Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль



расширенный поиск

Историческое направление в русском правоведении XIX века Акчурина Наталия Викторовна

Историческое направление в русском правоведении XIX века

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Акчурина Наталия Викторовна. Историческое направление в русском правоведении XIX века : Дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.01 : Саратов, 2000 324 c. РГБ ОД, 71:01-12/56-6

Содержание к диссертации

Введение

Глава I Формирование и развитие исторического направления в западноевропейской правовой науке

1. Рационализм и историзм как два принципа познания права в эпоху Нового времени

2. Идейные истоки исторической юриспруденции XIX века

3. Немецкая историческая школа права, её основные идеи и значение

Глава II Историческое правоведение в России: условия становления, особенности развития

1. Основные причины появления исторического направления в русской правовой науке

2. Этапы эволюции нового направления 110-137

3. Особенности русской исторической юриспруденции 137-163

Глава III Теория органического происхождения и образования права

1. Народное сознание как источник права 164-189

2. Внешние формы проявления народного сознания. 190-226

Обычай и закон, их соотношение

3. Роль науки в образовании права 226-243

Глава IV Особенности органического развития русского права

1. Основные факторы, определившие развитие русского права

2. Причины и характер правовых заимствований 268-295

Заключение 296-301

Библиография 302-324

Введение к работе

Актуальность темы исследования: Принятая в последние годы российским правительством стратегия развития общества, ориентирует политиков и законодателей учитывать национальный исторический опыт государственно-правового строительства. В связи с этим перед гуманитарными науками, в том числе юридической, встаёт задача создания информационной базы данных о ре-формациях прошлых лет. Особый интерес здесь представляет модернизация правовой системы XIX века, сыгравшая значительную роль в последующем развитии общества и вызвавшая широкую дискуссию в научно-юридическом мире.

Полемика, которая велась учёными вокруг важнейших вопросов, стоявших в политической повестке дня позволяет воссоздать более полную картину восприятия тогдашним обществом крупных изменений в общественной, государственной и правовой жизни страны. И хотя современное российское общество, стоящее на пороге нового века, значительно отличается от общества XIX в., тем не менее, опыт прошлого может служить хорошим проводником в законодательной политике, в прогнозировании возможных последствий от принятия тех или иных законов. К тому же задачи, поставленные нынешним российским руководством во многом созвучны той политике, которая осуществлялась в России в прошлом столетии.

Актуальность выбранной теме придаёт и внутренняя проблема науки истории правовых и политических учений, суть которой сводится к тому, что при попытке выстроить общую логическую цепочку развития правовой мысли Нового времени возникают трудности, связанные с отсутствием связующего звена между естественно-правовым направлением и позитивистским. Это объясня-

ется тем, что в отечественной литературе практически не исследована тема, связанная с историческим направлением, которое и является недостающим звеном, подготовившим переход к юридическому позитивизму. Ведь развиваясь по законам диалектики, юридическая наука должна была накопить достаточное количество эмпирического и теоретического материала, чтобы затем заявить о том, что «разумно и необходимо лишь существующее право». Диссертация восполняет пробел, существующий в литературе, и позволяет представить общую логику всеобщего процесса развития правовой мысли.

Степень разработанности темы: В отечественной юридической литературе XIX в. не проводилось системного анализа всего направления в целом.

В работах А. Благовещенского, А.Н. Стоянова, П.И. Новго-родцева излагается предистория исторической юриспруденции, при этом А. Благовещенский в «Истории метод законоведения в XVIII в.» (1835 г.) лишь упоминает о философской и исторической основе направления, А.Н. Стоянов в «Методах разработки положительного права и общественного значения юристов от глоссаторов до конца XVIII столетия» (1862 г.) характеризует в целом юридические школы от эпохи Возрождения до XVIII в. и среди прочих называет те, которые участвовали в формировании исторического правоведения, а П.И. Новгородцев в «Исторической школе юристов» (1896 г.) только перечисляет авторов, в основном немецких, и их заслуги в деле разработки теоретических основ означенного направления.

В XIX веке исследователи исторического направления главное внимание сосредоточили на немецкой исторической школе права. Критический анализ ее идей и деятельности содержится в

работах Б.Н. Чичерина, П.Л. Карасевича, В.В. Сокольского, С.А. Муромцева, Н.М. Коркунова, Г.Ф. Шершеневича.

Б.Н. Чичерин в лекциях по «Истории политических учений» (1869 г.) одним из первых русских исследователей объявил, что от Савиньи и Пухты берет свое начало историческое направление в юридической науке. Кроме того, Б.Н. Чичерин констатировал, что историческая школа выступила против разрушительного индивидуализма естественно-правового направления и противопоставила ему идеи духовного единства народа. Эти идеи были в свое время новыми и привлекательными, поэтому сразу же были восприняты научным правоведением.

Что касается причин их прочных позиций в науке, то главной среди них Б.Н. Чичерин считал неспособность современных ему учёных использовать одновременно исторический и философский подход к праву, а поскольку, исторический приближен к действительности и поэтому более жизнеспособен, то предпочтение отдаётся ему1.

Наиболее подробная характеристика концепции немецкой исторической школы содержится в работе П.И. Новгородцева «Историческая школа юристов». Здесь П.И. Новгородцев, прежде всего, сопоставил рациональный и исторический подход к праву, отметив сильные и слабые стороны каждого из них. Русский юрист выражал уверенность, что исследование права должно вестись с двух позиций: рационального и исторического, что придало бы ему больший вес, объективность и глубину . П.И. Новгородцев поддержал Б.Н. Чичерина во мнении о том, что историческое направление берет свое начало с идей Савиньи и Пухты. Кроме того, он

Чичерин Б.Н. История политических учений. Ч.ІІІ. М.,1885. С.156.

Новгородцев П.И. Историческая школа юристов. Её происхождение и судьба. М., 1896. С. 5-13.

6 проанализировал воззрения немецких авторов, а также взгляды их последователей и критиков1.

Характеризуя немецкую историческую школу права, большинство исследователей отмечали ее заслуги в деле развития юридической науки. П.Л. Карасевич в статье «Историческая школа в области права» (1870г) писал, что, несмотря на недостатки, немецкая школа принесла огромную пользу, особенно для положительной юриспруденции, поскольку заявила об объективности процесса возникновения права и непрерывного его развития, а также указала на тесную связь права с народной жизнью. П.Л. Карасевич утверждал, что любому юристу необходимо знать эти положения, и ими он должен руководствоваться в исследованиях права".

Н.М. Коркунов в «Истории философии права» (1908 г.) отмечал, что школа имела благотворное влияние на разработку частных вопросов3.

С.А. Муромцев в «Очерках общей теории гражданского права» (1877 г.) доказывал, что значение основателей немецкой исторической школы права в том, что они, во-первых, возглавили целое направление в науке, а, во-вторых, что вместе с философами внедрили в умы ученых убеждение о постоянном движении человечества вперед. Выдвинув идею прогрессивного развития, они «примирили науку с действительностью». С.А. Муромцев подчеркивал, что в условиях полного разочарования в полезности всего того, что было выработано предшествующей юриспруденцией и полной разобщенности теории и практики, историческая школа права ука-

1 Новгородцев П.И. Указ. раб. С. 38-115; 221-225.

Карасевич П.Л. Историческая школа в области права. // Московские университетские известия. 1870. № 7. С. 389.

Коркунов Н.М. История философии права. СПб., 1908. С. 309.

зала лучший путь из тупика. Ее идеи совмещали уважение к прошлому с надеждой на будущее1.

Г.Ф. Шершеневич в «Науке гражданского права в России» (1893 г.) размышляя о влиянии, значении и причинах широкого распространения идей исторического правоведения, утверждал, что они были способны действовать успокоительно на умы и сердца людей. Поэтому общественность не только Германии, но и многих государств не только восприняла их, но и связала с ними определенные надежды".

Наконец, П.И. Новгородцев в работе «История новой философии права» (1898 г.) убеждал, что заслуга исторической школы в том, что она на место прежних взглядов о случайности исторического движения права выдвинула идею закономерного его развития. С тех пор, отмечал он, данная идея стала прочным достоянием науки и не выходит из ее оборота. Она изменялась, варьировалась в различных формах, но основа ее всегда оставалась прежней .

Кроме выяснения заслуг исторической школы и характеристики ее основных идей, некоторые исследователи пытались отыскать причины столь острой критики и причисления ее к реакционным течениям общественной мысли. Так, С.А. Муромцев в указанной работе считал, что все дело в узости взглядов последователей школы, которые не смогли развить изменившихся условиях

Муромцев С.А. Очерки общей теории гражданского права. Ч.І. М., 1877. С. 206-207.

2 Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. Ка
зань,1893. С. 27.

3 Новгородцев П.И. История новой философии права (немецкие уче
ния XIX в.). М., 1898. С.107.

идей своих предшественников, а предпочли использовать в качестве аргументов авторитет основателей школы1.

В.В. Сокольский в работе «О значении вещателей права в первобытных обществах, преимущественно у древних кельтов и германцев» (1875 г.) писал, что критика направлена в основном, против тех преувеличений, которые допускали последователи исторической школы. Например, увлекаясь идеей народности в пра-ве, они придавали слишком большое значение обычному праву .

Н.М. Коркунов предполагал, что причина лежит в сути концепции исторической школы, которая исходила из идеи органического, но не прогрессивного развития, в соответствии с которой, вся история права есть не что иное, как раскрытие основного начала, содержащегося в народном духе. Н.М. Коркунов был убежден, что подобный подход исключает всякую трансформацию, всякую возможность изменения основ народного духа, что противоречит идее прогресса. Поэтому, заключал он, учение исторической школы получило консервативную окраску и вызвало многочисленную критику.

П.И. Новгородцев в «Истории новой философии права» полагал, что на доктрину Савиньи в процессе ее формирования набросила тень атмосфера политической реакции. Но, писал он, это не повод причислять историческую школу к реакционному течению, поскольку в ее концепции много прогрессивных начал. Но даже если предположить обратное, то и в этом случае историческая школа имела бы много заслуг, потому, что реакционное движение

1 Муромцев С.А. Указ. раб. С. 191.

Сокольский В.В. О значении вещателей права в первобытных обществах, преимущественно у древних кельтов и германцев. Ярославль, 1875. С. 3.

3 Коркунов Н.М. Указ. раб. С.310.

никогда не ограничивается лишь воспроизведением и защитой старых начал. Вынужденное бороться с новыми веяниями, оно обыкновенно развивается в этой борьбе и в благоприятных условиях приходит к установлению новых принципов, при помощи которых оно преодолевает односторонность предшествующей эпохи1.

Что касается распространения идей немецкой исторической школы в русской юридической науке, то в ряде работ (П.П.Цитович «Исходные начала в истории русского права наследования)^ 1870 г.), В.Н.Лешков «Об основном источнике и общем строе права» (1872г.) и др.) отмечалось, что в важнейших вопросах исследования русского права преобладала точка зрения, выработанная историками-юристами. Однако в литературе XIX века нет ясных и подробных объяснений причин столь широкой популярности концепции немецких авторов.

Нет подобных исследований и в литературе XX столетия. Более того, из научного оборота, за некоторым исключением, вообще исчезло словосочетание «историческое правоведение». Как и в XIX веке изучалась лишь немецкая школа, при характеристике которой, в большинстве работ выяснялись главным образом социально-политические причины ее появления и политические последствия деятельности. Так, П.И. Стучка во «Введении в теорию гражданского права» (1927 г.) отмечал, что появление и популярность исторической школы были обусловлены, главным образом, политическими причинами, а именно, компромиссом юнкерства, легитимность существования которого обосновывалось теоретической частью доктрины, и буржуазии, заинтересованной в применении реципированного римского права2.

1 Новгородцев П.И. История новой философии права... С.106.

2 Стучка П.И. Введение в теорию гражданского права. М.,1927.
С. 111.

Впоследствии эта верная с политической точки зрения оценка школы, впоследствии была значительно сокращена. В многочисленных критических статьях, посвященных западноевропейским правовым теориям XIX века, речь шла лишь об охранительной роли концепции, выработанной школой. В результате она представлялась как защитница всего старого и отжившего.

Исключение из общего ряда составляют несколько работ, в которых была сделана попытка, определить роль исторической школы в развитии не только политической жизни, но и буржуазной правовой науки XIX века. К их числу относится работа В.А. Туманова «Буржуазная правовая идеология» (1971 г.), где автор признавал тот факт, что развитие буржуазной правовой идеологии XIX прошло через этап исторической школы1. Он пишет, что историческая школа в свое время стала отражением специфических условий Германии XIX века, выступила как защитница феодально-монархических порядков. Но в то же время она была распространена не только в тех странах, где преобладала приверженность старым порядкам, но и там, где общественно-историческая обета-новка была совсем иной, например, в США'.

Заслугой школы В.А. Туманов считает то, что она оказала существенное влияние на развитие буржуазной правовой мысли, в частности, многие конструкции и понятия, разработанные представителями школы, нашли свое отражение в правовой науке отдельных европейских государств. В то же время В.А. Туманов считает, что на развитие русской дореволюционной юридической науки историческая школа не оказала серьезного влияния. Правда объяснения тому он дает весьма неожиданные, а именно пишет, что рус-

1 Туманов В.А. Буржуазная правовая идеология. М., 1971. С.127.

2 Там же. С. 131.

II ской науке не были свойственны националистические черты, поэтому она не восприняла идей немецких авторов1.

Что касается судьбы исторической школы в XX столетии, то здесь В.А. Туманов не соглашается с некоторыми авторами, например, болгарским исследователем П. Поповым, который считал, что в XX в. происходит возрождение школы. По мнению В.А. Туманова, жизнь исторического правоведения ограничивается лишь XIX веком2. Противоположную позицию в этом вопросе занимает P.O. Халфина. В статье «Современные буржуазные концепции права: некоторые общие черты» (1979 г.) она ставит историческое направление в ряд основных буржуазных концепций права XX века.3

Подобную полярность точек зрения А.Б. Зеленцов в статье «Эволюция исторического направления в буржуазной философии права» (1982 г.) объясняет следующим образом. Он пишет, что это происходит в результате смешения понятий, лежащих в основе исторического направления: историзма и исторического метода. Данные понятия близки по своей гносеологической направленности, но различаются по степени всеобщности. Разноголосицу в ученом мире создает и расплывчатость философской основы историзма. Вот это смешение понятий и неоднородность основы и порождает разную классификацию и различные позиции по поводу судьбы исторической школы. Сам А.Б. Зеленцов склонен считать,

1 Туманов В.А. Указ. раб. С.131

2 Там же. С. 127.

3 Халфина P.O. Современные буржуазные концепции права: некото
рые общие черты. // Советское государство и право. 1979. №11.
С. 106.

что историческая школа права выполнила свою миссию в XIX ве-ке.'

Наибольший интерес по исследуемой проблеме представляют работы И.А. Емельяновой «Всеобщая история права» в русском дореволюционном правоведении» (1981 г.) и «Историко-правовая наука России XIX. История русского права» (1988 г.). Изучая вопросы становления двух историко-правовых дисциплин в прошлом веке, автор обращается и к историческому правоведению. Правда для характеристики данного направления она использует словосочетание «юридический историзм»".

И.Л. Емельянова отмечает, что «юридический историзм», хотя и берет свое начало от Шеллинга, Гегеля, Савиньи и Пухты, имеет глубокие национальные корни, в частности, тесно связан с русским Просвещением XVIII в. Ему присущ ряд особенностей, которые определялись условиями его формирования, а также тем, что отечественное право не испытало довлеющего влияния римского частного права. Всё* это дало основание И.Л Емельяновой считать, что в России существовала школа «юридического историзма», которая развивалась в двух направлениях: государственном (традиционном) и общественном4. Подробно анализируя социально-политические аспекты направлений, И.А. Емельянова, к сожалению, не раскрывает юридического содержания их, поскольку, видимо, это не было целью ее исследований.

Зеленцов А.Б. Эволюция исторического направления в буржуазной философии права. // Правоведение. 1982. № 2. С. 69.

2 Емельянова И.А. Историко-правовая наука России XIX века. История русского права. Казань, 1988. С. 4.

3Там же. С. 53-54.

4 Там же. С. 5.

Таким образом, обзор литературы позволяет сделать вывод, что ни в XIX, ни в XX веке не проводилось специальных комплексных исследований по интересующей нас тематике. Ряд авторов, изучая проблемы развития правовых учений Нового времени, попутно поднимали те или иные вопросы, связанные с историческим правоведением, однако в их работах нет системного анализа его как одного из ведущих направлений европейской и русской правовой мысли прошлого века.

Новизна результатов диссертационного исследования:

В отечественной юридической науке, в той ее части, которая изучает всеобщий процесс развития правовых учений, впервые рассматривается направление, которое имело широкое распространение в XIX веке во многих государствах, в том числе и России.

Новизна исследования заключается в самой постановке проблемы (выдвигается тезис о существовании целого направления в юридической науке середины XIX в.), в системном подходе к изучению ее (прослеживается зарождение и концептуальное оформление исторического правоведения в западноевропейской науке, его влиянии, на русскую правовую мысль, показано становление, развитие и особенности данного направления в русском правоведении, приводятся результаты изучения отечественного права, полученные его представителями), в привлечении и введении в научный оборот тех источников, которые в отечественной юридической науке XX столетия не использовались.

Кроме того, научной общественности предлагаются новые положения:

1)о закономерности появления в юридической науке исторического направления;

2)о значительной роли в развитии правовой науки немецкой исторической школы права, которая, вырабатывая официальную кон-

цепцию исторического правоведения, а) значительно обогатила теоретическую юриспруденцию XIX века, указав на роль народного сознания в процессе образования права, четко разграничив право и закон, подробно охарактеризовав основные формы исторического существования права; б) внесла весомый вклад в развитие философии права, разработав идею о том, что каждая национальная система права есть лишь звено в общей цепи постепенного раскрытия идеи права, принадлежащей всему человечеству, что существующие особенности систем есть не что иное, как различные грани и оттенки ее богатого содержания.

3) о существовании в русском правоведении XIX в наряду с естественно-правовым и позитивистским, исторического направления, которое было господствующим в науке с 30-х по 70-е годы прошлого столетия.

Цель работы - доказать закономерность появления и распространения данного направления в юридической науке. Объектом изучения является всеобщий процесс развития правовой мысли XIX века, а главным предметом исследования - воззрения представителей исторического правоведения.

Чтобы достичь намеченной цели в диссертации предполагалось решить следующие задачи; во-первых, показать, что историческое правоведение есть одно из конкретных проявлений общей духовной эволюции человеческого мышления; во-вторых, представить процесс формирования и концептуального оформления исторического направления в западноевропейском правоведении, как логический результат развития юридической науки; в-третьих, выявить причины появления, специфику развития и особенности содержания исторического правоведения в русской юридической науке XIX века.

Достоверность результатов исследования: Разработка темы диссертации велась с гуманистических позиций, составляющих в современных условиях общую основу методологии научных исследований. Доминирующим при этом был принцип научной объективности, то есть учитывалась вся совокупность фактов, повлиявших на возникновение и развитие исторического правоведения, и весь спектр мнений в оценке последнего.

В работе использовались различные методы и приемы научного анализа, характерные для исследований в области гуманитарных дисциплин: диалектический, логический, системный, структурно-функциональный. Широко применялись приемы исторического метода, что позволило представить возникновение, развитие и распространение исторического направления в юридической науке, как закономерный этап в общем ходе эволюции человеческого мышления.

Теоретической основой для диссертационного исследования стали работы авторов различных научных направлений и школ как XIX ,так и XX столетия, в которых затрагивались вопросы, связанные с историческим правоведением. К числу таких авторов относятся: А.Благовещенский, И.А.Емельянова, П.Л.Карасевич, Н.М.Коркунов, В.Н.Лешков, С.А.Муромцев, П.И.Новгородцев, А.Г.Станиславский, А.Н.Стоянов, П.И.Стучка, В.А.Туманов, Б.Н.Чичерин, Г.Ф.Шершеневич, П.П.Цитович. Кроме того, в процессе разработки темы использовались монографические издания М.И. Байтина, В.В.Борисова, Н.А. Власенко, П.С. Грацианского, В.Д. Зорькина, О.Э. Лейста, Д.И. Луковской, Л.С. Мамута, Н.И. Матузова, B.C. Нерсесянца, С.А. Пяткиной, В.Н.Синюкова. Авторы последних специально не занимались означенной проблемой, но разработали положения, имеющие принципиальное значе-

16 ниє для юридической науки, в том числе и для истории правовых учений.

Нормативно-документальная база диссертации представлена древнерусскими памятниками права XI - XYII в, законодательным материалом, сосредоточенным в Своде законов Российской империи, императорскими указами, постановлениями и распоряжениями российского правительства. Использованы доклады официальных лиц и государственных органов.

Практическая значимость работы: Материалы диссертации применимы в учебном процессе при чтении лекционных курсов по «Истории политических и правовых учений», «Отечественной истории государства и права», в подготовке учебников по названным дисциплинам, при составлении учебно-методических пособий, разработке спецкурсов по истории российского правоведения.

Теоретические обобщения и выводы могут стать основой дальнейших юридико-теоретических, исторических, философских или политологических исследований, затрагивающих историю развития отечественного права и политико-правовой мысли России, а также всеобщую историю правовых учений.

Взгляды отечественных юристов XIX века на важнейшие проблемы законотворчества могут быть востребованы институтами и центрами законодательной политики.

Апробация и внедрение результатов исследования: 1. Результаты диссертационного исследования периодически обсуждались на заседаниях кафедры истории государства и права СГАП и получили положительную оценку.

2. Апробация результатов проводилась на международных и межвузовских научно-практических конференциях «Права человека: пути их реализации» (Саратов 1998 г.), «Правовые проблемы укрепления российской государственности» (Томск 2000 г.).

  1. В ходе разработки темы было подготовлено и опубликовано 12 научных статей, опубликованных в центральных и региональных журналах, издана монография «Историческое правоведение: становление, развитие в России в 30-70-х гг. XIX в.». Общий объём опубликованных научных работ по теме диссертации составляет 18,0 п.л.

  2. Теоретические обобщения и выводы использовались в лекциях по истории политических и правовых учений, при составлении учебно-методических пособий, в подготовке диссертаций аспирантами кафедры истории государства и права.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

  1. Возникновение исторического правоведения является закономерным явлением в общей эволюции правовой мысли. Оно обусловлено общей духовной трансформацией, которую, начиная с эпохи Возрождения, переживала западноевропейская научная общественность, и в ходе которой в конце XVIII в. на смену рационалистической критике и отрицанию опыта прошлых лет пришло осознание всеобщей связи времён и поколений.

  2. Возникновение исторического направления - логический результат развития самой юридической науки, в рамках которой к XIX в. назрела потребность познания внутренней природы права, а также чёткого определения места и роли последнего в жизни человеческого общества.

  3. Концептуальное оформление основных теоретических положений исторического правоведения было осуществлено в Германии, где сложились благоприятные условия для создания исторической школы права.

4. Всеобщая историзация мышления, охватившая человече
ское общество в XIX в., способствовала распространению главных

идей немецкой исторической школы на европейском и американском континентах. Широкое признание они получили и в российской юридической науке.

  1. В силу целого комплекса причин историческая школа права России не сложилась. Сторонники точки зрения непрерывного, преемственного развития права составили самостоятельное направление, которое в 30-70-х гг. XIX в. было преобладающим в российской юридической науке. При этом русские юристы-историки не пропагандировали идей немецких авторов, а творчески развивали их в условиях российской действительности.

  2. Заслуга русской исторической юриспруденции в том, что её представители: а) разработав идею органического происхождения отечественного права и выявив те формы, в которых оно развивалось вплоть до второй половины XIX в., заложили основы теории российского права; б) показав самостоятельность и самобытность образования русского права, выяснив характерные особенности его, значительно расширили знания об историческом развитии отечественного права; в) собрав и обобщив_материал по образованию древнеславянского права, подготовили информационную и теоретическую основу для историко-сравнительного правоведения.

Рационализм и историзм как два принципа познания права в эпоху Нового времени

В истории правоведения рационализм и историзм занимают особое место. С ними связывают, во-первых, появление в западноевропейской правовой мысли XVII - XIX вв. новых направлений; а во-вторых, формирование на основе теорий, разработанных в рамках этих направлений, универсальных принципов научного познания права. Пройдя довольно длительный путь развития, они используются в современной правовой науке как логический и исторический методы исследования правовых явлений1. Что такое рационализм и историзм? В литературе утвердилось мнение, что рационализм и историзм - это фундаментальные, синтезирующие понятия, выработанные за длительный период существования науки, философии и истории, означающие особое мировидение, особый подход к развитию человека, его мышления, его творений2.

Общепринято считать, что рационализм - категория философская, сфокусированная на разуме. В одних рационалистических концепциях он признается творцом мира, человека и его мышления, одновременно являясь основой познания названных объектов. В других - речь идет лишь о процессе познания, где разум есть главный источник знания и основной критерий истинности. При этом в разные периоды под разумом понимался или вневременной абстрактный Логос, существующий независимо от человека (эпоха античности), или же человеческий разум, но также абстрактный, как бы обобщенный внесубъектный (эпоха Возрождения и Просвещения).

Историзм в современной литературе трактуется чрезвычайно широко. Одни объявляют его философской, другие -социологической категорией. Некоторые под историзмом понимают философию истории (Бендетто Кроче), другие - сам процесс историзации мышления по отношению к культуре, человеку и его ценностям (Эрнст Трёльч), третьи связывают историзм с определенным способом познания явлений общественной жизни (В.И. Ленин, Карл Поппер). На наш взгляд наиболее близкой к сути историзма является та точка зрения, согласно которой историзм - категория философская, утверждающая, что все природные и духовные явления имеют историю, представляющую систему сменяющих друг друга во времени и генетически связанных элементов1.

По своей структуре данные понятия включают в себя и выработанный взгляд на мир (теорию) и метод познания мира. Как правило, теория познания определяет метод. Как отмечал Гегель «...понятие ... метода заключается уже в том, что сказано, а изложение его в собственном смысле относится к логике. Ибо метод есть не что иное, как все сооружение в целом, воздвигнутое в его чистой существенности»1. Одним словом, «метод возник ... как само себя знающее понятие»2, однако возможно и обратное влияние (примером того является влияние технических методик изучения римского права на формирование историзма Савиньи).

Кроме формирования методов теория определяет содержание того или иного понятия. В связи с этим по содержанию различают идеалистический и материалистический рационализм, то же относится и к историзму3. Декарт, Лейбниц - представители идеалистического рационализма; Гоббс, Спиноза - материалисты. Гегель конструировал идеалистическую картину истории; К. Маркс, В.И. Ленин - создатели материалистического историзма. Различие определяется отношением субъекта познания к предмету познания. Как подчеркивал B.C. Нерсесянц, раскрывая содержание принципа историзма, «смысл, содержание и роль историзма зависят от того, что вообще понимается под историей и её движущими силами в соответствующей доктрине, от характера самого подхода к истории, словом от той или иной концепции истории»4.

Теперь рассмотрим рационализм и историзм с точки зрения их формирования. Рационализм возник в эпоху античности в результате развития естественных наук, в процессе десакрализации знания. Расцвет рационалистического мышления приходится на XVI - XVIII вв. Определяющим был этап XVI - XVII вв., в литературе его называют периодом классического рационализма. Именно тогда были сформированы все те элементы его структуры, которые позволяют говорить о нем как универсальном принципе научного познания.

Данный период был подготовлен развитием естественных наук в XV - XVI вв., а также идеями Возрождения и Реформации. Именно тогда произошла мощная мировоззренческая трансформация, изменившая средневековую картину мира, подготовившая человека Нового времени. П.П. Гайденко, исследовавший становление первых научных программ, пишет: «...В XV - XVI вв. были созданы философско-методологические предпосылки для перестройки оснований научного мышления, и новые программы строились на новой мировоззренческой и идейно-теоретической основе»1.

Что же характеризует рационалистический стиль мышления? Во-первых, культ разума. Считалось, что природа, включая природу человека, устроена разумно и может быть познана рационалистическими средствами, т.е. существовала убежденность в универсальной интеллигибельности мира2. «Чистый» человеческий разум, свободный от предрассудков, от различных отягчающих идолов3, разум в его внутреннем первоистоке - это высшая форма осмысления действительности, для него характерно осознанное оперирование понятиями, исследование их природы. При помощи интуиции, которая является исходным положением мыслящего ума, разум способен выстроить ряд дедуктивно-логических следований, чтобы прийти к истине1. Для постижения всеобщего (рационалистов практически не интересовало частное, фрагментарное знание) разум осуществляет синтез знаний, доходящий до самых высот.

Идейные истоки исторической юриспруденции XIX века

Историческое направление в западноевропейском правоведении начало своего существования берет с эпохи Возрождения, когда во Франции, в университетах городов Бурже и Тулуза в изучении римского частного права стали применяться отдельные приемы исторического метода1.

Но прежде, чем обратиться к французской школе, вспомним, что наука права в качестве самостоятельной отрасли знания появилась в Древнем Риме. Римляне, хотя и умели сочетать право с философией, всё же больше были заняты практикой, изучали букву римского права, и их сочинения носили, как правило, казуистический характер. Что касается исторического исследования права, то оно практически отсутствовало. Н.И. Крылов, отдавая должное аналитической догматике римских юристов, «где они показали высочайший, непостижимый дар», в то же время отмечал, что «историческая сторона в праве представляет жалкие детские приемы римского ума, как будто здесь действует и мыслит другой народ, а не римляне» . С появлением школы глоссаторов (Ирнерий, Планцентин, Ацо, Аккурсий и др.) в XII веке начинается теоретическое осмысление права. Средневековые юристы, в отличие от древнеримских, обратились не к букве, а к смыслу отдельных законов, при этом использовали различные методы. Объясняя законы, они толковали древние тексты, т.е. применяли экзегетический метод исследования. В своих глоссах юристы излагали концепции отдельных законов (конечно, в пределах источника), т.е. были догматиками. Кроме того, глоссаторы пытались по-своему систематизировать юридический материал, не придерживаясь порядка титулов и книги Свода. Одним словом, глоссаторы изучали римское право, применяя те методы исследования, которые присущи науке права в подлинном смысле слова. Одновременно юристы глоссаторских школ очищали и всячески сберегали древние тексты. Савиньи высоко оценивал деятельность глоссаторов в деле развития науки права. Он писал, что в глоссах можно видеть «различные направления» будущей правовой науки, но в то же время отмечал, что «нет там только элемента исторического»2.

С.А. Муромцев также считал, что в глоссаторской школе отсутствовал исторический подход к римскому праву, поскольку «совершенно искренне глоссатор признавал идеалом своего времени право, которое было написано 6 веков до него, у другого народа и при других условиях; столь же искренне он верил в полную внутреннюю гармонию этого права, не подозревая возможности противоречий в нём, и каждое видимое противоречие старался устранить путем толкования»1. Русский юрист был уверен, что в результате неисторического отношения к римскому праву произошли искажения последнего. Это проявляется в таких институтах гражданского права как эксцепция, давность, виндикация и др.

Не было исторического элемента и в другой школе - комментаторов (Бартол, Чино, Балдт и др.), которая, начиная с XIV века, постепенно вытеснила глоссаторов. Основную задачу комментаторы видели в том, чтобы «обратить римское право в закон, исключительно действующий в судах»2. При этом юристов новой школы мало интересовал материал самого римского права. Они изучали и применяли глоссы, т.е. то, что было переработано прежней школой, составляли комментарии к ним, которые использовали в судах. Русский исследователь средневековых и возрожденческих школ права А.Н. Стоянов отмечал, что «в лице комментаторов юриспруденция сделала обратное движение», потому что изменилось отношение к древним источникам, произошел отказ от теоретического осмысления права3. С.А. Муромцев считал, что ко времени появления школы комментаторов творческий дух уже угас в юриспруденции и она «была не в состоянии ... выработать свои нормы самостоятельным путем».

Что касается приемов обработки юридического материала, то они, в полном соответствии с общей методологией средневекового времени, были формальными, схоластическими. Н.М. Коркунов, характеризуя деятельность и стиль работы комментаторов, писал: «...за формами схоластической логики ... со держание совсем забывалось. Изложение ... отличалось необыкновенной пространностью. ...спорные вопросы решались чисто формальным способом»1. Он приводит пример изучения глоссы: необходима была вводная часть, где давалась самая общая характеристика и определение предмета толкования, затем довольно пространно комментировалось название, хотя зачастую всё было ясно, объяснялись термины и, наконец, содержание делилось на составные элементы, которые анализировались по отдельности со ссылками на то или иное мнение2.

Такой чисто аналитический способ изучения юридического материала, видимо, был вполне приемлем для применения тех или иных правовых формул, ибо комментаторов, в особенности бартолистов, в литературе отмечают как хороших практиков3. Но для дальнейшего развития науки юриспруденции он был недостаточен, поскольку исчезало представление о праве как о явлении в целом, рвалась связь с прошлым, с самим римским правом.

В эпоху Возрождения, когда началась мощная духовная трансформация, освобождающая от авторитетов и способствующая возвращению к античным образцам, в методологии правоведения произошли значительные изменения. Если прежние юристы, даже глоссаторы, стремясь извлечь из древних текстов и усвоить те юридические правила, которые они могли применить на практике, не обращали внимания на то, как данные правила вырабатывались, юристы эпохи Ренессанса стали интересоваться именно последним. Они попытались исследовать право исторически, т.е. с учетом условий возникновения и развития его. В правоведение проникла филология, что повлекло за собой изучение языка древнеримских юристов.

Изменилось коренным образом отношение к самим источникам. Справедливо отмечает О.Л. Вайнштейн, что мыслители Возрождения «стали различать их по степени достоверности»1. Так, итальянский юрист XVI в. Альциат подверг критической филологической и исторической обработке современный ему юридический материал, отмечая при этом, что из-за массы наслоений и произвольных толкований значительно искажен оригинальный текст кодекса Юстиниана . А немецкий юрист XVI в. Цазий (1461-1535), изучая древнеримские источники и сопоставляя их с современным ему законодательством Германии и Италии, пришел к выводу, что содержание законов изменилось под влиянием условий места и времени3.

Основные причины появления исторического направления в русской правовой науке

Формирование исторического направления в русском правоведении начинается с 30-х гг. XIX века. Конечно, научный интерес к истории, исторической жизни права возник гораздо раньше. В отечественной литературе совершенно справедливо отмечается, что историческое изучение права началось ещё с XVIII века1. Тогда, как известно, были открыты и обнародованы некоторые памятники отечественного права, в частности, в 1737 г. В.Н. Татищев обнаружил Судебник Ивана IV (первую публикацию его в 1768 г. осуществил русский историк немецкого происхождения Миллер), затем в 1738 г. - «Русскую Правду» (она была издана А. Шлецером в 1767 г.). Позднее в 1817 г. П.М. Строев и К.Ф. Калайдович открыли Судебник Ивана III и издали вместе с Судебником Ивана IV.

Довольно большая работа проводилась по отысканию и систематизации архивных законодательных материалов по определенным темам. Так, упоминавшийся уже Миллер на основании документов, собранных в архивах Разрядного приказа составил «Сведения (Известия) о дворянах русских». Член Российской Академии Мальгин подготовил и издал в 1803 г. материалы под названием «Опыт исторического исследования старинных судебных мест». Историческими изысканиями в таком направлении занимались А. Шлёцер, И.П. Елагин, граф А.Н. Мусин-Пушкин, И.Н. Болтин, князь М.М. Щербатов, Н.М. Карамзин, митрополит Болховитинов, М.Т. Каченовский, Ф.И. Успенский и многие другие. Кроме этого целый ряд преподавателей различных учебных заведений, разрабатывая Курсы или Руководства по отдельным отраслям, обращались к истории Российского государства и права. Среди них: СЕ. Десницкий, А. Артемьев, И.В. Васильев, А.П. Куницын, З.А. Горюшкин, В. Кукольник и др. Особо хотелось бы отметить тот факт, что помимо сбора материала, составления сборников, отечественные профессора стремились проанализировать те или иные памятники права, используя отдельные приемы ещё не сформировавшегося к тому времени исторического метода исследования. Например, приемом сравнения пользовался профессор Харьковского университета Н. Нестеровский в работе «Сравнения Русской Правды с Судебником» (1817 г.) Профессор Московского университета Л.А. Цветаев проводил сравнительный анализ законов Ярослава Мудрого, Ивана IV и Алексея Михайловича в работе «Начертание теории законов» (1816 г.).

Все названные историки и юристы внесли значительный вклад в развитие отечественной науки. И всякое исследование вопроса о зарождении историко-правовой науки в России будет неполным и даже научно несостоятельным без ссылок на эти имена. Но предметом нашего исследования является теоретическое направление исторического правоведения, нас интересует тот период времени, когда русское право стало восприниматься в юридическое среде как органическая часть народной жизни, создававшаяся несколькими поколениями в течение длительного существования общества и государства. Период этот совпадает с началом распространения в России основных идей немецкой исторической школы права, т.е. с 30-х гг. XIX столетия. Поэтому историко-правовые изыскания XVIII-начала XIX веков следует, видимо, рассматривать в качестве предыстории интересующего нас направления. Мы же, используя словосочетание «историческое правоведение», будем иметь в виду, в основном, то направление русской юридической науки, которое возникло и развивалось под влиянием немецкой исторической школы права и занималось, главным образом, теоретическим осмыслением процесса возникновения и развития русского права.

Развитию исторического направления в русском правоведении способствовали многие обстоятельства. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «... исторической школе суждено было иметь успех на русской почве благодаря удачно сложившимся для неё обстоятельствам»3. Благоприятными были, прежде всего, внутренние политические условия. В начале XIX века в соответствии с общими законами развития обществ Россия вступила на путь становления российской нации, что выразилось в росте национального самосознания и активного оформления национальной культуры. Начало этому процессу положила победа над Наполеоном, развитию способствовали внутренние потрясения (выступление декабристов, волнения в южных областях России в 20-х гг. XIX века), а также европейские события 20-30-х годов.

Одним из проявлений означенного процесса стала смена государственной идеологии. Прежняя идеология и политика «просвещенного абсолютизма», внедрявшаяся в русское общество Екатериной II и Александром I, уступила идеям «официальной народности». Идейным «отцом» новой идеологии был попечитель Петербургского учебного округа, президент Российской Академии наук, министр народного просвещения с 1833 г. граф С.С. Уваров. Хотя, по мнению В.А. Дьякова, истоки этой идеологии следует искать в сочинениях Н.М. Карамзина, в частности, в его «Записке о древней и новой России». Здесь Н.М. Карамзин высказывал надежду, что основой государственного бытия России может быть только единство монархии, православной веры и национальной самобытности. Последовательным сторонником и пропагандистом этих идей В.А. Дьяков называет М.П. Погодина, который в своих «Исторических афоризмах» перечисляя факторы, формирующие облик народа и его историю, называл религию, способ правления и национальные качества1.

С.С.Уваров в 1813 г., занимаясь учебными делами, составил записку Николаю I, где впервые указал на особый дух русского народа, который необходимо учитывать в преподавании и раскрывать при этом самобытные основы России. Он писал: «Среди быстрого падения религиозных и гражданских учреждений в Европе, при повсеместном распространении разрушительных понятий ... надлежало укрепить отечество на твердых основаниях ... найти начала, составляющие отличительный характер России и ей исключительно принадлежащие, собрать в одно целое священные остатки её народности и на них укрепить якорь нашего спасения»1. Эти идеи он развивал практически в каждом своем выступлении на протяжении двадцати лет. В 1833 г. в Циркуляре на имя попечителя учебных округов, изданном в связи со вступлением его в должность министра народного просвещения, С.С. Уваров назвал три составляющие будущей идеологии, которые могут быть основами России: самодержавие, православие, народность . Идеи С.С. Уварова были поддержаны Николаем I, для которого главным было укрепление государства и дисциплины. Для сильного государства, по его мнению, важно, чтобы «не было противоречий с прошедшим», «беспорядка во мнениях», «нерешительности на счет настоящего», «незнания будущего» .

Народное сознание как источник права

Большинство представителей исторического правоведения (СИ. Баршев, Н.Л. Дювернуа, Н.Д. Иванишев, П.Г. Колмыков, Н.И. Крылов, В.Н. Лешков, Д.И. Мейер, М.М. Михайлов, Ф.Л. Морошкин, А.Г. Станиславский, СМ. Шпилевский и др.), анализируя проблему происхождения права, не ограничивалось исследованием возникновения и преемственного развития законов. Для них право было более ёмким и значимым понятием, чем законодательство.

Профессор уголовного права СИ, Баршев утверждал, что упование лишь на волю законодателя в деле образования права характерно для естественно-правовых теорий. Между тем, подобный подход наносит «явный вред науке», «противоречит истории и опыту»1.

Упоминавшиеся уже профессор А.Г. Станиславский, также считавший, что законодательство не заменяет права, отмечал, что «нет такого закона, который бы не потерял своего значения, несмотря на самые жестокие наказания, угрожающие за его нарушение, если бы люди утратили веру в право и правду, присущие всякому писаному закону»2.

А.Н. Стоянов, развивая эту тему, подчеркивал, что «истинный юрист, даже будучи практиком, не может сделаться законником»1. Для русских юристов-историков право имело более глубокий смысл и значение, чем просто совокупность властных распоряжений. Оно представлялось им в виде такого явления народной жизни, где сконцентрированы человеческие представления о необходимых правилах общения, соответствующих высшей ценности - Правде.

Законодательство, утверждали они, может и должно формироваться на этой основе, поскольку каждый отдельный закон - лишь одна из форм проявления права, имеющая ограниченное и временное значение. Необходимо отметить, что данное разграничение права и закона, проведенное представителями исторического правоведения, вошло и прочно укрепилось в русской правовой науке вплоть до конца XIX века. Несмотря на позитивистские стремления свести понятия права к закону2, в правоведении, начиная с середины XIX века, преобладало широкое понимание права.

На позициях широкого правопонимания стояли и представители других направлений русской политико-правовой мысли XIX века. Например, Н.К. Ренненкампф, определяя право как «порядок жизни отдельных лиц в обществе и порядок жизни целого общества, установленный для разумных целей общежития», уточнял, что право есть «не только система законов и учреждений, но весь юридический быт, существующий на основании и в границах права»1. В 1872 году в одной из статей Н.Л. Дювернуа констатировал, что взгляд на право, отождествляющий его с законодательством, господствовал долгое время, но во второй половине XIX века следует признать, что это «старый взгляд на право»2. Его поддерживал СВ. Пахман, отмечая в 1877 г., что «давно уже отброшен взгляд на науку права, как на систему одних положительных законов»3. Итак, подчеркнём вновь, что, исследуя проблему происхождения права, большинство русских юристов исходило из различения права и закона.

Что же понимали отечественные учёные под правом? Право, полагали они, не есть явление само для себя и по себе существующее. Это творение народного духа, находящееся в подчиненном отношении к Богу, к идее нравственной справедливости и к народной жизни. Право имеет свой источник возникновения, формы выражения, свои пределы и назначение, оно отражает в себе все особенности развития того или иного народа4. Что касается общего определения права, то в литературе историко-правового характера его удалось найти лишь у Станиславского А.Г. в книге «Происхождение положительного права» (1856), где он пишет: «Право - это совокупность правил, образовавшихся тем или другим способом и имеющих обязательную силу у известного народа»1. Видимо, для представителей изучаемого направления понимание смысла права и решение вопроса о происхождении его было более важным, чем поиски определения.

Юристы-историки были уверены, что жизнь права начинается задолго до воплощения его в ту или иную форму2. Прежде чем стать обычаем или законом, оно возникает и кристаллизуется в правовых представлениях. Той лабораторией, где происходят эти процессы, русские ученые, как и их немецкие предшественники, считали народное сознание. Народное сознание, утверждали они, является главным источником права. Приведем некоторые высказывания на этот счет.

В 1839 г. Ф.Л. Морошкин, исследуя три законодательных памятника: «Русскую Правду», Судебник 1550 г. и Уложение 1649 г, отмечал, что между ними существует тесная генетическая связь, что все они состоят в родстве между собой по нисходящей линии, имеют одно содержание и выражают только «различные степени в юридической обработке сего содержания»3. Между тем, подчеркивал он, в них нет права, а есть законодательное закрепление формальной стороны судебного процесса. Право содержится в народном сознании, народной совести, в фактах гражданской жизни. Законодательство возникает по мере «отверждения народного сознания», и никогда не может объять его полностью, поскольку творческая, бесконечно изобретательная сущность народного сознания «непрерывно стремится вперёд, совершая новые обороты, проявляя новые стороны человеческого духа»1.

Мнение Морошкина о том, что право содержится в сознании людей, разделял и петербургский профессор П.Г. Колмыков. Определив право как «совокупность идей, коими люди руководствуются в общежитии, в бесчисленных взаимных сношениях», он подчеркивал, что «коренную основу право имеет в сознании людей...