вместе с тем, нормативно-правовое регулирование в некоторых случаях выражается и в установлении преград тем отношениям, которые противоречат интересам общества.

Нормативно-правовое регулирование как процесс во времени развивается после процесса правотворчества, когда соответствующими законодательными органами правовые нормы созданы, опубликованы и доведены до сведения субъектов, которые должны их реализовывать. П.Е. Недбайло считает, что регулирующая роль нормы права начинается с момента ее введения в действие6, солидарен с ним А.И. Процевский, утверждающий, что правовое регулирование имеет место с момента издания нормы права7. На такой же позиции, по существу, стоит и Б.В. Шейндлин, который, определяя начальный и конечный моменты правового регулирования, пишет, что правовое воздействие на поведение и деятельность людей начинается с момента издания норм права, их применения компетентными органами и лицами и завершается обеспечением реализации норм права в конкретных правоотношениях, а в необходимых случаях и применением принудительной силы государства .

Однако в литературе высказывались и другие мнения по этому поводу. Так, Ф.Н. Фаткуллин полагает, что правовое регулирование пронизывает две области правовой действительности - полностью правотворчество и частично правореализацию9. По мнению автора, общее (нормативное) правовое регулирование означает, по существу, правотворческую деятельность. Схожее мнение высказывалось в науке С.Н. Братусем, считавшим, что правовое регулирование исчерпывается фактом издания нормы права10. В.М. Горшенев также утверждал, что «начальное звено правового регулирования — не момент издания нормы права, являющейся результатом правотворчества, а вся правотворческая деятельность»11.

Признание за правотворчеством начального момента правового регулирования ведет к чрезмерно широкому, расплывчатому пониманию его механизма, ставит в один ряд разноуровневые явления, имеющие функциональные различия.

Отождествление правового регулирования с правотворчеством затрудняет раскрытие активно-творческого воздействия права на общественные отношения, создает иллюзию, что само по себе принятие нормативного акта обеспечивает необходимую упорядоченность регулируемых отношений. В действительности, созданием правовой нормы не завершается, а лишь начинается процесс правового регулирования, да и то не всегда. Если норма фактически не применяется, не реализуется, не порождает для субъектов права и юридические обязанности, не влечет появления соответствующих правоотношений и не становится основой правопорядка страны, то очевидно, что никакого позитивного регулятивного воздействия такая норма не оказывает.

Локальное (корпоративное) правовое регулирование как особый уровень частно-правового регулирования

Средства правового регулирования в частном праве весьма разнообразны. Б.Н. Топорнин обратил внимание на возрастающее многообразие источников права, отметив, что сейчас становится все труднее обходиться прежним набором источников права, который явно перестал быть достаточным и нуждается в модернизации63. В нормативно-правовом регулировании отношений в частной сфере можно выделить, как минимум, два уровня: уровень централизованного властно-публичного и уровеньлокального регулирования, т.е. в механизме правового регулирования задействованы нормативные акты, принятые правотворческими органами публичной власти и акты локального регулирования. В последних формулируются локальные (корпоративные) нормы, содержащиеся в уставах юридических лиц и иных локальных нормативно-правовых актах.

Диспозитивная направленность частно-правового регулирования создает для субъектов права такие условия, при которых они вправе, руководствуясь конкретными обстоятельствами, изменить правила поведения, содержащиеся в законодательстве, принять собственное нормативно-правовое решение.

Как уже отмечалось, в частном праве сочетается централизованное и децентрализованное регулирование (саморегулирование), что позволяет обеспечить единство интересов коллективного, а также каждого индивидуального субъекта, учесть специфику конкретного предприятия, организации. Значение локального нормотворчества в частном праве сегодня существенно возрастает.

Проблема локального (корпоративного) правотворчества исследовалась, в основном, представителями отраслевых юридических наук64 и в теоретическом плане не получила должного освещения. Углубленное изучение проблем частного права наталкивает исследователя на вопрос о роли и месте в нем локальных (корпоративных) норм. Актуальность данного вопроса не вызывает сомнений, поскольку локальные нормативные акты являются, зачастую, незаменимыми звеньями механизма правового регулирования общественных отношений в современной России65. Теоретическая и практическая актуальность проблемы локального нормативного регулирования общепризнана6.

В юридической литературе, а также в законодательстве результаты локального правотворчества называются по-разному. Трудовой кодекс РФ дозволяет работодателям принимать локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями . Сравнительно недавно в законодательстве появилось понятие «внутренние документы»68, предметом регламентации которых является организация и деятельность органов управления хозяйственных обществ. Внутренние документы содержат корпоративные нормы, принимаемые самой организацией в рамках локального нормотворчества. Иногда внутренние документы юридических лиц называют «корпоративными актами».

Следует отметить, что понятия «внутренний документ» и «корпоративный акт» не указывают на нормативно-правовую природу содержащихся в них предписаний. В литературе уже отмечалось, что в системе корпоративных актов того или иного предприятия встречается довольно много актов, одновременно закрепляющих и нормы права, и индивидуальные предписания70, т.е. к внутренним документам можно отнести также такие, которые не имеют правового характера. Кроме того, корпоративное регулирование осуществляется не только правовыми нормами, но и нормами морально-этическими, деловыми обыкновениями и обычаями. Если же говорить о нормативно-правовом воздействии на отношения, складывающиеся в частной сфере, то следует признать, что оно осуществляется исключительно правовыми средствами, в том числе и локальными (корпоративными) нормами права, содержащимися в локальных правовых актах. Поэтому, по нашему мнению, традиционное понятие «локальный нормативно-правовой акт» наиболее точно отражает суть рассматриваемого явления и должно чаще использоваться как юристами-теоретиками, так и практиками.

Анализ литературы по вопросу о признаках локальных (корпоративных) правовых норм показал, что большинство авторов понимают под ними нормы, регулирующие отношения внутри какой-либо организации, предприятия, учреждения, принимаются на предприятии и действуют в его пределах, конкретизируют общую норму применительно к специфике предприятия71. Некоторые исследователи не ограничивают действие локальных (корпоративных) норм права пределами конкретного предприятия. Так, локальные нормы могут применяться судами при рассмотрении споров, связанных с деятельностью органов управления юридических лиц, трудовыми отношениями и др.

И все же, сфера действия локальных норм права прослеживается достаточно четко: указанные нормы распространяются только на лиц, состоящих в юридической связи с субъектом локального правотворчества. Зачастую, локальные (корпоративные) нормы принимаются теми субъектами, в отношении которых они действуют (органы управления предприятия, трудовой коллектив и др.). Таким образом, в одном лице соединяется субъект нормотворчества и реализации. Локальные правовые акты играют одну из ключевых ролей в механизме правового регулирования. Дело в том, что потребность в урегулировании общественных отношений в современных условиях вызывает необходимость оформлять путем принятия соответствующих локальных правовых актов многие управленческие решения, направленные на регулирование определенных видов общественных отношений. Кроме того, локальные нормативные акты помогают снять многочисленные неточности и упущения законодателя, а также позволяют устранить дефекты законодательства в некоторых вопросах, восполнить его пробелы73.

Локальные нормы органично входят в институты и отрасли частного права, во многом определяют правовой статус участников частных правоотношении.

Локальным актам присущи все признаки, характерные для норм права, принятым в централизованном порядке. Вместе с тем, локальные нормы имеют ряд специфических особенностей, отличающих их от других правовых норм.