Электронная библиотека диссертаций и авторефератов России
dslib.net
Библиотека диссертаций
Навигация
Каталог диссертаций России
Англоязычные диссертации
Диссертации бесплатно
Предстоящие защиты
Рецензии на автореферат
Отчисления авторам
Мой кабинет
Заказы: забрать, оплатить
Мой личный счет
Мой профиль
Мой авторский профиль



расширенный поиск

Проявления антропоцентризма в современной отечественной лексикографии : на материале лингвистических словарей Каламбет Елена Васильевна

Проявления антропоцентризма в современной отечественной лексикографии : на материале лингвистических словарей

Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат - 240 руб., доставка 10 минут, круглосуточно, без выходных и праздников

Каламбет Елена Васильевна. Проявления антропоцентризма в современной отечественной лексикографии : на материале лингвистических словарей : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.02.01 / Каламбет Елена Васильевна; [Место защиты: Кубан. гос. ун-т].- Краснодар, 2007.- 177 с.: ил. РГБ ОД, 61 07-10/2100

Содержание к диссертации

Введение

1 ОБЪЕМ ПОНЯТИЯ АНТРОПОЦЕНТРИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ 16

1.1 Объем понятия в общефилологическом смысле 16

1.2 Объем понятия в лексикографии 22

1.3 Прогностический потенциал типологической схемы 42

Выводы 50

2 Типы АНТРОПОЦЕНТРИЗМА в ЛЕКСИКОГРАФИИ 53

2.1 Антропоцентризм как имманентное свойство словаря 53

2.1 Категория субъективности как проблема гносеологии, лингвистики, функциональной стилистики, лексикографии 53

2.1.2 Процессы субъективации в макроструктуре словаря 62

2.1.3 Процессы субъективации в микроструктуре словаря 74

2.1.4 Роль «внешнего» антропоцентра в словаростроении 105

2.2 Антропоцентризм как способ лексикографирования 108

2.2.1 Концепции методологического антропоцентризма 108

2.2.2 Проявления методологического антропоцентризма в лексикографической практике

Выводы 141

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 145

Список ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ 154

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ список 157

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ 176

Введение к работе

На современном этапе развития лингвистического знания антропоцентрическая тенденция является одной из наиболее масштабных и влиятельных. Ее содержание и основополагающие принципы изложены в работах [92, 107, 129, 179]. Антропоцентрический принцип очень часто называется в числе методологических оснований работы. Такая «экспансия» исследовательского принципа заставляет предположить, что его стремительное и широкое утверждение в лингвистике порождено глубокими собственно научными, социокультурными процессами, иногда их определяют как «цивилизационный сдвиг». Антропоцентрический принцип в лингвистике -частное проявление глобального процесса гуманизации науки. Масштабы его реализации заставляют некоторых ученых говорить даже об утверждении в системе научного знания новой парадигмы - антропологической (или антропоцентрической) (см. [36, 107, 148, 153]). (Представляется, что присвоение данной номинации все же требует некоторой исторической дистанции. Стремление уже сегодня терминологически определить переживаемый научно-историческіш этап приводит к неоправданному терминологическому плюрализму: современная парадигма в языкознании получает названия - когнитивная, когнитивно-прагматическая, постгенеративная, неофункциональная, интегральная и др. Тем не менее для любой из них антропоцентризм выделяется в качестве ведущего принципа).

Относительно установления господства антропоцентрической тенденции существуют по крайней мере две версии: условно они могут быть названы «циклическая» и «линейная». Согласно первой концепции, в лингвистике постоянно сосуществуют, противоборствуя, периодически усиливаясь и ослабевая, две тенденции: антропоцентрическая и системоцентрическая. Согласно второй - идея антропоцентрически ориентированной лингвистики завоевывает признание постепенно, в ходе эволюции системы познания. «При желании его [антропоцентрического принципа] влияние на языковедческую

мысль можно разглядеть уже в известном споре античных философов о природном (Гераклит) или условном (Демокрит) характере слова и языка в целом» [130]. Эта идея берет начало в работах В. Гумбольдта, Э. Бенвениста, пунктиром проходит через труды ученых психологической, отчасти младограмматической школ (X. Штейнталь, Г.Пауль, А. А. Потебня, И. А. Бодуэн де Куртенэ, Д. Н. Овсянико-Куликовский); в 70-80-е гг. развивается Ю. С. Степановым, В. А. Звегшщевым и занимает лидирующие позиции в 90-е гт.

Чем больше значений выделяется в семантической структуре слова, тем более абстрактна вычленяемая для всех значений интегральная сема. Такая «интегральная сема» антропоцентрического принципа может быть сформулирована как «исследование механизмов языка с учетом человеческого фактора», т. е. включение носителя, пользователя языка (субъекта речи), homo loquens в анализируемый фрагмент языковой действительности. В силу своей абстрактности данное «смысловое ядро» так или иначе объединяет сходные и далекие' друг от друга направления исследований, темы, проблемные комплексы: языковая картина мира, языковая картина мира в соотношении с ментальной, вообще корреляция языка и мышления, языка и сознания, языковая личность, коммуникативная сущность языка, лингвистика текста, когнитивные механизмы человеческого сознания, прагматические аспекты языковых явлений, исследовавшихся ранее в структурно-семантическом аспекте. Для каждой области исследования полагаемый в основание обсуждаемый принцип конкретизируется в содержательном плане.

Смена теоретических и методологических ориентиров, предпосылок научной деятельности естественным образом отразилась и на развитии лексикографии. Возникли новые темы, новые подходы к изучению словаря: словарь как лингвокультурное явление, словарь как металингвистический текст (макро- и микротекст словаря), лексикографический дискурс (—> взаимодействие лексикографического и идеологического дискурсов —* словарь как орудие манипуляции общественным сознанием), идея когнитивной

лексикографии, применение концептуального анализа в практике лексикографии (и словарного материала в когнитивных исследованиях) и мн. др. Еще одну новую тему - «человек и словарь», словарь в личности и личность в словаре - сформулировал Ю. Н. Караулов [92, с. 27].

Последние годы отмечены появлением большого количества работ в области теоретической и практической лексикографии, где те или иные вопросы разработки, создания словаря решаются с использованием понятий антропоцентризм, антропоцентрический принцип. Легко заметить, что каждый автор вкладывает в эти понятия свое содержание, здесь могут подразумеваться проявленность автора в его лексикографическом труде, организация словаря в соответствии с господствующей идеолопіческой / религиозной системой, лексикографирование культурологической составляющей лексико-семантической системы, лексикографирование концептосферы человека, создание словаря, описывающего язык как объект усвоения, отражающего взаимодействие языка и человека, то есть лексикографирование, ориентированное на адресата и т. д. Активное освоение обсуждаемого понятия и соответствующего ему термина началось сразу на практическом уровне, минуя этап теоретического осмысления. Употребление термина как дефинитивного неизбежно ведет к возникновению многозначности. Само явление многозначности в области терминологии оценивается негативно, в области же лексикографии в отношении термина антропоцентризм ситуация усугубляется тем, что далеко не все отдельные его значения определены. Необходимость терминологической рефлексии в этом вопросе обусловливает актуальность настоящего исследования. Работа представляет собой попытку теоретического осмысления данного явления, его границ. Таким образом, цель диссертационного исследования - определить круг явлений, описываемых термином антропоцентризм, в конкретном лингвистическом ареале - теоретической и практической лексикографии. і Иными словами, необходимо проанализировать объем понятия и тем самым внести ясность в его содержание.

Поставленная цель реализуется в ходе решения ряда конкретных задач: выяснение специфики лексикографического понимания антропоцентризма по сравнению с его общенаучным и общефилологическим пониманием,

выявление объема понятия, основанное на анализе его употреблений в научных текстах (текстах словарей и текстах о словарях - статьях, монографиях, диссертациях и т. д.),

систематизация осуществлений антропоцентризма в лексикографии, заключающаяся в установлении их взаимной соотнесенности (инклюзивность, комплементарность),

схематическое представление обсуждаемого понятия,

репрезентирующее его объем, выявляющее его типы, раскрытие

содержания каждого из типов антропоцентризма,

рассмотрение конкретных проявлений антропоцентризма в

современных отечественных словарях, анализ наиболее существенных

проявлений на материале филологических словарей.

Объектом исследования являются лексикографические тексты. Мы

используем термин текст применительно к словарю, имея, однако, в виду

сугубо специфический характер данного вида текста. Специфика в этом случае

как содержательная, так и структурная. Лексикографический текст - особого

рода конструкт, состоящий го отдельных блоков. Роль блоков играют не только

тексты словарных статей, каждая из которых характеризуется завершенностью

и содержательной целостностью, но и другие обязательные компоненты,

например, Введение (или Предисловие). Связи, обеспечивающие структурную

целостность каждого из блоков, намного сильнее, чем связи между блоками

(последние представлены только системой отсылок; структурные связи между

словарными статьями выявляются с трудом, грамматические связи

отсутствуют). Такая «блоковость» в сочетании с системой навигации по тексту

и некоторыми другими элементами сообщают словарю свойства гипертекста.

Содержательная специфика лексикографического текста - в его

прагматической установке (считаем наличие такой установки характерным не только для словарной статьи, но и для всего словаря в целом). Новый взгляд на словарь - с позиций лингвистики текста - позволил использовать методы этого направления.

В качестве предмета исследования определяем формы и виды реализации антропоцентризма, антропоцентрического принципа (не отождествляем данные понятия) в лексикографических текстах. Реализации эти оказываются явлениями не рядоположными, различной природы, что предопределяет некоторую «пестроту» теоретико-методологических оснований, на которых базируется исследование. Целостность работы обеспечивается рассмотрением словаря как разновидности научного текста; один гтз релевантных факторов текстообразования - фактор «субъект речи» (ФСР), который при решении коммуникативной задачи может «настраиваться» на те или иные параметры адресата. При анализе конкретных образцов словарных статей мы исходили из деятельностной концепции науки, так как именно деятельностный подход делает возможной саму постановку проблемы субъективации словарного толкования. При определении круга явлений, составляющих объем понятия антропоцентризм в лексикографии, особую роль сыграли идеи, представленные в работах видного отечественного лексикографа

B. В. Морковкина, в том числе концепция антропоцентрически
ориентированной лексикографии. Его мысль об осуществлениях
антропоцентризма определила один из критериев выделения типов
антропоцентризма в лексикографии. Кроме того, в исследовании учтены
научные результаты, заключающиеся в трудах Ю. Н. Караулова, В. Г. Гака,
А. С. Герда, П. Н. Денисова, Е. С. Кубряковой, М. М. Бахтина, Н. 10. Шведовой
и др. В разработке отдельных смысловых сегментов модели использовались
теоретические положения, изложенные в работах В. М. Алпатовым,
Ю. Д. Апресяном, А. Н. Барановым, А. Л. Голованевским, О. В. Грязновой,

C. А. Журавлевым, А. А. Залевской, Т. X. Каде, О. М. Карповой,
М. Н. Кожиной, Л. М. Лапп, Ю. Н. Михайловой, Л. Н. Чурилиной и др.

Разработка терминологического тезауруса, представляющего одну из форм реализации антропоцентрического принципа в лексикографии, базировалась на идее системного комплекса наук о человеке, автором которой является Б. Г. Ананьев.

Методы и методики исследования. Методика работы является комплексной. В ходе изучения способов реализации ФСР, способов представления внелингвистической информации в словаре путем целенаправленной выборки составлена картотека словарных статей, представляющих данную информацию (всего 1000 единиц). Кроме того, для решения поставленных задач использовался описательный, сравнительный метод, прием лингвистического наблюдения, прием семного анализа и текстологический (при анализе словарных дефшшций). Для решения кардинальной задачи исследования избран интегрально-эвристический метод описания явления - метод моделирования, позволяющий обобщить всю имеющуюся информацию о понятии, систематизировать ее в типологической схеме.

При всей актуальности исследуемого термина крайне мало работ, представляющих его абсолютную и относительную ценность в лексикографической отрасли, систематизирующих различные его значения. Само функционирование его в этой отрасли ранее не осмысливалось как проблемное, требующее регламентации. Объем понятия «антропоцентризм» в лексикографии представлен в виде типологической схемы. В него включены явления и процессы лексикографической практики, ранее не относимые к проявлениям антропоцентризма. В ходе исследования последних разработана классификация способов и форм субъективации лексикографического текста. Этим определяется научная новизна диссертационной работы. В работе выдвигается концепция изучения словаря не как явления самодостаточного, автономного и даже не как взаимодействующего с адресатом, а как существующего во взаимодействии человек - словарь - человек (то есть

предлагается рассматривать «событие жизни словаря» как структуру трехчастную, а не двучастную).

Создание типологической схемы обеспечивает дефиниционную определенность одному ю наиболее употребительных терминов современной лингвистики. Кроме того, в ходе построения модели вводятся новые термины. Рост числа терминопорождающих текстов создает опасность возникновения терминологического хаоса, тем не менее в данном случае это оправдано необходимостью дифференцировать различные значения обсуждаемого понятия. Выделение типов антропоцентризма: имманентного эндогенного, имманентного экзогенного, методологического эндогенного и методологического экзогенного - поддержано реальным функционированием термина. В работе также разграничиваются сферы употребления использовавшихся ранее как синонимы терминов антропоцентризм и антропоцентрический принцип; антропоцентризм и эгоцентризм I человекоцентризм I субъективность. «Вокруг» центрального понятия в ходе разработки схемы обобщены данные, полученные различными лингвистическими направлениями: когнитивной лингвистикой, лингвистикой текста, прагматикой, теорией коммуникации, психолингвистикой. В работе анализируются существующие лексикографические издания, так или иначе отражающие антропоцентрическую тенденцию, а также представляется к рассмотрению проект терминологического тезауруса «Человековедение: Системный комплекс наук». Все вышеперечисленные факты определяют теоретическую значимость настоящего диссертационного исследования.

Выводы, полученные в ходе решения поставленных задач (и главный -относительно объема и типов исследуемого понятия), могут учитываться в дальнейших исследованиях в области теоретической и практической лексикографии. Заключения, касающиеся антропоцентризма и антропоцентрического принципа, могут использоваться при разработке новых словарей. Применение систематизированных данных о способах субъективации лексикографического текста, различении понятийного и концептуального в

толковании представляется продуктивным при аналюе новейших лексикографических изданий. Материалы работы, имеющие отношение к особенностям функционирования термина, наблюдаемым и прогнозируемым тенденциям в лексикографии, текстовым характеристикам словарных статей, дополнят вузовские лекционные и семинарские курсы по русской лексикографии, текстологии, спецкурсы по когнитивистике, языковой картине мира, языковой личности. Типологическая схема позволяет определить перспективные области изучения в лексикографической отрасли. В этом заключается практическая значимость работы.

Материалом диссертационного исследования послужили тексты 32 лішгвистических словарей разных типов и жанров: алфавитных и идеографических (тезаурусного и тематического типа), толковых, неологических, динамических, иностранных слов, агнонимических, фразеологических, лингвокультурологических, комплексных, словари трудностей и др. В анализе не были задействованы такие словари, как, например, словообразовательный, частотный, обратный, так как критерием отбора лексикографических изданий служило наличие или отсутствие в них семантизации словарных единиц. Средством семантизации может быть как толкование единицы, так и отнесение ее к той или иной тематической группе, вообще любой способ ее локализации в классификационной схеме.

В качестве объекта анализа заявлены словари лингвистические, тем не менее логика развития словаростроения (как отечественного, так и мирового) делает нечеткой и относительной традиционную оппозицию словарь лингвистический / энциклопедический. Тенденция к энциклопедизации лексикографических изданий обусловила привлечение в ходе анализа и словарей лингвоэнциклопедических. В названии работы зафиксирована ее хронологическая соотнесенность - «современная лексикография», поэтому основными источниками данных являлись словари, выпущенные в последние 15 лет (не имеются в виду переиздания). Тем не менее в список включено большое количество словарей предшествующего лексикографического периода

(советского), самый ранний издан в 1954 г. Объясняется это двумя причинами. Во-первых, изучение синхронного состояния языка невозможно без представления его в ряду сменяющих друг друга исторических этапов, без исторической ретроспективы и перспективы. Анализ предполагает сопоставление, а сопоставление предполагает соотнесение того, что есть «теперь», с тем, как было «раньше», и тем, как, вероятно, будет «в дальнейшем». Само понятие антролоцентрической тенденции подразумевает некую динамику, то есть в наши задачи входит определить, какие проявления антропоцентризма (относительно) стабильны и регулярны, не зависят от времени создания словаря, а какие являются приметой времени. Во-вторых, привлечение материала не только новейших словарей объясняется сугубой сложностью и неопределенностью самого понятия «современный» (в любой научной работе, включающей в заглавие словосочетание «современный русский язык» первая глава носит «оправдательный» характер, автор вынужден объяснить свое понимание слова «современный»). Таким образом, при расширительной трактовке понятия «современный» в сферу нашего внимания естественным образом попадают и словари советского лексикографического периода.

Исследовательские задачи решались на материале отечественной лексикографической практики, тем не менее при разработке различных аспектов проблемы учитывался контекст мировой лексикографии, так как многие тенденции, наблюдаемые в отдельном географическом ареале данной дисциплины, являются частными проявлениями, отражениями, реализациями глобальных тенденций, общих закономерностей словаростроения. Этим объясняется тот факт, что при прояснении некоторых теоретических моментов мы обращались в том числе к работам видных зарубежных лингвистов, таких как К. Варантола, Р. Хартманн, А. Рей, С. Делесаль, Ж. и К. Дюбуа

Картотека словарных статей, созданная методом целенаправленной выборки, включает 1000 единиц. Критерием отбора являлась принадлежность лексемы к одной из тематических групп: «власть», «социальное устройство»,

«образ врага», «религия», «культурно-философские ценности». При определении данных групп мы опирались на понятие об аксиокатегориях, представленное, в частности, в [73]. Аксиокатегории - ценностно актуализированные понятийные зоны; лексика, относящаяся к одной из аксиокатегории, максимально по сравнению с лексикой других тематических групп насыщена информацией, отражающей (помимо лексического значения) культурологические, идеологические, этические и др. представления эпохи. Эта особенность лексем перечисленных групп благоприятствует большей проявленности личности лексикографа в тексте словарной статьи, то есть субъективации толкования. Ограничение исследуемого языкового материала перечисленными пятью группами обусловлено также и тем, что анализ других тематических групп (например, реалии быта) выявляет те же способы „ субъективации, но в гораздо меньшем объеме.

На защиту выносятся следующие положении:

Объем понятия в общефилологическом смысле

Учитывая тот факт, что в нашем исследовании антропоцентризм является как предметом исследования, так и его методологическим основанием, остановимся на вопросе о границах и истолкованиях данного понятия. Следуя сложившейся в отечественной лингвистике традиции, мы употребляем термины антропологическая лингвистика, антропологический принцип, с одной стороны, и антропоцентрическая лингвистика, антропоцентрический принцип, с другой, в качестве синонимов.

Являясь одним из ключевых в современной отечественной лингвистике, термин антропоцентризм и производные от него в достаточной степени «освоены». Большое количество научных монографий, статей, докторских и кандидатских диссертаций начинаются с констатации установления в современной лингвистике антропологической парадигмы, перечисления ее предпосылок, теоретических и методологических основ. Кроме того, ряд работ посвящен именно осмыслению феномена антропоцентризма в языке (см., например, многотомное издание Лаборатории теоретического языкознания Института языкознания РАН [198,199,200], а также [153]).

В определении данного термина в общефилологическом смысле исследователи достаточно единодушны. При различии конкретных формулировок сущности антропоцентризма в лингвистике все они сводятся к тому, что человек становится точкой отсчета в анализе явлений, что он вовлечен в этот анализ, определяет его перспективы и цели. Человек ставится во главу угла во всех теоретических предпосылках научного исследования, обусловливает его ракурс [107]. Данная характеристика, предложенная Е. С. Кубряковой, стала ныне классической.

С одной стороны, чрезвычайно широкие границы, которые она устанавливает для антропологической лингвистики, позволяют, по замечанию В. И. Постоваловой, объединить и успешно развивать на единой методологической основе такие направления лингвистики, как лингвогносеология, лингвосоциология, лингвопсихология (психолингвистика), лингвобихевиорология (лингвопраксеология), лингвокультурология, лингвоэтнология (зтнолішгвистика), лингвопалеонтология [153, с. 9]. Многие актуальные направления исследований при такой трактовке могут быть квалифицированы как выполненные в русле антропологической лингвистики, по крайней мере соответствующие антропоцентрическому принципу в изучении языка. Это весь комплекс проблем, связанных с понятиями языковая личность, языковая картина мира; в эти рамки вписывается целиком сфера когнитивной лингвистики. Любое исследование, обращающееся не к вопросам устройства языковой системы, а к вопросам ее функционирования, использующее коммуникативно-прагматический подход к языковым фактам, любое исследование культурологического плана уже входит в «систему когнитивных координат», задаваемых данным понятием.

С другой стороны, глобальное понимание антропоцентрического принципа как установки на изучение широкого круга языковых явлений с учетом присущности их человеку фактически принимает в разных научных школах нетождественные формы. Проблема заключается даже не в том, что данный принцип находит в современной лингвистике различные индивидуальные формулировки, а в том, что В. В. Морковкин называет различными осуществлениями антропоцентризма [132, с. 62]. Анализ ряда работ, посвященных феномену антропоцентризма в языке (в том числе [5, 10, 11, 36, 102, 107, 129, 184, 192, 201, 203, 208] и др.), дает следующее представление об этих осуществлениях и различиях между ними.

Объем понятия в лексикографии

Схема позволяет вычленить в объеме исследуемого понятия четыре смысловых сегмента, гфедставляющих типы антропоцентризма в лексикографии.

Схематическое представление объема понятия позволяет решить несколько задач:

а) упорядочить употребления (и понимания) термина, которые встречаются в современной литературе и которые не получили вовсе или получили недостаточное теоретическое обоснование;

б) дать название тем явлениям, которые имеют место в лексикографической практике, но не обозначаются термином антропоцентризм, т. е. включить их в объем данного понятия; в) определить специфику обсуждаемого понятия в лексикографии по сравнению с общефилологическим его пониманием;

г) определить достаточно освоенные и мало исследованные сегменты, наметив тем самым перспективные и новые направления в теоретической лексикографии.

Основные типы антропоцентризма в соответствии с использованными критериями могут быть названы соответственно имманентным эндогенным антропоцентризмом, имманентным экзогенным антропоцентризмом, методологическим эндогенным антропоцентризмом и методологическим экзогенным антропоцентризмом.

Имманентный эндогенный антропоцентризм есть проявления таких антропологически обусловленных свойств структуры и содержания словаря, которые а) заложены в самой природе словаря (текстовой природе) и б) имеют своим источником «внутрешшй» антропоцентр, то есть автора словаря.

Если рассматривать создание словаря как упорядочение определенного лексического массива, подчинение его некоему закону (а можно уже считать доказанным, что системность в лексикон вносится именно способностью человеческого мышления), то «внутри» этой созидающей деятельности всегда стоит фигура созидателя - автора словаря, лексикографа, словарника. Автор может быть персонифицирован в лице одного исследователя либо в целом коллективе. Важно то, что, сколь бы ни был алгоритмизирован процесс создания какого-либо вида словаря, сколь бы важную роль ни играла здесь традация и преемственность, в рождении нового лексикографического издания заключен акт творения. Автор - демиург, на каждом из этапов этого творения проявляющий свою свободную волю, разумеется ограниченную множеством факторов. Процесс отчуждения лексикографа от результата его труда - одно из оснований лексикографической деятельности, но он никогда не может быть доведен до своего логического предела, как невозможно отделить человека от порождаемой им речи и изучать речь «саму в себе» (такой прием допустим лишь как прием - в рамках структурно-семантической лингвистической парадигмы, например, - и не должен абсолютизироваться). (См. эмоциональный пассаж из книги В. Д. Девкина «Очерки по лексикографии»: «Парадоксально, что тяжелейший и требующий полной отдачи труд лексикографа не ценится. Многие издательства выпускают словари БЕЗЫМЯННО, как будто они их откуда-то получили на блюдечке, в готовом виде. Или фамилия автора ставится где-то незаметненъко, мелким шрифтом, так, что на нее никто не обращает внимания. И это даже тогда, когда словарь оригинальный и в научном отношении ценный» [60, с. 17]). Словарь -творение -даже при строгом соблюдении его автором принципа объективности выражает своего творца. Причем, если разбить процесс создания лексикографического гадания на этапы и рассмотреть их в отдельности (по Б. Ю. Городецкому: разработка системы требований, касающихся внешних и внутренних параметров словаря; инвентаризация выбранных подъязыков; экспериментальное исследование семантики описываемых единиц; обобщение экспериментальных данных; построение дефиниций на соответствующем метаязыке и их проверка в ходе новых экспериментов; сбор и систематизация дополнительной информации о словарных единицах; оформление словарных статей; системный анализ и упорядочение словарных статей; оформление словаря в целом [53]), - то выяснится, что каждый этап, начиная с замысла и заканчивая внешним видом словаря, хотя и в различной степени, но оставляет простор для проявления индивидуальности лексикографа (демонстрации его теоретических воззрений, іппуиции, наконец, вкуса).

Антропоцентризм как имманентное свойство словаря

Рассмотрение речевых фактов, которые могут быть классифицированы как имманентный эндогенный антропоцентризм, неизбежно приводит исследователя к проблеме субъективности лексикографического текста.

Субъективность в широком смысле слова - это неоднородные (с точки зрения форм экспликации) представления субъекта речи в речевом произведении. Термином субъективный обозначается семантический компонент, указывающий на говорящего и сам акт речи. Проблема субъективацж текста в настоящей работе рассматривается как проявление языковой личности автора в речевой ткани его произведения.

Под субъектом познавательно-коммуникативной деятельности понимается диалектическое единство социальных и индивидуальных свойств сознания ученого (познавательный стиль, стиль мышления, интуиция, ассоциативность мышления). В структуру познающего субъекта включаются социальные, индивидуальные характеристики, логические и психологические компоненты сознания (категориальный профиль мышления, воображение, интуиция и т. д.). В силу своей обобщенности понятие субъекта становится универсальным при описании человеческого фактора в языке.

Традиционно вопрос об авторской индивидуальности связывался с художественным стилем. Однако в последней трети XX в. особенно актуальной становится проблема субъективного фактора в научном стиле изложения, ее исследованием занимаются А. Н. Васильева, Е. Н. Баженова, М. Н. Кожина, М. П. Котюрова, Н. М. Разинкина, Р. К. Терешкина, Э. Б. Погудина и мн. др. См. такие работы, как [18, 49, 50, 51, 55, 70, 73, 74, 80, 99, 100, 103, 114, 115]. Решение данной проблемы напрямую зависит от ответа на вопрос о субъективности научного знания вообще. Мы придерживаемся точки зрения Е. А. Баженовой, которая наряду с тезисом об объективности научного знания признает правомерным и тезис о невозможности устранения познающего субъекта из создаваемой им картины мира. Ученый выступает не только проводником логики фактов, но и мыслителем, творцом, утверждающим свою позицию в науке [18, с. 90].

Эволюция научного стиля однозначно свидельствует о постепенном и планомерном устранении авторской индивидуальности из ткани научного произведения. В связи с этим возникает тезис о речевой индивидуальности стиля ученого как не имеющей существенного значения, не свойственной научному стилю вообще. Такая точка зрения разделяется многими отечественными и зарубежными исследователями, в том числе А. Н. Васильевой, И. Р. Гальпериным, Н. М. Разинкиной, Д. Н. Шмелевым, О. А. Лаптевой. Экстралингвистическая природа научной речи ограничивается понятийно-логической стороной. Научный текст осмысливается как смыслосодержательная структура, которая отражает объективное знание о реальной действительности. Проявления авторской индивидуальности расцениваются как иностилевые для него. Субъективная модальность признается нерелевантной для научных произведений. Устранение субъективного начала в «бессубъектной» концепции научного стиля обусловлено логичностью и рациональностью научного метода изложения. Логико-денотативный (структурно-языковой) подход к интерпретации научного текста базируется на особой теоретико-методологической позиции: наука рассматривается только как результат человеческой деятельности по получению знаний.

Другое понимание ориентируется на деятельностную концепцию познания. В последней научное познание рассматривается как активная деятельность исследователя (акцент сделан на процессуальности любого гносеологического акта, а не на его результативности). Следовательно, на первый план выходит вопрос рефлексивно-личностного характера научной деятельности вообще и значимости субъекта научной речи в частности.